Коротко


Подробно

13

Фото: Александр Ведерников / Коммерсантъ   |  купить фото

Люди большой воды

Александр Ведерников и Наталья Радулова узнали, как волжские энергетики готовятся к паводку

На прошлой неделе, 22 марта, мир отмечал День водных ресурсов. На гидроузлах Каскада Верхневолжских ГЭС не только праздновали, но и готовились к паводку — Волге скоро станет тесно в своих берегах


Снег и Волга — вот, пожалуй, самые знаменитые и будто неисчерпаемые ресурсы России. "Норма снегозапасов в этом году превышена,— с каким-то даже торжеством сообщают эксперты о нынешней ситуации в верховьях великой реки.— В водосборном бассейне Волги продолжается интенсивное накопление снега. Приток воды превышает среднемноголетние значения". Граждане соглашаются: "Да, намело за зиму. Деньгами не богаты, а вот снега у нас вдоволь. Значит, поплывем".

Юрий Комраков из Углича, чей дом стоит на самом берегу, тоже прекрасно понимает, что означают официальные новости: Комраков был и слесарем, и начальником Угличской ГЭС, проработав здесь в общей сложности 40 лет. Глядя в окно своей квартиры, Юрий Васильевич может по интенсивности течения определить, сколько сейчас действует на ГЭС агрегатов. Увлеченно жестикулируя, он объясняет принципы гидроэнергетики, использует словосочетания "объем притока", "холостой сброс", "резервные емкости", "возможные подтопления". Из телевизора тем временем звучат предупреждения Гидрометцентра РФ: в феврале приток воды в водохранилища Каскада превысил норму в два раза, приток в марте также выше нормы. Берут слово и представители МЧС, которые заявляют, что в период весеннего половодья угрозу представляют повышенные сбросы воды с Рыбинской и Угличской ГЭС, в зоне риска могут оказаться жилые районы, прилегающие к городам территории, участки железных дорог и дорог местного значения. Юрий Васильевич к такому повороту событий готов — подумаешь, большая вода! И не такое видали.

По-настоящему мощные разливы в этих краях были до строительства ГЭС и водохранилища. Угличская и Рыбинская станции были запущены в 1940-1941 годах и стали точкой отсчета истории Каскада Верхневолжских ГЭС — одного из старейших в российской гидроэнергетике. "Дело огромной государственной важности", "Стройка века" — писали газеты о труде тысяч людей — как вольнонаемных, так и заключенных Волголага. Родители Комракова тоже работали на гидростанции, он сам другой профессии для себя не представлял. А сейчас и его сын Евгений трудится на Угличской инженером. Все члены семейного клана уверены, что их дело — государственной важности. "Можно прожить без многого, но как только пропадает напряжение в сети, заводы встают, котельные перестают работать, люди остаются без света и воды,— Юрий Васильевич будто не в своей маленькой кухне, а с правительственной трибуны речь произносит.— В этом проявляется значение энергетики в жизни страны!"

Все они, живущие на берегах Волги, работают на реке поколениями, каскадами. В городе Заволжье инженер Ольга Куранова рассказывает, что после окончания института пришла на Горьковскую ГЭС — а куда еще, если здесь с 1950 года работал ее отец, Сергей Семенович, а мать активно участвовала в строительстве станции? В поселке ГЭС Рыбинска, который был специально возведен для гидроэнергетиков, и вовсе, кажется, случайных людей нет. "Моя бабушка в войну на Рыбинском гидроузле работала,— может разоткровенничаться чуть ли не каждый встречный.— Тогда, под бомбами, драгоценные киловатты столице только наши девушки в основном и обеспечивали".

Все эти потомственные специалисты на вопросы о весеннем паводке спокойно улыбаются: "Большого потопа не будет", объясняют, что гидросооружения позволяют вовремя сбрасывать излишек воды и наполнять водохранилище в случае засухи — для того и созданы. Говорят они и том, что их станции могут работать столетиями, надо лишь своевременно проводить замену устаревших механизмов — до сих пор здесь есть оборудование, которое отлично работает не одно десятилетие. Как и люди.

Текст Наталья Радулова


Фото Александр Ведерников


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение