МИД примерил средства химзащиты

Что услышали иностранные дипломаты об отравлении Сергея Скрипаля

В здании МИД РФ вчера собрались высокопоставленные дипломаты из нескольких десятков государств, которым тщательно разъяснили российскую позицию по «делу Скрипаля». Ответственность за отравление экс-полковника ГРУ и его дочери представители МИД и Минобороны РФ де-факто возложили на Британию, не исключив и возможной причастности к происшедшему США. При этом по итогам дискуссии — иногда выходившей за рамки дипломатических норм — каждый остался при своем мнении.

Представитель посольства Исландии в России перед началом совещания

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Главной проблемой перед началом встречи с послами была нехватка места для парковки нескольких десятков автомобилей с дипломатическими номерами. Некоторые из них были без флажков, которые обычно устанавливаются на капоте, если в салоне находится сам посол. На каждого направлявшегося в здание МИДа дипломата бросались с вопросом «Чего вы ждете от встречи?», но напрасно — все они лишь молча скрывались за дверями.

Поприветствовав собравшихся, директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Владимир Ермаков отметил: «Ситуация неординарная. Требуется безотлагательное, высокопрофессиональное и неполитизированное обсуждение». После этого он назвал основные тезисы российской стороны по делу об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери Юлии: доказательств причастности Москвы нет, а Лондон почему-то отказывается проводить совместное расследование. «Можно выбегать на базарную площадь и визгливо покрикивать, что кто-то на тебя напал, виновник этого понятен, но он где-то за тридевять земель. Но это не из области политики. Это больше похоже на низкопробный триллер»,— заявил дипломат. И предложил свою версию: «Есть два варианта: либо британские власти не способны обеспечить защиту от такого рода теракта (отравления химическим веществом.— “Ъ”) на своей территории, либо они сами напрямую или косвенно — я никого не обвиняю — срежиссировали нападение на российскую гражданку (Юлию Скрипаль.— “Ъ”). Третьего не дано». События в Солсбери господин Ермаков назвал «очередной грубо сфальсифицированной авантюрой», которая «невыгодна России по всем параметрам».

Мысль об организаторах «авантюры» развил начальник войск радиационной, химической и биологической защиты вооруженных сил РФ Игорь Кириллов. Он, в частности, напомнил о лаборатории Портон-Даун, «расположенной по счастливой случайности» в нескольких километрах от города Солсбери. «До настоящего времени это сверхсекретный объект, официально в списке деятельности которого значатся не только работы по утилизации старых образцов химического оружия, но и проведение экспериментов»,— рассказал военный. После этого он неожиданно связал события в Солсбери с «ранее осуществленными провокациями» в сирийской Восточной Гуте. «Возникает однозначный вывод о том, что страны Запада с целью дискредитации России и его законного правительства готовы использовать любые методы и средства сомнительного и незаконного характера»,— резюмировал господин Кириллов.

Выслушав позицию российской стороны, иностранные дипломаты начали задавать вопросы и выступать с репликами. Представители Словакии и Швеции выразили возмущение словами представителя МИД РФ Марии Захаровой, что источниками происхождения химиката, которым отравили Сергея и Юлию Скрипаль, могли бы быть эти страны. Владимир Ермаков заверил, что это заявление не так поняли. Представитель Франции выразил поддержку позиции Лондона, на что господин Ермаков отреагировал словами: «Мы понимаем, что вас заставили это сделать». Отвечая же на призыв американского дипломата перестать отрицать свою ответственность за события в Солсбери, ведущий брифинга призвал Вашингтон высказать «слова солидарности с сербским народом, пострадавшим от натовских бомбардировок». Припомнил он и малайзийский Boeing, сбитый над Донбассом 17 июля 2014 года: «У вас появились данные причастности России до того, как Boeing упал на землю. Вы об этом забыли? Вам не стыдно?» Свой ответ российский дипломат завершил следующими словами: «Обвинения в адрес России? Мы от вас их столько слушали, что уже нас это не волнует». Представителю Лондона же Владимир Ермаков ответил словами о том, что обвинения в использовании «каких-то "новичков", "старичков", "дурачков" — эта терминология британских сериалов». «Неужели вам не стыдно в присутствии послов говорить об этом? Просто смешно. Мне обидно за британскую дипломатию»,— заверил господин Ермаков.

Попытки пообщаться с дипломатами после встречи нельзя было назвать успешными. Какое-то внимание журналистам уделил лишь посол Венесуэлы Карлос Рафаэль Фариа Тортоса. «Достаточно ли доказательств (собственной невиновности.— “Ъ”) представлено российской стороной?» — спросили его. «Думаю, что достаточно. Только нужно, чтобы британское правительство село за стол переговоров с российским и решило все эти проблемы»,— ответил венесуэлец.

Корреспондент “Ъ” задал вопрос послу Алжира Исмаилу Алляуа: «Изменилось ли ваше мнение после встречи?» «Кто вам сказал, что у меня было мнение?!» — ответил он, рассмеявшись, и ушел искать свой автомобиль, сетуя на холодную погоду.

У тех же, у кого четкое мнение было сформировано раньше, оно осталось неизменным. Глава МИД Британии Борис Джонсон вчера заявил, что атака в Солсбери, «вероятно, была связана с недавними выборами в России». «В канун выборов или в преддверии какого-либо важного политического момента так делают многие недемократические фигуры: часто привлекательной возможностью является создание в воображении масс образа врага»,— заявил он. После чего обвинил руководство РФ в желании «любой ценой» добиться того, чтобы мир «вновь начал воспринимать их страну всерьез».

Павел Тарасенко, Кирилл Кривошеев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...