Коротко


Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Съемки в декабре в Испании нам обошлись дешевле, чем в Нескучном саду»

Алена Свиридова и Алан Бадоев о новом клипе, проблемах современной молодежи и способах продвижения музыки

На kommersant.ru — премьера. Мы представляем новый клип Алены Свиридовой, снятый украинским режиссером Аланом Бадоевым на песню «Травушка» из нового альбома певицы «Город-река». По просьбе Бориса Барабанова Алена Свиридова рассказала о съемках в Испании и работе над фильмом о Крымском мосте, а Алан Бадоев объяснил, откуда взялся сюжет с девушками, бредущими в гору в поисках тайного места, которое решает все проблемы, а также обрисовал перспективы клипа как инструмента продвижения музыки.


Алена Свиридова: «У сегодняшних подростков даже больше проблем, чем у нас было в их возрасте»


— Кто снимал этот клип?

— Вся команда Алана Бадоева приехала из Киева. Девочки-актрисы совсем юные, 15–16 лет, две из трех до этого вообще нигде не снимались. Мы решили снимать в Испании. Вариант сценария, который мог быть снят в Москве, в итоге сменился на историю, для которой требовался вот такой нейтральный антураж. Поначалу мы искали локацию в Нескучном саду, который упомянут в песне. Но нам там зарядили за аренду бешеные деньги. И в итоге съемки в декабре в Испании в горах недалеко от Марбельи нам обошлись дешевле, чем в Нескучном саду. Хотя, если говорить до конца честно, разрешение на разведение костра мы у испанцев, конечно, не брали.

— Кто придумал саму историю о девочках, которые бредут на гору, чтобы решить какие-то свои проблемы?

— Алан зацепился за фразу «Что ж, мои подружки, вы, мои красавицы, не увели с собой?». Ему было интересно, что же у них может быть общего, у этих подружек. Может быть, они плохо знали друг друга до этого, списались по интернету и как-то вместе решили изменить свою жизнь. Может быть, мысли у них были совсем не хорошие. У одной была несчастная любовь, другая серьезно больна, третья пережила насилие. Мир, по их мнению, предал их. А они ему доверяли. В таком возрасте это не редкость. И наши актрисы этот сюжет очень хорошо чувствовали. В пути с ними происходит катарсис, связанный с тем, что они обретают друг друга. Эта дружба закрывает их от невзгод, которые в их жизни были раньше. Возможно, они шли к вершине горы, чтобы самым радикальным образом со своими проблемами покончить. Но мы все же нашли такой финал, который оставляет надежду.

— В этой истории есть и ваш опыт?

— Я очень хорошо себя помню в этом возрасте. Я помню, какие мрачные стихи я тогда писала. Помню, что любой косой взгляд воспринимался, как удар ножом в сердце. Вроде бы мир любит тебя, но кто-то вдруг поворачивается и делает тебе какую-то мерзкую вещь. Ты в первый раз сталкиваешься со злом. Это очень ранит. Я помню самые разные моменты, в том числе на грани суицида. Подростки думают об этом, даже если не говорят открыто. Никакие гаджеты, никакие социальные сети не помогают им с этим справиться. Они живут в своем виртуальном мире, а когда происходит столкновение с реальностью, они не знают, что с ней делать. Из интернета можно выйти, нажав кнопку. А из реальности так просто не выйти. Думаю, у сегодняшних подростков даже больше проблем, чем у нас было в их возрасте.

— Алан Бадоев — украинский режиссер, но вы снимаете на нейтральной территории: «Травушку» — в Испании, следующий клип — в Калифорнии.

— На Украину меня не пускают. Крым — моя родина, я люблю его, как своих родителей, и я не слишком обращаю внимание на то, какой империи или какому государству принадлежит эта территория в данный момент. Если брать мою семью, то шильда на протяжении ее истории менялась много раз. В Крыму есть дом, где я родилась, и мой собственный дом в деревне, для которого я на блошиных рынках покупаю вещи, похожие на те, что были в моем детстве. Прямо у порога плещутся волны. Обычно я приезжаю туда только летом. Недавно вот приехала на съемки, так там осенью и зимой вместо дорог сплошная трясина. Чтобы попасть в магазин, нужно вызывать такси, пешком не дойдешь.

— Что снимали?

— Я участвую в съемках фильма «Russia Today» о строительстве моста через Керченский пролив. Участвую в качестве одного из рассказчиков. Отвечаю, можно сказать, за человеческое измерение этой истории. А Валуев, например, рассказывает о технической стороне строительства. Вот недавно снимали рыбаков. Или девушку-дальнобойщицу, которая водит огромные фуры. Мне всегда интересно пожить чьей-то жизнью.

Алан Бадоев: «Мы все росли на Тарковском»


— Как родилась идея клипа?

— Мы, конечно, могли бы снять более открыточное, праздничное видео. Многим это было бы интересно. И это было бы предсказуемо. Мне показалось, что в этой песне Алена Свиридова нащупала звучание, которое может быть хорошо принято молодым поколением. И мне захотелось рассказать историю, которая была бы понятна и взрослым, и гораздо более молодой публике. Это история о трех раненых подростках. Такие истории нас окружают, достаточно просто не закрывать на это глаза. У кого-то пьющие родители. Кто-то переживает первую любовь с плохим исходом. Наши образы девушек собирательные. Поначалу мы хотели снимать историю о московской молодежи, снимать в Москве. Но в итоге выбрали более универсальный вариант.

— В «Сталкере» Андрея Тарковского герои тоже шли к какому-то месту, которое должно было решить их проблемы, и тоже бросали камни.

— Вы сказали — и я призадумался! Прямой связи нет. Но мы все росли на Тарковском. А образ Проводника есть не только в «Сталкере», это вообще распространенный персонаж в литературе и кино. И сюжет о том, как путь меняет человека, тоже классический. Если вы заметили, сам спецэффект, который венчает наш клип, занимает не так много времени, хотя он очень тяжел в производстве. Для нас важнее было рассказать о том, как в дороге каждая героиня находит себя и находит друзей. Изначально девушек роднит только некая скрытая проблема, но в процессе решения своей проблемы они становятся практически родными, меняют друг друга. Меняется и их цель.

— Будучи не только клипмейкером, но и продюсером, вы не только снимаете клипы, но и продвигаете продукт в интересах артистов, с которыми вас связывают деловые отношения. Меняется ли роль музыкального клипа в схеме продвижения этого продукта?

— Конечно. На сегодняшний день музыкальный телеканал — это всего лишь принадлежность к тусовке. Скажем, если ты хочешь получить премию телеканала, ты должен там ротироваться. Но это не влияет напрямую на аудиторию артиста. Какое-то время назад, может быть, казалось, что достаточно снять талантливый клип, а остальное сделает интернет, он сам вынесет клип на поверхность. Любой контент должен технологично подаваться. Скажем, у YouTube есть свои стратегические рычаги, которые могут помочь в раскрутке видео. Многое связано с размещением рекламы, со временем размещения клипа на видеохостинге. Сейчас в YouTube многое просчитывается так же скрупулезно, как раньше просчитывалось на ТВ. С точки зрения эффективности YouTube не сдает своих позиций. Думаю, будет развиваться Telegram, это очень удобная и достаточно независимая соцсеть. Что касается Instagram, то он, мне кажется, теряет индивидуальность, превращаясь в ярмарку тщеславия. Там все стали слишком похожи друг на друга.

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение