Коротко


Подробно

Демократию надо отстраивать снизу

Письма читала Мария Портнягина

Мыслящим людям не безразлично, кто ими будет управлять. Стратегическая суть демократии сформулирована просто: "Это общество, выстроенное в модели, в которой наверху самое главное — человек, потом идет гражданское общество и только внизу — государство. Оно подчиняется гражданскому обществу и человеку". Можно ли построить такую модель на практике?

Можно, и прежде всего на низовом уровне. Надо отменить действующее ныне положение, при котором политическая партия является единственным видом общественного объединения, обладающим правом выдвижения кандидатов на местных выборах. Более того, это эксклюзивное право хорошо было бы у партий отобрать (они ничего при этом не потеряют). Неважно, от какой партии кандидат, главное, чтобы выполнял то, что избиратели желают. А самовыдвиженцы или люди, выдвинутые профсоюзами, иными общественными объединениями, все силы направят на защиту интересов той группы населения, которая их избрала. Для таких людей должны быть созданы совсем иные, чем сейчас, местные органы власти: ежегодно избираемые, ежемесячно отчитывающиеся перед избирателями, лишенные привилегий (депутат лишь освобождается от своей обычной работы и получает довыборный среднемесячный заработок), обладающие правовым механизмом отзыва и замены избирателями тех депутатов, которые не выполняют своих предвыборных обещаний.

Такая реформа будет поддержана людьми. Она законна (полностью соответствует ст. 131 п. 1 Конституции РФ) и пройдет мирно: никто никого не будет "ломать об колено".

Роальд Алякринский



"Дед убедил Сталина в своей правоте"


N 3 Кирилл Журенков поговорил с внуком автора "Тихого Дона"

Фото: из архива Государственного музея М.А. Шолохова

Уважаемая редакция!


Прочитала в номере от 29 января этого года беседу с Александром Шолоховым. И вот мой ответ на вопрос, где Михаил Шолохов мог взять материал для романа, чтобы с такой точностью описать военные действия.

Мне 84 года. До 25 лет я жила в селе Красное Новохоперского района Воронежской области. У меня был крестный — Ефим Иванович Скориков 1900 года рождения. Село наше большое — это бывшее имение графа Раевского. В советское время там было четыре колхоза и спиртзавод. При заводе был клуб, и в нем библиотека с очень хорошим подбором книг. Крестный был обычным колхозником, летом трудился в колхозе и по дому, а зимой занимался ремонтом обуви и много читал.

Помню, как-то пришла в гости к нему домой. Он сидит, читает. Вдруг вскакивает с места, начинает кружить по комнате и приговаривать, обращаясь ко мне: "Ты только подумай, как точно он все описывает! Именно в том месте мы были, точно такая сеча была!" Немного успокоится, садится читать дальше — и опять: вскакивает, кружит и удивляется точности описания в книге. И читал он, как можно догадаться, "Тихий Дон". Сцена эта происходила где-то в 1948 или 1949 году.

Дело в том, что Ефим Иванович в Гражданскую войну служил под началом Буденного. У него даже сохранилась фотография, где Буденный в окружении бойцов, и крестный в их числе. Правда, когда точно был сделан снимок, я не знаю.

Вспоминая все это после прочтения интервью, я подумала, что, ведь когда Григорий возвратился домой, конечно же, его, как и других казаков, в покое не оставили. Они наверняка давали показания. И можно предположить, что Шолохов, будучи грамотным человеком, читал стенограммы допросов, на которых они рассказывали, где и как воевали. Или даже присутствовал на таких допросах. К тому же, когда писался роман, было много живых свидетелей того времени.

Валентина Васильевна Колесникова, город Воронеж



Подняться на хайпе


N 6 Наталья Радулова и Кирилл Журенков — о том, как готовность оскандалиться стала прибыльным бизнесом

Фото: Сергей Беляков /ТАСС

Герои нашего времени


Да уж, герои, один гаже другого. А когда-то полярниками восхищались, метростроевцами, шахтерами, учеными. О времена, о нравы!

Yulia Semenova-Poplauhina


Ловля рыбки без труда


Самое трагичное, что никто не хочет работать. Особенно это молодых касается. Проще впаривать что-то, врать, лгать, разводить, кидать, продвигать в массы низкопробные умения, навыки, называя все это "новомодной фишкой" или как-нибудь еще, главное, чтобы с выкрутасами преподнести публике. Грустно, что сегодня молодые настроены на торгашеский лад: любым способом заработать бабло.

Максим Сухов


Профессионализация жанра


В этом деле все сложнее, не так уж и линейно. Если только один хайп — быстро сольют в утиль. А вот если устраивать хайпы регулярно — это уже компетенция!

Evgenia Mishina



Дворянская жесть


N 7 Андрей Архангельский увидел в сериале "Кровавая барыня" бегство от правды

Фото: Предоставлено Пресс-службой ТК «Россия»

Будто нет предела


У Ильфа в записных книжках было: "Надписи на партитуре: на первом листе — играть быстро, на следующем — еще быстрей, переворачиваем — как можно быстро..." Так и с отечественными сериалами: кровавый, следующий — еще кровавей, потом — самый кровавый, за ним — кровавей самого кровавого...

Алексей Мельников


Голь на выдумку...


Видимо, экранная Салтычиха имеет отношение к реальной примерно такое же, как Дракула Брема Стокера к Владу Цепешу. Тоже, мягко говоря, неоднозначная личность. Зато теперь румыны на нем деньги зарабатывают, продавая "своего" Дракулу. Вот и у нас, может, будет Дракула в юбке. Надо только еще больше мифов. Ну, например, что она в змею умела превращаться.

Василий Иванов


Триумф аморального


Такое ощущение, что фильм снимался для садистов. Нормальному человеку такое кино без надобности. В погоне за дешевой популярностью, деньгами и для удовлетворения своего эго актеры, режиссеры, продюсеры и прочие "деятели" кино сейчас готовы снимать, сниматься и показывать что угодно. Моральные устои утрачены напрочь.

Александр А.


Потребность в созидании


Какого черта садистку делают главной героиней сериала? Я уже лет пять с удовольствием смотрю южнокорейские сагыки (исторические сериалы). Там помимо королей-императоров главные герои — первая женщина-гончар, ученый, врач... Лечат, совершают открытия, творят. Конечно, в сюжете — борьба, интриги и т.д. Пусть бы история Салтычихи прошла боковой линией, но делать из реальной садистки героиню — это насмешка над ее жертвами. Что, в XVIII веке не было героев-созидателей? Возьмите Державина и его деятельность на посту губернатора в Тамбове. А создатель театра Волков? А народные изобретатели Кулибин и Полозов? Хватит снимать кино, где главные герои — преступники. Всякие соньки-золотые ручки, мишки-япончики и т.п.

Tamara Domanina


Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение