Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Недостижимое перемирие

Обозреватель “Ъ” Максим Юсин — о резолюции Совбеза ООН по Сирии

от

Совет Безопасности ООН (СБ) единогласно принял резолюцию 2401 с требованием установить в Сирии 30-дневное перемирие. И это, к сожалению, тот случай, когда вероятность реализации вполне здравых требований мирового сообщества крайне мала. Потому что у гражданской войны своя логика — и даже великие державы, постоянные члены СБ ООН, не в силах эту логику изменить.

Инициаторы резолюции, торопя с ее принятием, имели в виду, в первую очередь, ситуацию в Восточной Гуте — пригородах Дамаска, которые контролируют оппозиционные группировки. В течение последних недель там продолжаются ожесточенные бои и интенсивные бомбардировки — счет жертвам, по данным гуманитарных организаций, идет на сотни.

Все это очень напоминает осаду Алеппо в конце 2016 года, когда и Запад, и Турция, и арабские страны также требовали остановить боевые действия в восточных кварталах города, которые штурмовали правительственные войска. Но требования эти услышаны не были. Бои (и бомбардировки) прекратились лишь после того, как войска Башара Асада при поддержке россиян и иранцев установили полный контроль над городом.

Точно так же трудно себе представить, что под влиянием ооновской резолюции вдруг полностью прекратятся бои в Восточной Гуте. Если Башар Асад ставит перед собой цель стабилизировать обстановку в стране, восстановить ее целостность, он едва ли может допустить присутствие в непосредственной близости от правительственных кварталов столицы тысяч боевиков. Причем боевиков крайне радикальных — Восточную Гуту контролируют несколько джихадистских группировок, в том числе признанная террористической «Хайат Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», филиал «Аль-Каиды»).

Последнее обстоятельство, кстати, может стать формальным поводом для срыва перемирия.

В тексте резолюции 2401 специально оговаривается: прекращение огня не распространяется на террористические группы. Следовательно, сирийская армия имеет право продолжать операции против «Хайат Тахрир аш-Шам».

Но нет никаких гарантий, что на помощь филиалу «Аль-Каиды» не придут «товарищи по оружию» из других движений. И в этом случае бои возобновятся с прежней интенсивностью.

Логика войны диктует: оппозиционный анклав в пригородах Дамаска должен быть ликвидирован. При самом оптимистичном сценарии это произойдет мирным путем — защитники Восточной Гуты согласятся оставить свои позиции и эвакуироваться вместе с семьями в провинцию Идлиб, как это неоднократно происходило в прошлом в других анклавах, менее крупных. Но до сих пор гарнизон Восточной Гуты отказывался от такого варианта. Их анклав — едва ли не последний символ сопротивления «диктаторскому режиму». А также — возможность мобилизовать против Дамаска мировое общественное мнение и эмоционального американского президента, акцентировав внимание на жертвах среди мирного населения.

Примерно так происходило в Алеппо. И совсем по-другому — при проведении других наступательных операций в ходе войны с терроризмом на сирийско-иракском фронте: при штурме Мосула, Ракки, Тикрита. Там тоже тысячами гибли мирные жители. Но СМИ и политики предпочитали об этом не говорить — ведь штурм осуществляла возглавляемая США антитеррористическая коалиция.

С Восточной Гутой все иначе. Там операцию против исламистов ведет президент Асад, который в глазах западных и многих арабских политиков воспринимается как палач собственного народа. И можно не сомневаться, что вину за срыв перемирия возложат именно на него. Что еще больше обострит отношения Запада с Россией. Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли уже заявила: она не верит, что «режим в Дамаске» будет соблюдать прекращение огня. И напомнила об ответственности, которую несет Москва за своего сирийского союзника.

Комментарии
Профиль пользователя