Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

"С этим надо разбираться"

Председатель СП Татьяна Голикова — об эффективности использования госсредств. Беседовала Светлана Сухова

Председатель Счетной палаты России Татьяна Голикова, комментируя исследование СП в разговоре с "Огоньком", отметила занятный нюанс: "По сути, государство финансирует предпринимательскую деятельность своих учреждений"


— Татьяна Алексеевна, в процессе обсуждения доклада Счетной палаты президент Татарстана заявил, что других шальных денег, кроме как бюджетных, в стране больше нет. Как это понимать?

— Это его оценка того, как обращаются с бюджетными деньгами. Отчасти она справедлива. Не могу сказать, что так относятся к госсредствам все их получатели, но то, что такие факты не единичные случаи, общеизвестно. И в Татарстане, очевидно, с такими фактами тоже знакомы. Почему-то традиционно к частным деньгам относятся более рачительно, чем к государственным. Это мое многолетнее наблюдение.

— Из вашего доклада становится очевидным, насколько выросла численность госструктур в кризис...

— Это касается не столько структур, где работают госслужащие, а всего госсектора, включая и госучреждения. Для россиян явно важно, чтобы была стабильная занятость даже при низкой зарплате. Хотя в логике здравого смысла — уменьшение госсектора при оживлении экономики. Если мы, конечно, исходим из принципа построения конкурентной экономики. Но пока в этом направлении никакие подходы не отрабатываются.

— Но госструктуры не просто плодятся на бюджетные средства, они еще стремятся и зарабатывать на платных услугах. Надо ли их в этом начинании ограничивать?

— Ограничивать не надо, но государству надо четко оценивать свои потребности в виде количества и качества услуг, которые оно хочет получать или предоставлять. И не переплачивать. Я не стала говорить это на форуме, но Счетная палата выступает за проведение инвентаризации всех платных услуг госструктур и наведение в этом секторе порядка.

Приведу пример в сфере здравоохранения. Действует программа госгарантий бесплатного оказания медпомощи, в рамках которой зафиксированы услуги, и все они, понятное дело, бесплатные, их объем и качество четко оговорены и ограничены. Потребитель такой услуги может захотеть ею воспользоваться, но, что называется, с "добавлением" — иные, более дорогие лекарства, более комфортные условия пребывания в клинике и т.д. — и будет готов доплатить. Возможно ли это сегодня? Только в редких случаях: в подавляющем большинстве госучреждений ему или окажут бесплатный набор услуг, или только коммерческий, не разделяя на то, что платно и бесплатно, несмотря на то что госгарантии никто не отменял. Этим никому не хочется заниматься, но на деле именно это и есть показатель эффективности использования госресурсов. Без решения подобных вопросов невозможно планировать организацию системы здравоохранения в будущем.

С этим надо разбираться. А сегодня никто даже не знает, какое число россиян лечится бесплатно, а какое за деньги. Или какие медуслуги бесплатны, а какие востребованы на платной основе в учреждениях госсектора.

— Счетная палата не в первый раз поднимает вопрос об эффективности использования госсредств. Может, есть и предложения по исправлению ситуации?

— Когда мы начали заниматься этой проблемой в 2015 году, то уже тогда сформулировали ряд предложений, которые могли бы изменить ситуацию в лучшую сторону. И так уж получилось, что их появление совпало с санкциями и кризисом в экономике и, как следствие, с необходимостью сокращать госрасходы или, по крайней мере, их более эффективно использовать. Словом, что-то из нами предложенного уже отрабатывается на практике.

В первую очередь я говорю о казначейском сопровождении госконтрактов и средств, которые выделяются госкомпаниям и госкорпорациям. Тут самое успешное продвижение вперед, несмотря на то что казначейским сопровождением не охвачено все, что можно было бы охватить (такого рода подходы позволяют сократить дебиторскую задолженность перед федеральным бюджетом, хотя это и не быстро).

Другая тема — эффективное использование средств, выделяемых на строительство. Была изменена сметная база — сложнейшая тема, над которой работал Минстрой после нашей проверки космодрома "Восточный". Что-то уже удалось сделать и в упорядочении формирования инвестиционных расходов: например, в части нормативных подходов в формировании федеральных адресных инвестпрограмм существенно возросла доля проектов, по которым есть должная проектно-сметная документация. Сделать это требование обязательным для всех проектов пока не получилось, но число грамотно оформленных проектов точно выросло. Беспокоит одно: даже в этом случае сроки введения в эксплуатацию объектов срываются. По состоянию на 1 декабря 2017 года из подлежащего вводу 491 объекта были введены только 94.

— Что еще тревожит?

— На форуме я говорила, что у нас много вопросов вызывает ценообразование госуслуг. Анализ, который мы проводим, показывает, что по одинаковым позициям, но в различных учреждениях стоимость услуг отличается на несколько десятков процентов. С другой стороны, бывает и такое, что одно и то же учреждение при оказании коммерческой услуги устанавливает ее стоимость ниже, чем государственной в госзадании. То есть де-факто государство финансирует предпринимательскую деятельность своих учреждений, пользующихся госсобственностью и бюджетными деньгами. И вот это прямое нарушение законодательства. Этим слабо занимаются учредители таких структур, поэтому именно Счетной палате пришлось выяснять причины порочной практики. Оказалось, отчасти это объясняется тем, что учредители из числа ФОИВ ненадлежащим образом контролируют свои подведомственные учреждения, не выстроена система мониторинга и внутреннего контроля, которые должны осуществляться в соответствии с законодательством.

Кроме того, когда провозгласили так называемую оптимизацию госсектора, мы увидели две ярко выраженные тенденции. Первая — отдельные регионы провели оптимизацию бездумно: они сокращали госучреждения в труднодоступных районах, что приводило к снижению самой доступности услуг, прежде всего в сфере образования и здравоохранения. На федеральном уровне мы фиксировали и вторую тенденцию — госучреждения не закрывались, а из них — еще вчера самостоятельных юрлиц — делали филиалы. Таким образом, число "филиалов" за период 2012-2016 годов кратно возросло. А нужно ли их столько? И каково качество предоставляемых ими услуг? На примере тех же учреждений высшего образования (в основном тех, что не подотчетны Минобру, хотя и в его структуре мы фиксировали аналогичные проблемы) при подготовке специалистов не производится анализ рынка труда с определением последующей востребованности специалистов. То есть государство выделяет деньги, кадры готовятся, а потом оказывается, что нужны специалисты на совсем иных направлениях. Это весьма опасная тенденция, никак сегодня не регулируемая.

— В чем ее опасность?

— Выходит, что изрядная доля учреждений бюджетного сектора работает не на государство, а на себя. Зарабатывает на рынке. Понятно, что из лона государства все боятся выйти, стремятся получить хотя бы и уменьшенное, но гарантированное бюджетными средствами госзадание, одновременно сохранив и бизнес-доход, получаемый от использования госсобственности. Может, настало время сократить финансирование такого рода учреждений?

Беседовала Светлана Сухова


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение