Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Закон защищает частное лицо от публикации информации о нем без его согласия»

Адвокат — о перспективах иска Олега Дерипаски

«Коммерсантъ FM» попросил Алексея Мельникова — адвоката, эксперта в области защиты чести, достоинства и защиты частной жизни — прокомментировать ситуацию вокруг гражданского иска бизнесмена Олега Дерипаски, который был подан против Анастасии Вашукевич («Настя Рыбка»). Поводом для обращения в суд стало расследование Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, в основу которого легли публикации Вашукевич в социальных сетях об отдыхе на яхте бизнесмена. В качестве обеспечительной меры по иску могут быть заблокированы ресурсы, на которых размещена информация о расследовании.


— Применяются ли обеспечительные меры в спорах о защите чести и достоинства?

— Да, в делах о защите чести и достоинства и частной жизни — в частности, как здесь — обеспечительные меры применяются. Закон говорит: обеспечительные меры применяются во всяком положении дела, когда непринятие мер по обеспечению может затруднить или сделать невозможным исполнение решений суда. То есть того самого будущего решения суда, которое в дальнейшем состоится.

— То есть в случае, если решение суда будет в пользу Олега Дерипаски, материалы не будут подлежать восстановлению?

— Совершенно верно, если иск будет удовлетворен, то заблокированные сейчас материалы будут удалены уже на постоянной основе.

— А как в целом регулируется право на распространение материалов о частной жизни?

— Здесь несколько законодательных актов регулируют личный статус лица, в частности Гражданский кодекс регулирует охрану изображений гражданина, включая видео- или фотоизображения, или предметы изобразительного искусства — картины, например. Закон говорит, что обнародовать изображения гражданина, фотографии или видеозаписи, можно только с его согласия. ГК РФ говорит о нескольких случаях, когда такого согласия не требуется: когда публикация осуществляется в государственных интересах — в данном случае для этого нужен особый статус лица. Например, статус президента Российской Федерации, когда его журналисты фотографируют, позволяет дальнейшую публикацию его изображения. Также если это изображение получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения или на публичных мероприятиях, на улицах, на концертах и на других подобных мероприятиях. Это опять же освобождает журналиста или любое другое лицо от истребования согласия на публикацию подобного изображения. Еще есть одно исключение, довольно редкое — когда гражданин позирует за плату. Например, модель снимается в фотосессии для какого-то модного дома или для рекламы ювелирных украшений, в этом случае ее согласие уже предполагается в силу того, что она получает деньги за это. Во всех иных случаях требуется согласие лица, присутствующего на изображении.

— Правомерно ли Роскомнадзор заблокировал ресурсы Алексея Навального в этом случае?

— Я думаю, что это было вызвано технической необходимостью исполнить решение суда. Мне сложно судить, имелась ли возможность частично заблокировать – ограничить доступ к определенному контенту на ресурсе. Но, насколько мне известно, Алексей Навальный обратился в суд, как раз там будет выясняться, по крайней мере, имелась ли иная техническая возможность заблокировать доступ к части информации, или это возможно было только при блокировке всего ресурса.

— Алексей Навальный подал иск против Роскомнадзора, он утверждает, что сведения, содержащиеся в расследовании, не могут быть расценены как конфиденциальная информация, потому что расследование было проведено на основании открытых источников. Кроме того, он отмечает, что данная информация является общественно значимой. Это как-то меняет диспозицию?

— По первому доводу я бы сказал следующее: само по себе опубликование кем-то информации, фото- или видеоизображения не означает, что эта информация открыта, для этого нужно либо согласие правообладателя — лица, изображенного на фотографии; либо это согласие может следовать из самих условий размещения — например, на сайте написано, что любые фотографии, размещенные на нем, являются публично доступными. Довод господина Навального о том, что эта информация, фотографии и видео являются общественно значимыми, подлежит рассмотрению в ходе судебного рассмотрения в Усть-Лабинском суде, потому что сейчас сложно судить, является ли это таковым. Я могу привести свои соображения: в данном случае, если ознакомиться с этой публикацией, то видно, что основным объектом является господин Дерипаска — частное лицо, съемки происходили на его частной территории.

— А как вы в целом оцениваете перспективы иска господина Дерипаски о защите частной жизни?

— Я думаю, что этот иск должен быть удовлетворен, потому что предмет исследования по данному делу совершенно очевиден. Господин Дерипаска не является депутатом, сенатором, губернатором, или кем-то, кто участвует в муниципальных или федеральных выборах, не занимает никакие иные должности в исполнительной власти — соответственно, он не соглашался ставить себя под повышенный контроль общества. Таким образом, сфера его частной жизни такая же, как у любого другого гражданина. Каждый из нас может себе задать вопрос: хотели ли бы мы, чтобы публиковались наши фотографии, может быть, в домашней атмосфере, где мы не так одеты, не так выглядим, может быть, даже что-то не то говорим? В данном случае закон защищает частное лицо от подобной публикации информации без его согласия. Поэтому, на мой взгляд, если только не будет установлено, что согласие все-таки в свое время было дано на публикацию этих изображений, то иск обязательно будет удовлетворен.

Беседовал Григорий Колганов


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение