Коротко


Подробно

Фото: AP

Яду ищут токсичные ответы

Британия назвала первые последствия «дела Скрипаля»

Кризис в отношениях Москвы и Лондона достиг нового пика: премьер Великобритании Тереза Мэй обнародовала пакет мер в ответ на отравление экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля. Среди решений — высылка 23 российских дипломатов, заморозка двусторонних контактов на высоких уровнях, проверка подозрительных банковских счетов. О наиболее жестких мерах из обсуждавшихся, вроде включения РФ в список стран—спонсоров терроризма, Тереза Мэй не объявила. Но в ходе дебатов она соглашалась с депутатами, предложившими множество дополнительных вариантов противодействия Москве. При этом британцы уверены: против РФ будут приняты меры на международном уровне — в частности, в рамках Евросоюза и НАТО. В Москве обещают в ближайшее время ответить на «беспрецедентно грубую провокацию» Лондона.


«Отношения не могут быть прежними»


То, что реакция британских властей на «дело Скрипаля» будет жесткой, стало известно заранее. Тереза Мэй еще в понедельник заверила: если Россия не предоставит «правдоподобное объяснение» событиям в городе Солсбери, то Лондон пойдет «гораздо дальше», чем после убийства в 2006 году экс-сотрудника КГБ и ФСБ Александра Литвиненко. Тогда из Лондона были высланы четыре российских дипломата, а британские спецслужбы разорвали сотрудничество с РФ.

В этот раз под ударом оказались 23 российских дипломата — на сборы им дана неделя. По словам британского премьера, речь идет о сотрудниках спецслужб, работающих под прикрытием дипломатов. МИД РФ обвинил Терезу Мэй в «беспрецедентно грубой провокации», заверив: «Ответные меры не заставят себя ждать». При этом источник “Ъ” в ведомстве отметил, что посольство РФ в Лондоне в последние годы и так работает с урезанным штатом: «Там менее 50% сотрудников от числа, которое по идее должно быть, всего около 50 человек вместо 100».

Откуда и за что высылали советских и российских дипломатов

Читать далее

По словам собеседника “Ъ”, британцы давно проводили негласную политику «выдавливания» российских дипломатов из страны: «Не продлевали им визы и не давали визы тем, кто должен приехать на смену уезжающим». Со временем российская сторона стала отвечать зеркальными мерами. Проблема встала столь остро, что глава МИД РФ Сергей Лавров решил лично поставить ее перед своим британским коллегой Борисом Джонсоном, когда тот приехал в Москву в конце прошлого года. Источник “Ъ” рассказал: российский министр показал гостю список дипломатов, ожидающих визы в Великобританию. В ответ Борис Джонсон развел руками, сказав, что визами не занимается.

Теперь ситуация усложнится еще больше: как призналась Тереза Мэй, отношения отныне «не могут быть прежними». Причем сказаться это может и на бытовом уровне — МИД Великобритании призвал сограждан учитывать при поездках в Россию риск проявления антибританских настроений и агрессии.

Как нарастали проблемы в российско-британских отношениях

Читать далее

Налаживать отношения при этом будет трудно: второй объявленной мерой стала заморозка двусторонних контактов на высоких уровнях. «Это включает отзыв приглашения Сергею Лаврову посетить Великобританию с ответным визитом. И на летнем чемпионате мира в России не будут присутствовать ни министры, ни члены королевской семьи»,— заявила глава британского правительства. «Мэй "отозвала" приглашение Лаврову на посещение Великобритании. Только он его не принимал»,— отреагировала на это представитель МИД РФ Мария Захарова.

Кроме того, в планах правительства Британии — «усиление возможностей вводить санкции в ответ на нарушение прав человека» в России (Тереза Мэй и депутаты в связи c этим не раз вспоминали принятые в США и Канаде «законы имени Сергея Магнитского»). Госпожа Мэй также анонсировала усиленные проверки российских частных самолетов, прилетающих в страну, и заморозку государственных активов России — в случае появления «свидетельств того, что они могут быть использованы для совершения действий, угрожающих жизни или собственности граждан Британии или жителей страны». Кроме того, рестриктивные меры могут быть приняты в отношении «преступных элементов и коррумпированных представителей российской элиты». «Этим людям и их деньгам не место в нашей стране»,— заявила она.

«Подобные формулировки кажутся чрезмерно расплывчатыми. Но вполне возможно принятие ограничительных мер в отношении ряда российских граждан. Наиболее удобные цели — рассматриваемые в качестве близких к Кремлю и правительству состоятельные россияне, имеющие движимое и недвижимое имущество, банковские счета, долгосрочные визы или статус резидента в Великобритании,— заявил “Ъ” глава французского отделения британской консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин.— Британское казначейство может ввести односторонние финансовые и визовые санкции наподобие тех, что были приняты начиная с 2014 года в рамках единой санкционной политики ЕС».

«В 2017 году Британия приняла Criminal Finances Act, согласно которому власти вправе при наличии любых подозрений в отношении лиц, имеющих активы свыше £50 тыс., запрашивать от них сведения о происхождении этих активов и требовать раскрыть источники доходов. Под закон, который был принят в рамках борьбы с отмыванием доходов, коррупцией и финансированием терроризма, подпадают так называемые политически значимые лица. Если требуемые сведения не будут предоставлены или власти Британии сочтут их недостаточными, то активы могут быть арестованы»,— напомнила “Ъ” руководитель проектов адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Алена Бачинская. По ее словам, «фактически любой гражданин РФ, имеющий в Британии активы более чем на £50 тыс., может попасть под риск их заморозки». «Аресты в рамках Criminal Finances Act пока не получили массового распространения, учитывая объемы частного иностранного капитала в Великобритании, но обострение отношений с Москвой может привести к более агрессивному применению нового закона»,— соглашается Джордж Волошин.

Британия, далее — везде


Накануне британские СМИ предупреждали, что ответ Терезы Мэй может быть еще жестче. Например, говорилось о содействии отключению российских банков от системы Swift и включении РФ в список стран—спонсоров терроризма. Об этом, однако, объявлено не было. Не стала Тереза Мэй и запрещать вещание на территории страны телеканала RT. Она пояснила, что отзыв лицензии — это прерогатива медиарегулятора Ofcom, а не правительства. Напомним, ранее Мария Захарова предупреждала: «Если они (британцы.— “Ъ”) закроют RT, ни одно британское СМИ в нашей стране работать не будет».

Между тем, выступая в парламенте, глава британского правительства упомянула о существовании неких секретных мер против «враждебного государства», о которых «из соображений национальной безопасности нельзя говорить прилюдно».

При этом она дала понять, что объявленными шагами все может не ограничиться. Глава правительства пообещала вернуться в парламент, если «со стороны России будут дальнейшие провокации», и рассказать о планах расширения санкций.

Что именно еще можно сделать, главе правительства активно подсказывали на дебатах депутаты — причем всех партий. «Современная Россия собрала в себе худшие черты коммунизма и безудержного капитализма: люди в стране бедны, а политических оппонентов убивают»,— заявил лейборист Крис Брайант. «Россия традиционно уважает силу»,— продолжил консерватор Джулиан Льюис, высказавшись за увеличение расходов на оборону и дальнейшие высылки дипломатов, в том числе и посла Александра Яковенко. Члены парламента призывали покупать газ у Катара, Малайзии и Австралии, а не у России, увеличивать присутствие британских военных в Эстонии (там размещается одна из баз НАТО), исключить Москву из Совета Европы, «признать оккупацию Россией Грузии», провести реформу Совбеза ООН с целью уменьшения роли РФ. Последнее предложение Тереза Мэй сочла нереалистичным (так как Москва обладает в Совбезе правом вето), но всех внимательно выслушала и их активность поддержала.

Более того, британское правительство решило не ограничиваться односторонними шагами. Вечером по инициативе Лондона «дело Скрипаля» обсудил Совбез ООН. Тем временем члены НАТО выразили «глубокую озабоченность в связи с первым случаем боевого применения нервно-паралитического газа на территории альянса с момента основания НАТО», призвав Россию «ответить на все вопросы Лондона». «Дело Скрипаля» обсудят и на следующем саммите Евросоюза 22–23 марта. Его основной темой должен был стать очередной этап переговоров по «Брекситу», на которых Британия жестко отстаивает свои позиции перед лицом остальных 27 членов ЕС.

Между тем теперь отношение к британской делегации может быть скорректировано. «Великобритания — исторический и стратегический союзник Франции»,— поддержал Терезу Мэй представитель правительства Франции Бенжамен Гриво. «Мы воспринимаем выводы британского правительства очень серьезно»,— отметила канцлер ФРГ Ангела Меркель. А президент Польши Анджей Дуда заверил: «Использование химоружия на территории нашего стратегического союзника не может остаться без ответа».

«То, в каком ключе развивается ситуация и как происходит общественная "накачка", свидетельствует о том, что британцы не склонны разбираться в произошедшем. Тем более не склонны приглашать Россию участвовать в расследовании инцидента»,— заявил “Ъ” программный директор международного дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Сушенцов. По данным “Ъ”, в переданной во вторник послу Британии в Москве Лори Бристоу ноте протеста содержалось предложение начать совместное расследование «дела Скрипаля». А точнее, задействовать предусмотренные Конвенцией по запрещению химического оружия процедуры, позволяющие на двусторонней основе официально обратиться к Москве для получения разъяснений. После получения такого запроса у российской стороны было бы десять дней для предоставления Лондону ответа. Однако этот механизм задействован не был.

Лидер оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин в ходе заседания парламента поинтересовался у Терезы Мэй, почему британские власти не пошли по официальному пути. Однако премьер его вопрос проигнорировала.

Павел Тарасенко, Елена Черненко, Анна Занина


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение