Коротко

Новости

Подробно

No comment

The Guardian

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

The L1m-a-mile Wall That Divides a Town From Its Own Land of Plenty


       Стена стоимостью 1 млн фунтов за милю отделяет город от его плодородных земель
CHRIS MCGREAL
КРИС МАКГРИЛ
       Жители Джайюса узнали о стене, прочтя сообщение на листке бумаги, прикрепленном к оливковому дереву. "Это был военный приказ,— говорит Шариф Омар, который проклинает тот день.— Нам предписывалось на следующий день встретиться с израильским военным, который покажет нам, где будет проходить стена. Собрались сотни людей. Мы были потрясены, когда увидели, где она пройдет. Люди рыдали. Некоторые теряли сознание".
       Это было в сентябре. С тех пор бульдозеры расчистили полосу земли шириной 50 м, которая проходит через оливковые рощи Джайюса в нескольких десятках метров от западной границы города.
       Еще через несколько недель будет залит фундамент для стены высотой 8 м. А потом появятся окоп, колючая проволока, прожекторы, камеры и электронные детекторы. В Джайюсе пока не знают, поставят ли у них наблюдательную вышку, как это было сделано в соседнем городе Калькилье.
       К концу года эта стена, которая отрезает у города большую часть его земель, станет еще одним участком бетонного барьера в 250 миль (400 км), проходящего через Западный берег. Израильское правительство тратит 1 млн фунтов стерлингов на строительство каждой мили ($978 тыс. за километр) этого мощного фортификационного сооружения, веря в то, что оно преградит путь террористам-самоубийцам. В это верит и израильская общественность. Согласно опросам общественного мнения, более 70% израильтян считают, что сотрудничать с палестинцами невозможно, поэтому лучше строить барьеры. Правительство называет эту стену разделительным барьером, армия — защитным заграждением, израильтяне из числа правых — стеной террора. Палестинцы сравнивают ее с Берлинской стеной и говорят, что стена превратит Западный берег в самую большую тюрьму мира.
       В Джайюсе же больше опасаются не того, что их огородят стеной, а того, что их отгородят от остального мира. Стена тянется через самое сердце Джайюса, оставляя большую часть земель селения на израильской стороне. По оценкам мэра Файеза Салима, город потеряет доступ к 80% из 18 тыс. оливковых и 50 тыс. цитрусовых деревьев. Он будет отрезан от десятков крупных парников, и во время сбора урожая люди останутся без работы. И самое главное, Джайюс будет отрезан от своих семи источников, а рыть новые израильтяне запретили. "Мы говорили об этом израильтянам. Они не отвечают. Говорят, что это военный приказ. С нами они не разговаривают, просто вывешивают объявление на дереве",— рассказывает господин Салим.
       Среди тех, кому грозит беда,— господин Омар, один из самых богатых землевладельцев Джайюса. У него 20 га оливковых рощ, цитрусовых садов и два просторных парника, где растут помидоры. Стена оставит ему всего 2,5 га. "Зеленая линия проходит в 5 километрах отсюда,— говорит он.— Почему же стена стоит всего в 40 метрах от наших домов? Почему они строят ее так близко?"
       Палестинцы говорят, что стена служит двум целям: запереть в клетке жителей Западного берега аналогично тому, как жители сектора Газа заперты защитными ограждениями; а также отхватить еще палестинских земель, чтобы Израиль мог продолжить колонизацию, расширяя еврейские поселения.
       Хотя в основном стена следует вдоль границы 1967 года — так называемой зеленой линии; в некоторых местах она намного от нее отступает, как, например, в Джайюсе. Правительство объясняет это так: оно не желает, чтобы это "препятствие" становилось фактической границей, которая может быть использована для ослабления его позиций в переговорах о палестинском государстве. Однако некоторые палестинцы уверены, что стена и на самом деле станет границей и все, что находится на запад от нее, окажется в руках израильтян. А это не только ценные плодородные земли, но и вода, одинаково ценная для всех в этом засушливом районе.
       Джайюс и соседние города расположены над западным водосборным бассейном, который обеспечивает половину всей воды Западного берега. Большая часть палестинских колодцев окажется по другую сторону стены. Стена, кроме того, обходит несколько больших еврейских поселений, в то же время тесно охватывая с трех сторон соседний с Джайюсом город Калькилью.
       Правая газета Jerusalem Post высказала следующую мысль: "Ограждение должно быть построено таким образом, чтобы оно свободно охватывало израильские поселения и тем самым увеличивало размеры территории, с которой Израиль выйдет в будущем на переговоры о статусе".
       Но некоторые группы поселенцев и правые партии выступают против возведения стены, считая, что она означает не что иное, как создание Израилем палестинского государства. В зависимости от местности она сделана как забор или как стена. Участки стены уже видны из Джайюса, они окружают Калькилью с трех сторон, оставляя лишь одну подъездную дорогу.
       Израильская оборонная компания экспериментирует с аэростатами и инфракрасными детекторами, чтобы расширить полосу ничейной земли с палестинской стороны стены. Другая компания предложила использовать систему радаров, способную засечь шаги человека, прежде чем тот дойдет до стены. В некоторых местах над барьером возвышаются наблюдательные вышки. Израильтяне утверждают, что приказа стрелять по всем находящимся в зоне видимости не будет, однако любой, кто попытается перебраться через забор, будет считаться террористом.
       Израильтяне пообещали, что в районе Джайюса в стене будет сделана дверь, через которую палестинцы смогут ходить к своим участкам. Однако это вызывает у господина Омара подозрения. "Они могут закрыть эту дверь в любой момент, когда им захочется. Посмотрите, что они творят в Наблусе или Рамалле. Они отрезают целый город, когда хотят отомстить",— говорит он.
       Господин Омар опасается, что правительство откажет жителям Джайюса в доступе к земле, а потом с помощью британских и турецких колониальных законов оправдает конфискацию, заявив, что эти земли мало используются. Он судит по собственному опыту. "В 1988 году израильтяне конфисковали мою землю, заявив, что она не годится для сельскохозяйственных работ. Они хотели использовать ее для расширения еврейского поселения. Я пошел в военный суд и стал судиться,— рассказывает он.— Я убрал с участка все камни и посадил сначала пшеницу, потом апельсиновые деревья, грецкий орех, авокадо, гранатовые, фиговые деревья, огурцы. Я доказал им, что она годится для посадок. В 1996 году военный суд вернул мне землю".
       Но сейчас борьба гораздо серьезнее. Джайюс обратился в верховный суд, требуя перемещения стены, однако городские юристы посоветовали мэру не возлагать на это слишком больших надежд. У господина Омара другие планы. "Мне остается только одно. Я куплю палатку и буду жить с моей женой по другую сторону ограждения среди моих деревьев,— говорит он.— Не знаю, позволят ли израильтяне это сделать. Наверняка мне не дадут построить дом. Но, может быть, я смогу жить в палатке".
Перевела АЛЕНА Ъ-МИКЛАШЕВСКАЯ
Комментарии
Профиль пользователя