Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Нефтедоллары карабахской войны

Константин Макиенко об армяно-азербайджанском конфликте

Два года назад, 2 апреля 2016 года, азербайджанские войска атаковали позиции армии обороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики. Нападавшие смяли слабые аванпосты противника и захватили несколько важных в тактическом отношении высот, после чего их наступательный порыв иссяк. Элитные азербайджанские части в первый же день боев понесли тяжелые потери: в одной из бригад спецназа погибли даже командир и начальник штаба. Не имели успеха и не слишком упорные армянские контратаки. Используя современные израильские вооружения, прежде всего противотанковые комплексы третьего поколения и ударные беспилотники-камикадзе, азербайджанские войска удержали захваченные позиции и нанесли карабахским частям непривычно большие для них потери.

Случившееся два года назад столкновение было неизбежно. Главной его причиной стал крах того относительного равновесия, которое сохранялось в первое десятилетие после окончания карабахской войны. После 2004 года, повторяя кривую роста стоимости нефти, азербайджанский военный бюджет взмыл вверх. Увеличились закупки вооружений. С 2008 года Баку радикально изменил модель военного импорта, перейдя от приобретения советского по своей генетике оружия к заказам высокотехнологичных вооружений нового производства, причем не только в постсоветских республиках, а также в Израиле и на Западе. В итоге к 2014 году военно-технический перевес Азербайджана над совокупными силами Армении и НКР стал подавляющим. Было достигнуто двукратное превосходство по танкам и артиллерии калибра более 100 мм и трехкратное — по реактивным системам залпового огня (РСЗО), причем по наиболее мощным РСЗО калибра 300 мм этот перевес стал абсолютным. Именно гигантское превосходство в тяжелых дальнобойных ракетных системах является основным дестабилизирующим фактором. Эволюция азербайджанского и армянского потенциалов наглядно показана в подготовленном Центром анализа стратегий и технологий исследовании «В ожидании бури: Южный Кавказ», которое будет опубликовано сегодня.

Исторический опыт свидетельствует: именно в пору резкого изменения баланса сил риск вооруженного конфликта серьезно возрастает. Вложив за последние десять лет в закупки вооружений и модернизацию армии почти $25 млрд, Баку просто не мог не протестировать новое соотношение сил. В апреле 2016 года его военно-техническое преимущество оказалось недостаточным для успеха, но соотношение потерь стало почти неприемлемым для армянской стороны. При этом долгосрочные демографические и экономические тренды остаются в пользу Азербайджана, а это значит, что вероятность новой пробы сил остается высокой.

Ситуация вокруг карабахского конфликта порождает сложные вызовы для российской дипломатии, которая должна сохранять непростой баланс в отношениях с формальным союзником и ценным партнером. Главной задачей является если не достижение политического урегулирования конфликта, что на сегодня невозможно, то хотя бы сохранение его в замороженном состоянии. Следует отметить, что армяно-азербайджанский конфликт — один из немногих остающихся кейсов, где Россия и Запад пока еще не играют в игры с нулевой суммой. США и Европа также выступают за сохранение состояния бессрочного прекращения огня. Более того, в карабахском конфликте с единых позиций выступают не только Запад и Россия, но также Иран. Этот уникальный консенсус — отличная предпосылка, но, увы, далеко не гарантия предотвращения нового кровопролития.

Константин Макиенко, замдиректора Центра анализа стратегий и технологий


Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение