Коротко

Новости

Подробно

Финансовый сектор пошел на поправку

ситуации в российской экономике

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

индекс деловой активности



Ассоциация менеджеров и издательский дом "Коммерсантъ" продолжают совместный проект по расчету индекса деловой активности. В ноябре было зафиксировано максимальное падение индекса предпринимательских ожиданий — бизнесмены полагают, что в ближайшем будущем ситуация в экономике России будет ухудшаться. Вместе с тем появились признаки того, что данное ухудшение будет непродолжительным: ситуация в финансовом секторе пошла на поправку, а именно он тормозил развитие экономики в последние месяцы.
       Ноябрьское исследование по оценке общего уровня деловой активности в стране показало, что продолжилось как падение фактической оценки состояния делового климата, так и уровня оценок относительно будущей ситуации. Интегральный показатель деловой активности снизился на 0,9%, достигнув значения 135,7 пункта. Ноябрь стал третьим подряд месяцем, когда интегральный индекс непрерывно снижался, и это падение отбросило макроэкономические показатели экономики страны к уровням июня 2002 года. Причем важно не только то, что индекс демонстрировал негативную динамику — в определенном смысле важнее, что падение происходит нарастающими темпами (см. график). Правда, пока темпы эти остаются невысокими, и говорить о каком-либо действительно существенном ухудшении делового климата пока рано. Тем не менее ускоряющееся ухудшение деловой конъюнктуры может свидетельствовать о приближении более значительного падения.
       

Краткосрочный пессимизм


       Среди отраслевых субиндексов, показавших аналогичную с интегральным индексом негативную динамику, находятся промышленность и торговля. Промышленный субиндекс снизился в ноябре на 1,85%. Данное снижение также вряд ли следует считать неординарным событием, поскольку на протяжении уже почти полугода колебания индекса являются довольно слабыми, максимальный разброс значений не превышает 4%. Учитывая, что ранее имели место существенно более значительные "скачки" индекса, не стоит придавать чрезмерного значения ноябрьской динамике данного отраслевого субиндекса. Торговый индекс за отчетный период также понизился на 2,5%. Хотя на графике этот отраслевой субиндекс также выглядит достаточно стабильно уже на протяжении шести месяцев, следует отметить, что его волатильность все же превосходит волатильность индекса промышленности. Тем не менее, как и в случае с промышленностью, вряд ли можно с уверенностью утверждать, что текущая динамика отражает какие-либо изменения в оптовой или розничной торговле.
       Поэтому для того, чтобы составить более четкое представление о реальной динамике деловой конъюнктуры, не обойтись без анализа индекса предпринимательских оценок и ожиданий. Субиндекс предпринимательских ожиданий как раз и является показателем, ориентированным на отслеживание тех тенденций, которые пока только формируются и поэтому не нашли отражения в официальной статистической отчетности. К сожалению, ноябрьские данные по индексу предпринимательских оценок и ожиданий — наиболее разочаровывающие из всех результатов исследования. За отчетный период индекс продемонстрировал падение на 5,7%. Это рекордное по масштабам снижение данного показателя за весь период наблюдений. И что еще хуже, текущее значение абсолютного уровня индекса — 75,3 пункта — является абсолютным минимумом данного индекса.
       В отличие от небольшого сокращения интегрального и промышленного индексов, это уже серьезное основание для беспокойства. Прежде чем пытаться понять причины этого падения, необходимо более четко уяснить, что отражает это падение. В этой связи имеет смысл проанализировать результаты специального "опроса месяца", в котором руководителям предприятий предлагалось ответить на дополнительные вопросы, что позволит существенно дополнить и конкретизировать общий вывод о стагнации делового климата.
       Во-первых, предприниматели отметили, что в 2003 году темпы роста экономики России, скорее всего, останутся на уровне этого года (напомним, что, по прогнозам правительства, рост ВВП составит 3,9%, а рост промышленного производства — 4,2%). Мнение, что темпы роста не претерпят существенных изменений, поддерживают 46,5% опрошенных. Более трети участников исследования (34,9%) считают, что экономический рост ускорится. И лишь 16,3% опрошенных полагают, что темпы роста замедлятся. Таким образом, прогноз наших респондентов можно сформулировать так: "хуже не будет".
       Поэтому резкое снижение индекса предпринимательских оценок и ожиданий вряд ли стоит считать проявлением долгосрочных тенденций. Скорее всего, оно отражает лишь пессимизм руководителей компаний относительно кратко- и среднесрочной перспективы. Из этого можно сделать вывод, что и причины этого временного спада конъюнктурных ожиданий должны с наибольшей вероятностью быть краткосрочными.
       Во-вторых, необходимо отметить, что руководители компании, пессимистически оценивая будущую макроэкономическую ситуацию, тем не менее прогнозируют значительный рост производственных и финансовых показателей для своих собственных компаний. В дополнительных вопросах исследования темпы этого роста по важнейшим показателям (в качестве которых были избраны объем реализации и/или товарооборот) были разбиты на три интервала, и участникам исследования предлагалось указать, какой сценарий развития они считают наиболее реалистичным для собственных компаний. Диапазон "менее 4%" указали 11,6% респондентов, "от 5% до 7%" — чуть более трети опрошенных (34,9%), наконец, интервал "более 8%" выбрали более половины участников опроса (53,5%). Таким образом, оптимизм по поводу макроэкономической ситуации основан не только на прогнозах относительно общего состояния экономики, но и на финансово-производственных планах конкретных хозяйствующих субъектов. Поэтому в выводы относительно спада ожидаемой конъюнктуры необходимо внести существенное уточнение: этот спад вряд ли станет продолжительным, и как на макро-, так и на микроуровне, наиболее вероятно постепенное улучшение ожиданий.
       Кроме того, не стоит упускать из вида и достаточно благоприятную ситуацию в потребительском секторе. После небольшого спада в сентябре этот сегмент продолжил уверенный рост, и за ноябрь его значение поднялось на 1,6%, до уровня 251,6 пункта. Динамика потребительского субиндекса на протяжении последнего года, с небольшими исключениями (в марте, мае и сентябре), довольно близко "повторяет" линейный тренд, что говорит о высокой устойчивости этого субиндекса к внешним влияниям, а в более общем плане — о высоком запасе "надежности" потребительского оптимизма. Наличие уверенного потребительского спроса — лучшая гарантия долгосрочного благополучия производителей, по крайней мере тех, чья продукция ориентирована на внутренний рынок.
       

Долгосрочные надежды


       Обратимся теперь к выяснению причин снижения индекса деловой активности. Причины кратковременных спадов вряд ли стоит искать в структурных проблемах экономики — целесообразнее обратиться к денежной сфере. Как мы уже не раз отмечали в предыдущих обзорах, основная причина стагнационных процессов в экономике — слабость банковского сектора, не способного обеспечить нормальную подпитку промышленности инвестиционными ресурсами. Поэтому вызывает определенный оптимизм тот факт, что ситуация в данной сфере улучшилась.
       Субиндекс финансового сектора показал рост на 1,2%, достигнув уровня 206,4 пункта. Рост данного индекса зафиксирован впервые за последние четыре месяца. До этого он падал в течение целого квартала, причем суммарное падение составило 5%. Если это перелом тенденции и ситуация в финансовой сфере продолжит улучшаться, в среднесрочной перспективе это приведет и к улучшению общей макроэкономической ситуации в стране. А в пользу того, что улучшения эти могут иметь долгосрочный характер, говорит прежде всего то, что вызваны они в основном действиями российских властей.
       Действительно, в предыдущих обзорах мы отмечали, что, по мнению бизнесменов, государственная политика в банковском секторе играет первостепенную роль. А именно в октябре Банк России начал реализовывать меры по повышению прозрачности и управляемости банковской системы, в частности четко обозначил свое негативное отношение к "раздуванию" банковских балансов и капитала, после чего многие банки начали приводить свою отчетность к реальности. Эта мера, безусловно, должна помочь более эффективному пруденциальному надзору и контролю за состоянием банковской системы, что приведет к росту кредитного потенциала.
       Одновременно ЦБ существенно активизировал рефинансирование банков, сначала через механизм валютных свопов, а позже через операции репо. В октябре объем операций ЦБ по валютным свопам превысил октябрьский показатель более чем в семь раз. И если ранее плата за привлеченные средства ЦБ составляла минимум 18% годовых, в последнее время по сделкам репо она снижена до 4% годовых.
       Снижение стоимости привлеченных средств для банков обязательно вызовет снижение цены займов и для компаний. Конечно, пока рефинансирование со стороны ЦБ является краткосрочным, и активы банков также должны быть краткосрочными. Но есть хороший способ "конвертировать" долгосрочный актив в краткосрочный — сделать заем рыночным, то есть перейти от прямого кредитования инвестора к выпуску облигаций. Эта тенденция с начала октября проявилась очень отчетливо — компании разных секторов разместили облигаций более чем на 15 млрд руб. Развитие облигационного рынка оказывает значительное влияние и на структуру рисков банковской системы: поскольку риск того или иного заемщика может быть "распределен" между многими инвесторами, у банков не возникает проблемы избыточной концентрации ресурсов только на крупнейших клиентах, что снижает вероятность системного кризиса из-за проблемы "плохих кредитов".
       Так что если денежные власти продолжат данный курс, экономический рост должен ускориться. Конечно, накачка рынка при этом дешевыми деньгами может привести к всплеску инфляции. Однако на деле это скомпенсируется тем, что с 1 декабря изменится порядок обязательной продажи валютной выручки: Центробанк не будет обязан скупать валюту у экспортеров, а именно таким образом он впрыскивал рубли на рынок в последние годы. Замена этого механизма поддержания ликвидности на применение чисто финансовых инструментов должна позволить ЦБ проводить более гибкую денежную политику. По сути, Центробанк станет кредитовать экономику через банковскую систему. И вопрос будет лишь в том, успеет ли экономика "переварить" эти деньги, чтобы "отработать" выданные кредиты. Но это уже вопрос скорее не финансового сектора, а структурных реформ в промышленности.
СЕРГЕЙ Ъ-ЛИТОВЧЕНКО, Ассоциация менеджеров; ПЕТР Ъ-РУШАЙЛО
Комментарии
Профиль пользователя