Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Две Кореи идут на обгон Дональда Трампа

Делегация переговорщиков из Сеула вылетела в Пхеньян впервые за десять лет

Южная Корея впервые за десять лет отправила переговорщика в Северную Корею. Именно это пока стало главным результатом «олимпийского перемирия», которое два враждующих государства неофициально заключили на время проведения игр. Его основной задачей станет подготовка условий для прямых переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном. Руководство Южной Кореи не без основания опасается, что, если переговоры не начнутся в ближайшее время, Дональд Трамп может импульсивно начать на полуострове войну. Между тем окно для достижения прогресса закроется скоро: на начало апреля запланированы американо-южнокорейские военные учения.


Лучше разговаривать, чем воевать


«Сейчас мы придерживаемся трех базовых принципов в отношениях с КНДР,— заявила в понедельник на встрече с журналистами в Сеуле министр иностранных дел Южной Кореи Кан Гён Хва.— Во-первых, вести переговоры и способствовать сближению до тех пор, пока КНДР не начала опять проводить испытания. Во-вторых, применять сочетание санкций и вовлечения в сотрудничество, чтобы добиться денуклеаризации КНДР. В-третьих, мы намерены создавать условия для проведения прямых переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном». Она также подчеркнула, что последняя задача является ключевой, и призвала руководство КНДР «воспользоваться этой уникальной возможностью».

В том, какова причина выпячивания именно этого аспекта переговоров, были едины опрошенные “Ъ” российские и корейские аналитики и источники в Сеуле: руководство Южной Кореи действительно опасается начала Дональдом Трампом военных действий против КНДР и стремится убедить Вашингтон, что руководство Северной Кореи если не договороспособно, то хотя бы переговороспособно.

«Удивительным образом задачи Пхеньяна и Сеула внезапно совпали: потянуть время, не дав Дональду Трампу нанести удар,— заметил в беседе с “Ъ” профессор университета Кунмин Андрей Ланьков.— Все средние чины в США убеждены в том, что такой сценарий будет катастрофой, но решение принимают не они. Если Дональд Трамп поверит в то, что КНДР вот-вот получит рабочую ракету, способную долететь до Лос-Анджелеса, он вполне может нанести превентивный удар, несмотря на то что ответным огнем КНДР будет уничтожен Сеул». Напомним, южнокорейская столица находится в 40 км от разделяющей две страны линии, откуда с другой стороны на нее направлено несколько сотен стволов дальнобойной артиллерии.

Обсуждение кандидатуры главного переговорщика шло в Сеуле несколько недель, и в конце концов выбор остановился на Чон Ый Ёне, советнике президента по национальной безопасности. В понедельник он во главе делегации из десяти человек вылетел в КНДР, чтобы «обсудить меры по созданию условий для проведения американо-северокорейских переговоров и улучшению отношений между двумя Кореями». Помимо Чон Ый Ёна в Пхеньян отправились глава разведки Южной Кореи Со Хун и заместитель министра объединения Кореи Чун Хэ Сун. Ким Ё Чен, сестра Ким Чен Ына, посетившая Олимпиаду в Пхёнчхане, предлагала президенту Южной Кореи Мун Чжэ Ину приехать лично, но тот «отклонил приглашение, сославшись на то, что условия еще не созрели».

Олимпийское наследие


Обмен делегациями высокого уровня стал возможен благодаря тому, что в преддверии Олимпиады Северная Корея объявила о прекращении ракетно-ядерных испытаний на время проведения игр. Обе стороны в ходе «олимпийского сближения» продемонстрировали одновременно непреклонность своей политической позиции и готовность начать диалог. КНДР в преддверии Олимпиады провела скромный (по северокорейским меркам) военный парад, в то время как Сеул и Вашингтон, по словам источников Korea Times, решили снизить масштаб учений Foal Eagle и Key Resolve, намеченных на начало апреля (конец Паралимпиады). «Похоже, Сеул убедил Вашингтон убрать из учений их самые одиозные части, к примеру, подготовку к уничтожению руководства КНДР»,— сообщил “Ъ” заведующий Центром российской стратегии в Азии Института экономики РАН Георгий Толорая.

Впрочем, как бы ни был уменьшен размах учений, Пхеньян требует их полной отмены и уже пообещал отреагировать «решительными мерами» на их проведение. Задача теперь — провести содержательные переговоры между сторонами до начала маневров. Руководство КНДР хотело бы, чтобы сторонами были Вашингтон и Пхеньян, так как это означало бы признание Северной Кореи в качестве равноценного партнера ведущей ядерной державе. В ходе церемонии закрытия Олимпиады в Пхёнчхане глава департамента единого фронта Трудовой партии Ким Чен Чхоль лично передал президенту Южной Кореи Мун Чжэ Ину сообщение о том, что Пхеньян к прямым переговорам готов.

Этому, однако, препятствует позиция США, отказывающихся начинать с КНДР прямые переговоры высокого уровня до тех пор, пока страна не остановит свою ракетно-ядерную программу, что совершенно неприемлемо для Ким Чен Ына. «США вводят международное сообщество в заблуждение, утверждая, что Пхеньян умоляет о переговорах,— писала в пятницу публикуемая в Японии северокорейская газета "Чосон синбо".— Администрация Дональда Трампа должна учесть, что шансов для переговоров не будет, пока Вашингтон не откажется от своей конфронтационной политики».

Руководство США и КНДР имели все шансы обсудить накопившиеся вопросы: на Олимпиаде вице-президент Майк Пенс и сестра главы Северной Кореи Ким Ё Чен сидели в двух метрах друг от друга на трибуне, но разговор не состоялся. Отвечая на вопрос “Ъ”, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отметил, что «к сожалению, уникальная возможность не была реализована». Он тем не менее сказал: Москва надеется, что «момент движения, созданный этой Олимпиадой, не будет упущен сторонами», и добавил, что Москва «готова всеми силами содействовать», если Сеулу и Пхеньяну понадобятся ее посреднические усилия.

Параллельно с попытками выйти на коммуникацию с США Пхеньян не оставляет попыток предложить Южной Корее свое видение будущего. По данным информированных источников “Ъ” в Сеуле, в ходе визита делегация КНДР предложила двигаться к объединенной Корее с ядерным оружием. От союзнических отношений с Вашингтоном Сеулу при таком сценарии пришлось бы отказаться. «Это предложение выдвигается уже не первый раз,— пояснил “Ъ” Георгий Толорая.— Подобное развитие событий выглядит идеальным для определенной, националистически настроенной части южнокорейского общества, но шансы на реализацию этого сценария близки к нулю. Вся элита страны в той или иной мере стоит за союз с США, и эта позиция может меняться только косметически».

И действительно, даже маршрут южнокорейской делегации подчеркивает приоритеты страны: после Пхеньяна она отправится в Вашингтон, чтобы оповестить руководство США о ходе переговоров.

Михаил Коростиков, Сеул


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение