Коротко


Подробно

11

Фото: Nicole Maria Winkler for Dior

Дефиле под лозунгом

Мария Силадий о феминизме Dior

В эпоху Диора смыслом моды была безупречная женственность, сегодня же одна из важных задач модной индустрии — бороться с сексистскими стереотипами. Переворот произошел в том числе и благодаря дому Dior, который взял на вооружение идеи феминизма и удачно преобразил их в собственную идеологию. Новые клиентки модного дома, если верить его годовым отчетам, восприняли это с энтузиазмом.

Первая женщина--креативный директор дома Dior Мария Грация Кьюри сделала девизом своей дебютной коллекции 2016 года цитату из книги нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи: "Мы все должны быть феминист(к)ами". Это и название книги, и тема выступления на конференции TED (Technology, entertainment, design — частный американский фонд, организующий выступления на разные темы и свободно размещающий их в интернете), популярного феминистского манифеста современности. Тогда же, в 2016-м, в преддверии первого шоу Кьюри, Dior запустил в Instagram кампанию с хештегом #TheWomenBehindMyDress ("Женщины, создавшие мое платье") как дань уважения швеям ателье, ведь именно этой невидимой армии обязаны своим успехом дизайнеры-мужчины марки.

В новой весенней коллекции Кьюри много прямых и завуалированных отсылок к шестидесятым и наследию Марка Боана, креативного директора Dior того времени, прослужившего дому без малого 30 лет. Олицетворением эпохи для Марии Грации стала Ники де Сен-Фалль, подруга и муза Боана, художница, скульптор, основатель знаменитого парка Giardino dei Tarocchi (Сад Таро) в Тоскане, на создание которого ее вдохновили работы Гауди. Двадцать лет Ники возводила 22 монументальные скульптуры (по количеству карт Большого аркана Таро) из железных каркасов, покрывала их цементом и отделывала мозаикой, кусочками стекла, зеркал и керамикой. Именно де Сен-Фалль нынешний креативный директор Dior признается в любви, перенеся на подиум затейливые узоры, а также драконов и змей тосканского сада. Личный стиль художницы стал основой коллекции: морская полоска, берет с сетчатой вуалью, плащ из лакированной кожи, объемные шубы — де Сан-Фалль любила экстравагантные образы.

Модели на показе Dior. Слева на платье аппликации, повторяющие элементы мозаики в скульптурном саду Таро авторства Ники де Сен-Фалль

Фото: Courtesy of Christian Dior

С темой феминизма Мария Грация тоже не рассталась. Слоганом ее коллекции весна-лето 2018 стало название эссе арт-критика Линды Нохлин "Почему не было великих художниц?" — ключевой для феминистского искусства работы, вышедшей в 1971 году и посвященной исследованию злободневной в 1960-е темы неравенства мужчин и женщин в художественной среде. Цитату-вопрос Нохлин дизайнер поместила на тельняшку, в которой Саша Пивоварова, не только модель, но и художница, открывала весенний показ. Возможно, таким образом Кьюри обратила внимание на то, что вопрос равенства полов в творческом мире далек от разрешения и по сей день. Трудно с этим не согласиться: чего стоит недавний скандал из-за гонорара Марка Уолберга: за досъемку в картине "Все деньги мира" он получил $1,5 млн, тогда как его коллега Мишель Уильямс — $1 тыс. Ты можешь быть модной и быть феминисткой, можешь носить люксовые марки и быть феминисткой, ты можешь быть мужчиной и исповедовать феминизм, отстаивая равенство полов,— именно об этом говорит нам новая коллекция Dior. К слову, Марк Уолберг тоже не стал спорить с трендом, полностью передав спровоцировавший скандал гонорар Time's Up, фонду движения по защите женщин от сексуальных домогательств и дискриминации.

Обложка биографической книги Ники де Сен-Фалль Traces Remembering, 1930-1949 гг

Фото: Niki Charitable Art Foudation, Santee, USA

Даже в индустрии моды — вотчине power women — ведутся споры о том, наделены ли женщины-дизайнеры теми же привилегиями и властью, что их коллеги-мужчины. Нохлин утверждала, что отсутствие великих художниц вызвано не тем, что женщины неспособны к величию, а устройством общества, которое препятствовало их появлению. Организаторы сентябрьского показа Dior позаботились о том, чтобы с работой писательницы могли ознакомиться все посетители, раздав каждому буклет с распечатанным эссе. Преграды, которые описывает Нохлин, уже стали достоянием прошлого. Сегодня, чтобы отстаивать свою точку зрения, необязательно писать многостраничный манифест, достаточно надеть футболку с правильным призывом.

Современной женщине эволюция new look, предлагаемая Кьюри, явно по вкусу: по данным 2017 года выручка дома Dior уверенно растет, а майки со слоганами стоимостью $700 раскупают мгновенно. Некоторые журналисты подозревают дизайнеров в конъюнктурном использовании "гендерного тренда": The New York Times, например, усомнилась в том, что феминистки-миллениалы сочтут юбки из тюля подходящей униформой для новой модной революции, обвиняя Кьюри в потакании правилам патриархата, которые критиковала Нохлин. Порой пищу для скептиков дают сами феминистки. Не так давно российская редакция L'Officiel опубликовала в своем Telegram-канале скриншот переписки с Чимамандой Нгози Адичи, в котором писательница просит за комментарий для материала, посвященного феминизму, вознаграждение в $10 тыс. Справедливости ради следует отметить, что о женской солидарности исключительно на некоммерческой основе в манифесте активистки ничего не говорится.

Из эссе Линды Нохлин

Из книги "Гендерная теория и искусство. Антология: 1970-2000". М., 2005


""Почему не было великих художниц?" Этот вопрос укоризненным рефреном звучит на заднем плане большинства дискуссий по так называемому женскому вопросу. Однако, как и многие другие так называемые вопросы, задействованные в феминистской "полемике", он подменяет суть дела, ибо сам этот вопрос исподволь навязывает нам уже заложенный в него ответ: "Среди женщин не было великих художниц, потому что женщины неспособны к величию"".

***

"Предположения, лежащие в основе такого вопроса, различаются и содержанием, и сложностью: начиная от "научно обоснованных" доказательств неспособности существ, обладающих влагалищем, а не пенисом, к какому-либо серьезному творчеству до сравнительно не предубежденного удивления, почему же, несмотря на столько лет почти-что-равенства (и в конце концов, ведь быть мужчиной тоже не значит быть свободным от проблем), женщины до сих пор не сотворили ничего действительно значимого в искусстве".

***

"Все дело в том, что среди женщин, насколько известно, не бывало по-настоящему великих художниц, хотя было много художниц интересных и очень хороших, творчество которых осталось недооцененным или недостаточно исследованным; как не было и великих джазовых музыкантов среди литовцев или великих теннисистов среди эскимосов, как бы мы ни желали обратного. Это, конечно, жаль, но никакие манипуляции с историческими или критическими свидетельствами ситуации не изменят; не изменят ее и обвинения исследователей в искажении истории с позиций мужского шовинизма".

***

"Но на деле, как мы все знаем, то положение, что есть и было в искусстве и в сотне других областей, обессмысливает, притесняет и обескураживает всех (в том числе женщин), кому не посчастливилось родиться белым, принадлежать предпочтительно к среднему классу и, главное, быть мужчиной. Виной тому не наши судьбы, наши гормоны, наши менструальные циклы или наши полые внутренние органы, но наше институциональное устройство и наше образование".

Игры, в которые играют люди

Слово редактора

В детстве сказка про голого короля казалась мне надуманной. Ну неужели король не видел, что он голый? Последняя неделя моды заставила задуматься.Может, и правда не видел? И не заигрались ли дизайнеры в игру под названием "кто сплетет самое тонкое кружево из смыслов"?

Я совершенно не успевала рассматривать одежду, ведь мне все время нужно было сосредоточенно читать между строк. То дроны пролетят, то киборги мимо пройдут. А после шоу — немедленно освежить в голове шесть томов феминистских эссе и историю семьи Митфорд.

"Слушайте, а ведь там местами было и красиво",— написала с иронией моя коллега у себя в Facebook. Просто мы были так увлечены отрубленными головами, роскошными машинами или лозунгами на плакатах, что совершенно не заметили саму коллекцию. Никто уже не пишет о тканях и силуэтах — в этом покупатель и без нас разберется. Зато все журналисты и критики препарируют послания, которые дизайнеры зашифровали в принтах на майках. А что делать, если именно послания и идеология сейчас продаются лучше всего?

Этот номер стал полномасштабным расследованием и ответом на самый актуальный нынче вопрос: "Что хотел сказать дизайнер?". И поскольку сказали они уже достаточно, есть надежда на то, что король все же голым не останется.

Натела Поцхверия


Материалы по теме:

"Стиль Женщины". Приложение от 27.03.2018, стр. 30
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение