Коротко


Подробно

Фото: Алексей Куденко / Коммерсантъ   |  купить фото

Найдет ли Китай замену товарищу Е

Александр Габуев о том, что теперь будет со сделкой «Роснефти» с CEFC

Для начала исполнения сделки по покупке китайской CEFC 14,2% акций «Роснефти» у QIA и Glencore за $9,1 млрд сроки вышли. Поскольку первые платежи со стороны китайцев до 31 марта так и не начались, сделка теряет силу. Правда, сейчас организаторы активно рассказывают, что сделка на самом деле не сорвалась, что в Пекине на политическом уровне якобы решили ее все же довести до конца и закрыть и вот-вот все решится. Но к этой версии возникает масса вопросов.

Для начала совершенно непонятно, кто именно в CEFC будет сделку закрывать. Сейчас первое лицо компании Е Цзяньмин находится под следствием, государственные институты санации забирают под свой контроль различные активы конгломерата, а проверяющие проводят выемки документов и аресты менеджеров компании. Сейчас становится понятно, что CEFC — это никакая не успешная компания, а пирамида.

Лучше всего путь компании и самого Е Цзяньмина проследила Цзи Тяньцинь, звезда китайской расследовательской журналистики, которая потратила весь прошлый год на огромный фичер о CEFC. Цензура удалила расследование с сайта Caixin, ведущего делового СМИ КНР, через пару часов после публикации, но копии текста уже активно гуляют по сети. Из него выходит, что Е научился пускать пыль в глаза сначала китайцам, а потом и иностранцам. Включая президента Чехии, который назначил Е своим советником. Дорогие самолеты в залог, сложные схемы по покупке престижных офисных зданий — в это вкладывались основные средства, которые позволяли Е строить имидж богатого китайского бизнесмена. Другой талант Е — махинации с финансовой отчетностью, позволившие CEFC увеличить оборот в 700 раз с 2009 до 2016 года.

В статье Цзи Тяньцинь подробно рассказана и история того, как Е искал деньги на сделку с «Роснефтью» и как ему отказали все китайские банки. Заслышав слово «Россия», банкиры сразу требовали заключение юристов, которые советовали им быть предельно аккуратными из-за санкций.

Допустим, китайское руководство решится выпустить на замену CEFC другого потенциального акционера для «Роснефти», используя один из «политических» банков или фондов вроде Silk Road Fund. Сделано это будет явно как стратегическая инвестиция. И за такую услугу рано или поздно России придется отплатить. Ведь китайцы на эту сделку политическое добро никогда не давали, так что смотреть за репутацией контрагента — ответственность организаторов сделки. В этом заключается самый интересный вопрос: как и почему было решено, что CEFC — это солидный покупатель для крупного пакета жемчужины российского ТЭКа?

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение