Коротко


Подробно

Фото: Ivan Sekretarev / AP

Турбосанкции набирают обороты

США запретили вести бизнес с «Силовыми машинами»

За несколько дней до публикации докладов Минфина США, за которыми, как ожидается, последует новая волна ограничительных мер против российских бизнесменов, Вашингтон ввел точечные санкции против одного из активов владельца «Северстали» Алексея Мордашова — машиностроительного холдинга «Силовые машины». Видимо, это связано с прошлогодним скандалом из-за поставки в Крым газовых турбин, которые были изготовлены СП «Силовых машин» и немецкой Siemens. Но скажутся ли эти санкции на Siemens и на самом СП, выпускающем уникальное для России оборудование, пока неясно и самой немецкой компании.


Минфин США в пятницу опубликовал очередные добавления в свой «русский» список санкций. На этот раз в них вошли, в частности, фигуранты «турбинного скандала» — российские физические и юридические лица, которые, как считается, причастны к поставке газовых турбин немецкой Siemens в Крым в 2017 году. В черный список SDN (лица, с которыми американским гражданам и юрлицам США запрещено вести дела) включены те, кто уже попал под санкции ЕС в прошлом августе. Это входящее в «Ростех» ООО «ВО “Технопромэкспорт”» (ООО ТПЭ, генподрядчик строительства Балаклавской и Таврической ТЭС, куда и попали турбины), его гендиректор Сергей Топор-Гилка, а также заместитель министра энергетики РФ Андрей Черезов (курирует Крым) и глава департамента оперативного контроля в электроэнергетике Минэнерго Евгений Грабчак. Впрочем, Минфин США добавил в SDN-список и «Силовые машины» — один из крупнейших машиностроительных холдингов РФ, принадлежащий владельцу «Северстали» Алексея Мордашова, на который санкции ЕС не распространялись.

Строительство двух ТЭС общей мощностью 940 МВт в Крыму, необходимое для энергонезависимости полуострова от Украины, с самого начала столкнулось с трудностями, так как предполагало использование газовых турбин большой мощности. Такой технологии у РФ нет: в 2000-х годах страна де-факто отказалась от собственных разработок и использовала для обновления генерации импортное оборудование или турбины, выпускаемые в Петербурге СП «Сименс технологии газовых турбин» (СТГТ, 65% у Siemens, 35% у «Силовых машин»). Но западные санкции запретили поставку энергооборудования в Крым, и до 2017 года было неясно, где ТПЭ сможет найти замену.

В итоге ТПЭ все же вынужден был использовать турбины СТГТ: как писал “Ъ” в прошлом июне на основании данных госзакупок, для крымских ТЭС была взята немецкая техника. Когда эта информация подтвердилась (ТПЭ, как выяснилось, перекупил у другой структуры «Ростеха» ОАО «ВО “Технопромэкспорт”» турбины, изначально предназначавшиеся для проекта ТЭС в Тамани), Siemens заявила о нарушении контракта и потребовала вернуть оборудование. После этого и последовали санкции ЕС.

Машиностроительный холдинг господина Мордашова попал под ограничения Минфина США буквально накануне новой крупной волны американских санкций. Как ожидается, уже на следующей неделе министерство представит Конгрессу два доклада о России, на основании которых впоследствии могут быть введены новые санкции. Это так называемый кремлевский доклад — список высокопоставленных российских чиновников и бизнесменов, приближенных к руководству РФ, а также «полугосударственных компаний», имеющих тесные связи с властями. Также ожидается доклад о потенциальных последствиях расширения санкций США «на государственный долг России и полный спектр деривативов». Их составление предусмотрено законом «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA), принятым в прошлом году.

Не исключено, что в докладах Минфина США появятся имена ряда российских бизнесменов, которые до сих пор избегали санкций. Сам Алексей Мордашов неоднократно критически, но спокойно высказывался об этом. «Как можно этого избежать? Я не могу влиять на Госдеп США, даже если бы хотел. Да, кстати, и не хочу»,— отмечал он в интервью “Ъ” еще в июле 2015 года. На этой неделе, выступая на форуме в Давосе, предприниматель говорил, что «не чувствует слишком большого прямого влияния, так как санкции направлены против конкретных лиц или, к примеру, передачи технологий по бурению и газу». Но он при этом добавил: «В целом санкции негативно сказались на бизнес-климате, они несут в себе больше непредсказуемости».

Господин Мордашов уже имеет среди своих ключевых партнеров ряд лиц, попавших под санкции. Например, его «Северсталь» входит в число акционеров «Национальной медиагруппы» (НМГ). Совладельцами НМГ также являются банк «Россия», крупнейший акционер которого Юрий Ковальчук (банк и лично бизнесмен под санкциями с 2014 года), «Сургутнефтегаз» (также под санкциями США) и страховая группа СОГАЗ. НМГ владеет 25% «Первого канала», телеканалом РЕН ТВ, 98,32% холдинга «Известия». Основной актив Алексея Мордашова — «Северсталь» от бизнеса в США окончательно избавилась еще в 2014 году, когда продала последние активы — металлургические заводы Dearborn и Columbus и угольную PBS Coals. У самих «Силовых машин», по данным аффилированных лиц, активов в США нет.

Но не определена судьба и самого СП «Силовых машин» с Siemens — неясно, будет ли немецкая компания сохранять свою долю в СТГТ. Старший юрист юркомпании «Стрим» Мария Понаморева заметила “Ъ”, что санкции США не вводят прямого запрета для европейской Siemens работать с «Силовыми машинами». Она замечает, что если ЕС тоже введет санкции в отношении российской компании, то это, конечно, скажется на взаимодействии партнеров.

Юрист также не исключила, что в соглашении по СП есть «санкционная оговорка» — например, о том, что «введение санкций является основанием для расторжения партнерства».

В «Силовых машинах» и «Северстали» пояснений не предоставили. «Нам не привыкать жить под санкциями»,— заявили в пятницу в «Ростехе» (госкорпорация давно подпадает под ограничения США). В самой Siemens также пока не готовы комментировать последствия объявления об американских санкциях. «Мы начали анализировать, как эта ситуация скажется на Siemens»,— сообщил представитель компании Вольфрам Трост. Он также заверил, что немецкий концерн «исполняет и будет исполнять» законы, касающиеся санкций и экспортного контроля. Напомним, что в прошлом году во время турбинного скандала немецкой компании, по сути, пришлось отбиваться от подозрений, что Siemens с самого начала была в курсе намерений ТПЭ перенаправить оборудование в Крым. Компания публично пообещала тогда остановить сотрудничество с госкомпаниями РФ по оборудованию для газовой генерации, усилить контроль за поставками техники, а также подала в суд, требуя вернуть турбины из Крыма. Впрочем, пока российские суды встают на сторону ТПЭ, в частности, указывая на то, что требование Siemens привело бы к исполнению западных санкций в РФ.

Владимир Дзагуто, Елена Черненко, Татьяна Дятел, Анна Занина, Анатолий Джумайло, Анна Афанасьева, Владислав Новый, Елизавета Макарова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение