Коротко


Подробно

5

Фото: Сергей Подлеснов / Коммерсантъ

Рикошет на сорок лет

Советский след в афганской революции. Исторический экскурс Леонида Млечина

40 лет назад в Афганистане произошла Апрельская революция, которую Москва поддержала сначала советниками, потом тайными операциями, а в итоге и войсками. СССР втянулся в войну, ставшую одной из причин его развала, а разбросанные тогда "камни" не только Афганистан, но и весь мир не может собрать по сей день. Почему все это случилось?


Никогда не забуду, как ехал из Кабула домой через Саланг, трехкилометровый тоннель в горном хребте Гиндукуш. Через Саланг проходил главный путь снабжения расквартированной в Афганистане советской 40-й армии. Если смотреть на верхушки гор, уже покрывшихся снегом, можно решить, будто попал в курортное местечко. Но стоило глянуть вниз, и дыхание перехватывало. Не из-за страха высоты. Там, под откосом,— нескончаемое кладбище подбитых и сожженных советских машин.

Каждый километр был полит кровью наших ребят. На узкой горной дороге, где ни свернуть, ни увеличить скорость, советская бронетехника, грузовики и бензовозы становились легкой добычей. Сначала, стреляя с соседних гор, афганцы подбивали первую машину, и колонна останавливалась, потом последнюю, чтобы никому не дать уйти...

Зачем убили Дауда?


Почему перед СССР возникла дилемма: вводить войска или не вводить? Обычное объяснение: нужно было помешать превращению Афганистана во враждебное нам государство. Но разве таким соседом был Афганистан до революции 1978 года и ввода войск?

В ХХ веке в Кабуле сменилось немало правителей, но Москва в любом случае могла рассчитывать на их лояльность — Кремль держал руку на пульсе политической жизни Афганистана, который находился в советской сфере влияния. Так было и 40 лет назад: генерал Мохаммад Дауд Хан, который много лет возглавлял правительство, а в 1973 году стал главой государства, поводов для тревоги не давал. Он помнил о геополитике: американские займы принимались в меньших масштабах, чем советские; инженеров отправляли учиться в США, офицеров — в Советский Союз. За полтора десятка лет более 7 тысяч афганских офицеров получили дипломы советских военных училищ, прослушав объемные курсы марксизма-ленинизма. В 1978 году в Афганистане работало более 2 тысяч советских технических и экономических советников.

Афганская драма началась с расстрела генерала Мохаммада Дауд Хана в апреле 1978 года

Фото: Reuters

Режим Дауда отвечал интересам Советского Союза. Полная лояльность, безопасная граница, широкие торгово-экономические связи. И никакой угрозы исламского фундаментализма: до Апрельской революции в Афганистане не было исламской истовости. Но 27 апреля 1978 года молодые офицеры взяли штурмом президентский дворец и расстреляли Дауда вместе с его окружением. Один из участников заговора заранее уведомил обо всем советских разведчиков. Если бы они афганских офицеров тогда отговорили, судьба Афганистана пошла бы иным путем. Остались бы живы и сотни тысяч афганцев, и 15 тысяч советских солдат. Увы...

Новые афганские лидеры взялись строить социализм по советскому образцу. Но наши советники, прибывшие в Кабул, увидели такую сложную и запутанную картину афганской жизни, о которой в Москве имели весьма приблизительное представление.

Мне рассказывали об этом Валерий Харазов, кандидат в члены ЦК КПСС, руководитель первой группы партийных советников в Афганистане, и генерал Василий Заплатин, советник начальника главного политического управления афганской армии. Заплатин приехал в Кабул в конце мая 1978 года, Харазов — в первых числах июня, буквально через месяц после революции.

Правящая партия была расколота на две фракции — "Хальк" ("Народ") и "Парчам" ("Знамя"). Они поделили власть. Нур Моххамед Тараки ("Хальк") стал председателем Революционного совета и премьер-министром. Бабрак Кармаль ("Парчам") — заместителем председателя Ревсовета и премьер-министра. Хафизулла Амин ("Хальк") — заместителем премьер-министра и министром иностранных дел. Между победителями началась грызня. Лидер "Парчама" Бабрак Кармаль жаловался советским товарищам, что его отстранили от руководства (Тараки отправил Кармаля послом в Чехословакию). В ночь перед отъездом Кармаль собрал у себя лидеров своей фракции и пообещал: "Я еще вернусь. И под красным флагом".

Премьер-министр ДРА Нур Мухаммед Тараки и генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев. 4 декабря 1978 года

Фото: Валентин Кузьмин, Владимир Мусаэльян / Фотохроника ТАСС

Между тем ситуация в Афганистане стремительно ухудшалась. Социалистические преобразования на советский манер, затеянные "революционерами", разрушали страну. Афганцы отчаянно сопротивлялись, брались за оружие. В марте 1979 года вспыхнул антиправительственный мятеж в городе Герате (к мятежникам присоединились части гарнизона, убили одного из наших военных советников). В ответ — по советскому же образцу — массовые репрессии. Арестовывали обычно вечером, допрашивали ночью, а утром расстреливали.

Тараки и Амин


В практической работе Тараки был беспомощным. Тараки царствовал, Амин правил.

— Амин тянул весь воз работы на себе, он занимался партийными делами, армией, кадрами,— вспоминал Валерий Харазов.

— А вы замечали, что Амин плохо относится к Советскому Союзу и симпатизирует Соединенным Штатам? — спрашивал я Харазова.— Ведь потом это утверждение станет главным объяснением, почему убили Амина и заменили его Кармалем...

— Амин постоянно говорил о своих дружеских чувствах к Советскому Союзу,— ответил Харазов.— Откуда слухи о том, что Амин — агент ЦРУ? Он недолго учился в США и руководил землячеством афганцев.

— К Советскому Союзу Амин относился к уважением и любовью,— говорил генерал Заплатин.— У него были два святых праздника в году, когда он позволял себе спиртное, и это были не афганские, а советские праздники — 7 ноября и 9 мая.

Когда Амина убили, вдова с дочками и младшим сыном поехала в Советский Союз, хотя ей предложили любую страну на выбор. Но она сказала: мой муж был другом Советского Союза...

Министр иностранных дел Андрей Громыко и заместитель премьер-министра и министр иностранных дел Афганистана Хафизулла Амин. 18 мая 1978 года

Фото: Василий Егоров / Фотохроника ТАСС

Между афганскими лидерами был не политический конфликт, а личный — война амбиций. Но в него втянулись и советские представители в Кабуле. Партийные и военные советники поддерживали фракцию "Хальк", то есть Амина. Представители КГБ работали с "Парчамом", об этом мне рассказывал полковник Александр Морозов, в те годы заместитель резидента внешней разведки в Кабуле.

— На одном совещании,— вспоминал Заплатин,— дело дошло до того, что мы друг друга готовы были взять за грудки. Представители КГБ делали ставку на Бабрака Кармаля. Почему им нравился Бабрак? Легко управляемый человек. Амин мог и не согласиться с советскими представителями, проводить свою линию.

Новые афганские властители теряли власть, потому что пытались силой навязать стране социализм советского образца.

Но в Москве решили, что причина всех проблем — Амин. В сентябре 1979 года Тараки летал на Кубу. На обратном пути остановился в Москве. Брежнев сказал: от Амина надо избавиться. Тараки согласился, но как? Председатель КГБ Андропов обещал: когда вы прилетите в Кабул, Амина уже не будет. Но когда Тараки вышел из самолета, то увидел... Амина.

Хафизуллу Амина пытались убить несколько раз. Два раза хотели застрелить, два раза отравить. Генерал Александр Ляховский, много лет прослуживший в Кабуле, рассказывал мне, что советские снайперы из отряда "Зенит" подстерегали Амина на дороге, по которой он ездил на работу. Но кортеж проносился с огромной скоростью. С отравлением тоже ничего не получилось. Стакан кока-колы с отравой вместо него выпил племянник — Ассадула Амин, шеф контрразведки. В последний раз в Амина стреляли во дворце Тараки. Но он остался жив. Тараки приказал армии уничтожить Амина. Но войска кабульского гарнизона заняли сторону Амина, который приказал задушить Тараки и расстрелял несколько тысяч человек.

Брежнев счел это личным оскорблением: он гарантировал безопасность Тараки, а его убили.

— Что скажут в других странах? — переживал Леонид Ильич.— Разве можно верить Брежневу, если его заверения в поддержке и защите остаются пустыми словами?

Леонид Ильич санкционировал спецоперацию в Кабуле — заменить Амина на Бабрака Кармаля. В КГБ придумали версию, будто Амин — агент ЦРУ. И началась переброска спецподразделений в Афганистан.

Хроника роковых решений


Когда министр обороны Устинов приказал начальнику Генерального штаба Огаркову готовить ввод войск, маршал ответил, что это безрассудство. На заседании политбюро начальник Генштаба предупредил: афганцы не терпят вооруженных иноземцев и наши войска неминуемо втянутся в боевые действия. К тому же такая акция чревата большими внешнеполитическими осложнениями, особенно в исламском мире.

Председатель КГБ Юрий Андропов оборвал маршала:
— У нас есть кому заниматься политикой. Вам надо думать о военной стороне дела, то есть как лучше выполнить поставленную вам задачу.

Заплатин вспоминал: 10 декабря 1979 года позвонили из Москвы: ваша дочь просит о немедленной встрече с вами, возвращайтесь. Встревоженный генерал тут же вылетел, но оказалось, что его дочь ни к кому не обращалась: Заплатина просто убрали из Кабула накануне поворотных событий. Начальник Генштаба Огарков спросил его: не настало ли время ввести войска в Афганистан, чтобы спасти страну? Заплатин отвечал: мы втянемся в чужую гражданскую войну. После заседания политбюро Устинов вызвал к себе Огаркова, Заплатина и начальника главного политуправления генерала Епишева.

Огарков сказал министру:

— Товарищ Заплатин остается при своем мнении.

— Почему? — удивился Устинов.— Вот почитайте, что представительство КГБ сообщает о положении в Афганистане. Ты изучаешь тамошнюю обстановку вроде как попутно. А они головой отвечают за каждое слово.

В шифровке говорилось, что афганская армия развалилась, а Амин находится на грани краха. Заплатин прочитал шифровку и твердо сказал:

— Товарищ министр, это не соответствует действительности.

Устинов ответил:

— Но уже поздно...

Именно в тот день, 12 декабря, было принято решение ввести советские войска в Афганистан. Устинов полагал, что достаточно советским войскам появиться, как бандиты разбегутся. Первый заместитель министра обороны Сергей Соколов, которому поручили руководить вводом войск, обещал жене, что через месяц вернется и они поедут в санаторий. Санаторий не случился: Соколов провел в Афганистане не месяц, а год...

Операцией в Кабуле руководили заместитель начальника разведки генерал Вадим Кирпиченко и старший представитель КГБ в Афганистане Борис Иванов. 19 декабря им в помощь отправили нового начальника нелегальной разведки Юрия Дроздова. Они доложили в Москву, что уничтожить Амина и заменить его Кармалем невозможно без поддержки армии. 25 декабря в Кабул была переброшена 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия.

Предполагалось, что Амин сам заявит о том, что по его приглашению советские войска входят в Афганистан, а уже потом его уберут. Бабрак Кармаль, находившийся под охраной офицеров 9-го управления советского КГБ, ждал своего часа. Но оперативники поторопились: с помощью шеф-повара, работавшего во дворце, Амину дали отравленную пищу и выступить по телевидению он уже не смог. Только попросил советского посла прислать врачей. Посол и не подозревал, что КГБ проводит спецоперацию в Кабуле!

Терапевт Виктор Кузнеченков и хирург Анатолий Алексеев спасли президента Амина. Но только для того, чтобы его через несколько часов расстреляли спецназовцы. Они же в горячке боя убили и одного из наших врачей — Виктора Кузнеченкова. Дворец Амина штурмом взяли спецназ КГБ вместе с десантниками. Погибло большое количество афганцев, которые не могли поверить, что их убивают лучшие друзья.

До последней секунды не верил в это и Амин. Его убили вместе с малолетними сыновьями — одному было всего пять лет. Дочь Амина была ранена в обе ноги. Рассказывают, что Амину отрезали голову и в полиэтиленовом пакете доставили в Москву — отчитаться о проделанной работе. Обезглавленное тело завернули в ковер и закопали рядом с дворцом.

Полковник Александр Кузнецов работал в Афганистане военным переводчиком:

— Я находился в ту ночь на узле связи. Когда представитель КГБ генерал Иванов получил сообщение о том, что Амина больше нет, он меня расцеловал: все, мы победили!

31 декабря Кирпиченко и Дроздов доложили Андропову об успешно проведенной операции. Председатель КГБ обещал всех наградить и велел все забыть. Забыть не получилось: началась долгая и кровопролитная война.

Приказано молчать


Поначалу в СССР не дозволялось ни писать, ни говорить о погибших и раненых в Афганистане. Сотрудники военкоматов приходили к несчастным родителям вместе с врачом — откачивать людей, которым говорили, что их сын убит, что привезли цинковый гроб и завтра похороны. Людям, чьи дети погибали в далекой стране, запрещалось говорить о своем горе, поминать их. Но с каждым месяцем таких людей становилось все больше, а замалчивать войну — все сложнее.

Появление советских солдат в мусульманской стране пробудило радикальный политический ислам. Стало желанным поводом начать джихад, священную войну против неверных.

Высшие религиозные инстанции суннитского мира объявили, что защита Афганистана от внешнего врага — священный долг каждого мусульманина. По несчастливому для брежневского руководства стечению обстоятельств через месяц после ввода советских войск в Белом доме обосновался Рональд Рейган, который рад был помочь советскому руководству поглубже увязнуть в афганской войне. И не он один: президент Пакистана генерал Мохаммад Зия уль-Хак обучал афганцев воевать, Китай давал оружие моджахедам, чтобы ослабить Советский Союз. Саудовская Аравия финансировала войну. Все видные семьи королевства работали в комитетах по сбору средств для джихада. Семья бен Ладенов делегировала Осаму. После возвращения из Афганистана Осама бен Ладен создал террористическую группу "Аль-Каида".

Цена ошибки


...Безоблачное небо над Кабулом было исчеркано запятыми: взлетая и садясь, самолеты "Аэрофлота" и афганской "Арианы" отстреливали тепловые снаряды, чтобы обмануть "стингеры". Из Кабула я улетел на вертолете. Его тоже обстреляли.

С президентом Наджибуллой, недавним начальником афганской госбезопасности, я разговаривал в здании ЦК партии "Отечество". Я спросил президента: не считает ли он, что Апрельская революция была ошибкой?

— Идеи и цели революции,— ответил Наджибулла,— были правильны. Но попытки построить коммунистическое общество быстрее, чем в Советском Союзе,— ошибка...

Без советской помощи он продержался недолго. Когда талибы вошли в Кабул, они жестоко расправились с бывшим президентом. Наджибуллу мучили, отрезали ему половые органы. Вывесили на площади уже мертвое тело. После Апрельской революции из всех лидеров Афганистана своей смертью умер только один Бабрак Кармаль.

Апрельская революция, ввод советских войск, междоусобная война — все это разрушило государство. Афганистан превратился в территорию, которую и сегодня раздирают на части группы неграмотных молодых людей, вооруженных "калашниковыми". Они говорят, что исполняют веления Корана. Но они не читали эту святую книгу, потому что они неграмотны...

Леонид Млечин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение