Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Семейное насилие будут лечить профилактикой

Госдума вернется к законопроекту 2016 года

После частичной декриминализации побоев в начале 2017 года Госдума планирует заняться профилактикой семейно-бытового насилия. Как признали в МВД, наказания за побои в 2017 году, как правило, ограничивались штрафами, что «не в полной мере отвечает целям наказания». По мнению депутатов и правозащитников, в последнее время случаи семейно-бытового насилия отличаются особой жестокостью, поэтому необходимо реанимировать внесенный в 2016 году законопроект, защищающий жертв домашнего насилия.


В Госдуме планируют вернуться к проекту закона «О профилактике семейно-бытового насилия», который в 2016 году внесли сенатор Антон Беляков и депутат Госдумы шестого созыва Салия Мурзабаева. В пояснительной записке к документу тогда отмечалось, что в России недостаточно развиты защитные механизмы для потерпевших (психологическая и юридическая помощь, сеть убежищ, реабилитационных центров), отсутствуют охранные предписания и программы по реабилитации. Сотрудники полиции фактически не имеют мер воздействия на потенциального преступника, который устраивает дома постоянные скандалы, угрожает близким или преследует их, пока он не совершит насилие. Если насилие совершается дома, полиция не может привлечь гражданина к ответственности за хулиганство: по УК РФ оно должно быть совершено только в общественном месте. По данным за 2015 год, 40% всех тяжких насильственных преступлений совершалось в семье, в кризисные центры за помощью обратились 102 тыс. человек (из них 55,6 тыс. женщин). Депутат Госдумы Оксана Пушкина сообщила “Ъ”, что «рассказала о законе спикеру Госдумы Вячеславу Володину и поделилась удручающей статистикой» за 2016–2017 годы. «Домашнее насилие стало не просто жестоким — зверским»,— говорит Оксана Пушкина. По ее словам, законопроект также изучила депутат Ирина Яровая. «Она сделала ряд существенных замечаний. Сейчас мы дорабатываем законопроект. Я предполагаю, что все будет готово к весенней сессии»,— добавила госпожа Пушкина.

Законопроект, в частности, предусматривал упрощенный порядок выдачи органами полиции внесудебных защитных предписаний для защиты пострадавших и близких им лиц. Предписание запрещает правонарушителю совершать акты семейно-бытового насилия, преследовать заявителя, его близких или свидетелей, посещать, вести устные или телефонные переговоры, приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Кроме того, в пакете с законопроектом шли поправки к УК и УПК: домашнее насилие становилось делом публичного или частно-публичного обвинения (для возбуждения дел публичного обвинения достаточно обнаружения факта преступления; дела частно-публичного обвинения возбуждаются по заявлению потерпевшего, но доказательства и улики собирают правоохранительные органы). Нарушение защитного предписания попадало в публичное обвинение, побои — в частно-публичное. Частное обвинение предполагает, что пострадавшая сторона обращается в мировой суд, собирает доказательства, а полиция и прокуратура в этом не участвуют.

До июля 2016 года ст. 116 УК РФ (побои) входила в категорию частного обвинения, затем была ужесточена и стала частно-публичной. Однако уже в начале 2017 года депутаты под давлением части общественности убрали эту статью из УК, сделав побои административным правонарушением. В УК остается только ст. 116.1, которая говорит о повторных побоях: они рассматриваются как дело частного обвинения, то есть жертва сама собирает доказательства, нанимает адвоката и судится, тогда как обвиняемому защитник предоставляется бесплатно. Как рассказал “Ъ” господин Беляков, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия так и не был рассмотрен из-за чехарды с переквалификацией обвинений: «Депутаты решили, что вопрос урегулирован, заняв позицию “давайте посмотрим правоприменительную практику”. А статистика не изменилась — как били, так и бьют».

По данным МВД, в 2016 году в результате семейных конфликтов пострадали около 10 тыс. женщин и 5 тыс. детей, в январе—сентябре прошлого года зарегистрировано около 57 тыс. преступлений, совершенных на бытовой почве. Согласно данным, предоставленным “Ъ” в национальном центре по предотвращению насилия «Анна», в 2011 году на всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, поступило 6 тыс. обращений, в 2016 году их число составило уже 20 тыс. «Более 70% позвонивших никогда не обращались за помощью в полицию,— рассказал “Ъ” заместитель директора центра Андрей Синельников.— Из обратившихся в полицию 80% остались недовольны. Между тем у 40% позвонивших имелись черепно-мозговые травмы и другие телесные повреждения».

Согласно результатам опросов Росстата, от домашнего насилия за 2016 год пострадали 16 млн женщин. Глава МВД РФ Владимир Колокольцев 20 декабря 2017 года на заседании правительственной комиссии по профилактике правонарушений сообщил, что за январь—сентябрь расследовано более 7 тыс. преступлений по фактам нанесения побоев. «Более чем в 70% случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания,— заявил господин Колокольцев.— Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором».

Правозащитник Алена Попова, которая является одним из разработчиков законопроекта, три года назад разместила петицию на сайте change.org о необходимости принятия в России закона против домашнего насилия, к настоящему моменту ее подписали более 263 тыс. человек. «Сейчас законы против домашнего насилия действуют почти в 130 странах мира, и они эффективны,— отметила госпожа Попова в разговоре с “Ъ”.— У нас нет вообще понятия домашнего насилия, а законопроект (о его профилактике.— “Ъ”) такое понятие вводит». Госпожа Попова отметила, что рамочный законопроект, который вносился в 2016 году, не должен претерпеть особых изменений, там меняются технические пункты из-за переноса статьи о побоях из УК в КоАП: «При этом у нас есть ряд поправок, но мы их вносить до вынесения на слушания не будем, это будет второй этап». Она выразила уверенность, что «при этой Думе» поправки о возвращении статьи «Побои» в УК РФ вряд ли возможны. «Но они (депутаты.— “Ъ”) оголили жертву и теперь должны защитить ее, то есть дать возможность вынесения охранных ордеров»,— добавляет Алена Попова.

Правозащитники фиксируют рост обращений переживших сексуальное насилие

Как сообщили “Ъ” в благотворительном центре помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», количество обращений в последние полтора года растет. В центре это связывают, в частности, с запущенным в середине 2016 года в социальных сетях флешмобом под хештегом #яНеБоюсьСказать.

Читать далее

Валерия Мишина


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение