Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Александр Хорошавин получил 13 лет строгого режима

Защита экс-губернатора Сахалина намерена оспорить приговор

Бывший губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин признан виновным в получении крупных взяток и приговорен к 13 годам колонии строгого режима и штрафу в размере 500 млн руб. Его бывшие подчиненные — советник губернатора Андрей Икрамов и заместитель председателя правительства Сергей Карепкин — получили девять с половиной и восемь лет строгого режима соответственно. Только сотрудничавший со следствием министр сельского хозяйства, торговли и продовольствия Николай Борисов отделался штрафом в размере 2,5 млн руб. Он не будет обжаловать приговор. Защита остальных подсудимых настаивает на их невиновности и уже заявила о намерении обжаловать решение суда.


Сегодня городской суд Южно-Сахалинска приговорил бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина к 13 годам тюремного заключения в колонии строгого режима. Судья Елена Поликина признала экс-главу региона виновным в получении взяток (ст. 290 УК РФ) и легализации преступных доходов (ст. 174.1 УК РФ). В срок заключения обвиняемому будет зачтено время, которое он провел под арестом (с 4 марта 2015 года).

Суд также постановил, что Александр Хорошавин должен выплатить штраф в размере 500 млн руб. Кроме того, он будет лишен всех государственных наград, а после освобождения на пять лет лишится права занимать государственные должности.

Бывших подчиненных экс-губернатора суд также признал виновными. В частности, Андрей Икрамов приговорен к девяти с половиной годам колонии строгого режима и штрафу в 176 млн руб. Сергей Карепкин получил восемь лет в колонии строгого режима и 4 млн руб. штрафа. Николай Борисов, единственный из подсудимых сотрудничавший со следствием, признан виновным в одном эпизоде со взяткой и оштрафован на 4,5 млн руб. С учетом нахождения в СИЗО и под домашним арестом ему нужно выплатить 2,5 млн руб.

При вынесении приговора судья Поликина полностью согласилась со сроками, которые запрашивал гособвинитель Денис Штундер для трех подсудимых. Только Николаю Борисову грозило более суровое наказание — семь лет колонии строгого режима. Господин Штундер сообщил журналистам, что удовлетворен итогами процесса. «В целом решение суда соответствует ожиданиям»,— заявил он.

Во время оглашения вердикта, которое длилось четыре рабочих дня, Александр Хорошавин демонстративно не прислушивался к словам судьи, занимаясь чтением книг. В частности, в его руках была замечено произведение Петра Авена «Время Березовского». Внешне спокойно он воспринял и приговор. Его адвокат Ольга Артюхова покинула здание суда, отказавшись общаться с журналистами. Ранее она заявляла, что намерена обжаловать обвинительный приговор.

Также не согласны с решением суда адвокаты Карепкина и Икрамова. «Вина моего подзащитного не доказана. Будем обжаловать и добиваться правды»,— сообщил журналистам Игорь Янчук, защитник Карепкина. «Считаю решение необоснованным. Мы намерены идти до конца, до Европейского суда готовы дойти»,— сказал Юрий Сюзюмов, адвокат Икрамова.

В то же время Ольга Дружинина, защитник Борисова, согласилась с решением судьи Поликиной. «Приговор в отношении моего подзащитного считаю справедливым»,— сказала она.

Напомним, подсудимым инкриминировалось получение взяток на общую сумму 522 млн руб. и отмывание полученных преступным путем денег (ст. 290 и ст. 174.1 УК РФ). По версии следствия, сахалинские предприниматели были вынуждены «откатывать» деньги через посредников Александру Хорошавину буквально за каждый крупный проект. Взятки «за общее покровительство» передавались в коробках из-под ксерокса прямо в администрацию. В здании правительства области их хранили в специальном сейфе. Время от времени деньги из этого своеобразного «общака» кидали через банкоматы на карточки Александра Хорошавина и членов его семьи. Операции по картам и были признаны потом отмыванием взяточных средств.

Александр Хорошавин был взят под стражу в марте 2015 года и почти сразу отстранен от должности, которую занимал в течение восьми лет. Как сообщал “Ъ”, поводом для расследования в отношении высокопоставленного чиновника, стало совсем другое уголовное дело. Еще в 2013 году сахалинское управление ФСБ начало проверку по поводу махинаций, которые были вскрыты при строительстве четвертого энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. Главным подозреваемым тогда стал директор компании «Энергострой» и председатель правления Тихоокеанского банка Николай Кран. Но об интересе чекистов стало известно фигуранту и его компаньонам. Устранить возникшую проблему они решили кардинально, отправив в Москву людей с задачей дать крупные взятки (до $1,3 млн) кому-нибудь в центральном аппарате ФСБ с целью перевода начальника УФСБ Сахалинской области генерала Игоря Стручкова на другой пост. Впрочем, о тайных переговорах стало известно как самим чекистам, так и СКР, который возбудил уголовное дело. Осенью 2014 года было задержано около десяти человек, включая Николая Крана. Во время следствия Кран, стремясь смягчить свою участь, дал подробные показания на Александра Хорошавина, которому за общее покровительство заплатил $6 млн, перечислив деньги на указанные счета за границу. Николая Крана отпустили из СИЗО, но он вскоре скончался от сердечного приступа.

Защита Александра Хорошавина в ходе судебного процесса настаивала на его оправдании. Показания Крана адвокат экс-губернатора Ольга Артюхова назвала оговором. Причиной, по которой бизнесмен мог пойти на сделку с СКР, защитник считает решение областного правительства о выводе денежных средств из его кредитного учреждения. По версии защиты, Николай Кран дал нужные следствию показания, чтобы самому уйти от уголовного преследования за финансовые нарушения. Александр Хорошавин в своем последнем слове заявил о своей невиновности: «Подходит к концу десятимесячный процесс, и так же, как с его начала и с первого допроса, я отвергаю предъявленные мне обвинения. Не было никаких взяток. Я не совершал преступления, в которых меня обвиняют».

В сентябре 2016 года городской суд Южно-Сахалинска удовлетворил иск Генпрокуратуры России об изъятии в пользу государства имущества семьи Хорошавина на общую сумму в 1,1 млрд руб. Среди конфискованного недвижимого имущества был жилой дом в Подмосковье, четыре квартиры в Москве, нежилое здание и четыре земельных участка, а также шесть автомобилей, включая два «Бентли», и ювелирные украшения.

Татьяна Вышковская, Южно-Сахалинск; Сергей Сергеев, Алексей Чернышев


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение