Коротко


Подробно

4

Фото: Toby Melville / Reuters

В них камень не кинешь

Анастасия Брызгалова и Александр Крушельницкий принесли российскому керлингу первую олимпийскую медаль

Первую олимпийскую медаль в истории российского керлинга завоевали Анастасия Брызгалова и Александр Крушельницкий. Пара, выступавшая в соревнованиях в дабл-миксте — дисциплине, которая впервые появилась в программе Олимпиад именно в Пхёнчхане, выиграла бронзу. В матче за нее, который прошел спустя всего несколько часов после обидного поражения в полуфинале от швейцарцев, она одолела норвежский дуэт Кристин Скаслиен и Магнус Недреготтен со счетом 8:4. С подробностями — корреспондент “Ъ” Алексей Доспехов.


Шел заключительный, восьмой энд (так в керлинге называются периоды игры) матча за бронзу, и запущенный норвежцами камень, въехав в «дом», не смог разметать находившиеся в нем камни российские. А выбить их было единственным условием, при котором норвежцы, уже отстававшие на три очка, получали бы шанс хотя бы побиться в экстра-раунде — овертайме. Откровенно говоря, задача, стоявшая перед ними в тот момент, учитывая расположение камней, выглядела фактически невыполнимой. Но Анастасия Брызгалова и Александр Крушельницкий, наблюдая за броском, все равно застыли каменными статуями. Через секунду, когда стало ясно, что норвежский трюк не прошел, они, конечно, расслабились и вели себя уже не так, как ведут себя обычно сдержанные на эмоции керлингисты, а как все, кому довелось взять олимпийскую медаль. А их медаль была особенной — можно сказать, исторической, прорывной.

Прорыв этот родился не на пустом месте. После долгого перерыва керлинг, который обожал бывший президент Международного олимпийского комитета (МОК) Хуан Антонио Самаранч, вернулся в олимпийскую программу в 1998 году. Тогда для России он был еще экзотикой. Но уже в середине прошлого десятилетия выяснилось, что, по крайней мере, в керлинге женском ее позиции крепки. С тех пор публика, следящая за этим видом, успела привыкнуть к новостям о победах и призах, добытых россиянками на топ-турнирах, таких как чемпионаты Европы. Оставалось лишь прорваться к медалям турнира главного, а с этим никак не срасталось.

Срослось благодаря решению МОК увеличить олимпийский вес керлинга, добавив к классическим мужским и женским состязаниям еще и состязание смешанное — молодой (первое мировое первенство в нем было проведено в 1998 году) дабл-микст. В Пхёнчхане можно было констатировать, что это решение — одно из тех, которое вряд ли вызовет очередную волну недоумения по поводу стремления МОК напихать в программу Олимпиад как можно больше «смежных», похожих друг на друга дисциплин. Дабл-микст, в котором, в отличие от «классики», матч продолжается не десять, а восемь эндов, за энд каждая команда совершает не восемь, а шесть бросков, а игра длится не три часа, а гораздо меньше, оказался динамичнее, проще, что ли, для понимания, чем соревнования традиционные. А для России он оказался еще и плацдармом для прорыва.

Фото: Cathal McNaughton, Reuters

Его обеспечила супружеская пара, которая репутацию чрезвычайно крепкой и в чисто спортивном смысле приобрела еще до поездки в Пхёнчхан. Анастасия Брызгалова и Александр Крушельницкий выиграли в 2016 году чемпионат мира, и, разумеется, тот их успех и другие достижения поднимали российские котировки. Но чтобы оправдать их, Брызгаловой с Крушельницким пришлось, надо признать, пройти по адски сложной дороге, начавшейся с разгрома в стартовом матче группового этапа от американцев. В нем российский тандем выглядел абсолютно разобранным. «Расслабленно начали» — так формулировал Крушельницкий. Ситуацию, грозившую превратиться в случае еще одной осечки в критическую, они исправили, одержав затем четыре подряд победы, две из них — над китайцами и корейцами — выцарапав в экстра-эндах. Поражения под занавес группового этапа от фаворитов — канадцев и швейцарцев — уже не могли выкинуть россиян из четверки, то есть из полуфинала.

Полуфинал против того же швейцарского дуэта Женни Перре и Мартина Риоса, действующих чемпионов мира, наверняка врежется им в память надолго. Соперники, кажется, сами не верили, что проскочили. Но последний бросок в восьмом энде, которым Крушельницкий имел возможность и сравнять счет, и перевести игру в экстра-энд, поставив камень близко к центру круга, и даже принести выигрыш своей мини-команде, выбив чужой камень (оба варианта смотрелись реалистичными, первый — так просто «техническим»), проскользил через «дом».

Фото: Toby Melville , Reuters

Это был, разумеется, страшный с психологической точки зрения удар. А на переваривание его у россиян было совсем немного времени. Их полуфинал игрался вечером, матч за бронзу с уступившими канадцам норвежцами был назначен на раннее утро следующего дня. Российских спортсменов, разумеется, невозможно было не спросить, что помогло им все-таки прийти в себя после этого промаха, забыть его. «Ну, наверное, то, что мы муж и жена»,— улыбалась Брызгалова, имея в виду, что поражения вместе легче переживать.

А награды Олимпийских игр, взятые в изумительно с точки зрения стратегии проведенных матчах, в которых к заключительному энду оппонентам остается только безумно, без реальных перспектив добиться своего, рисковать, вместе приятнее отмечать. Это уж точно было видно по их настроению.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение