Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Тетрадный листок вошел в обвинительное заключение

Курсант ВКА не верит, что его могут посадить за терроризм

В Санкт-Петербурге началось рассмотрение по существу уголовного дела курсанта Военно-космической академии имени Можайского (ВКА) Вадима Осипова, которого обвиняют в приготовлениях к теракту и содействии террористической деятельности. По версии следствия, военнослужащий планировал совершить теракт на одной из площадей города, а также захватить свою казарму и оружейную комнату. Сам курсант настаивает на своей невиновности.


Уголовное дело курсанта топографического факультета ВКА Вадима Осипова рассматривает тройка профессиональных судей Московского окружного военного суда (МОВС), которому подсудны дела террористической направленности, на выездном заседании в здании Ленинградского окружного военного суда.

Курсант стал фигурантом уголовного дела фактически сразу же после взрыва в петербургском метро, произошедшего 3 апреля 2017 года. Тогда, напомним, террорист-смертник подорвал себя в вагоне поезда на перегоне между станциями «Технологический институт» и «Сенная площадь». В результате теракта погибли 16 человек, еще около 100 пассажиров получили травмы различной степени тяжести.

Внимание правоохранителей Вадим Осипов привлек после того, как на одном из занятий у него был обнаружен листок со схемой захвата казармы и оружейной комнаты. Эта информация была передана в ФСБ России. Сам Вадим Осипов выдал силовикам книгу «Азбука домашнего терроризма» (другое название «Поваренная книга анархиста»), которая в 2014 году одним из судов Ставропольского края была внесена в федеральный список экстремистской литературы.

В итоге 13 апреля Вадим Осипов был задержан и арестован, ему предъявили обвинение сначала по ст. 205.1 УК РФ (содействие террористической деятельности), а потом добавили ст. 30 и ст. 205 (приготовления к теракту). Как было сказано на судебном процессе, курсант планировал поджечь казарму, перекрыть входы и выходы из здания и устроить массовый расстрел других курсантов. Кроме этого, по данным следствия, военный намеревался устроить теракт на одной из площадей Петербурга, спрятав взрывное устройство под тележкой с мороженым. Целью инкриминируемых обвиняемому действий, по версии следствия, была дестабилизация деятельности органов власти РФ и органов управления ВКА.

Отметим, что после своего задержания курсант письменно обратился к министру обороны РФ Сергею Шойгу, прося его разобраться в сложившейся ситуации. Однако в Минобороны ответили, что не могут вмешиваться в ход следствия.

Сам Вадим Осипов продолжает настаивать на своей невиновности. «Я не думал, что меня могут посадить за листок (схема захвата казармы.— “Ъ”)»,— заявил курсант на заседании. Его защитник Виталий Черкасов неоднократно характеризовал своего клиента как человека с бурной фантазией и склонного к черному юмору, но реально не планировавшего воплощать свои высказывания в жизнь.

После оглашения обвинительного заключения коллегия судей МОВС под председательством Евгения Зубова, который, отметим, ранее слушал уголовное дело об убийстве журналистки Анны Политковской, перешла к допросам свидетелей. В частности, были допрошены пятеро сослуживцев подсудимого, рассказавшие о темах разговоров с Осиповым. Например, обсуждался массовый расстрел учеников в одной из американских школ, поведение двух псковских подростков, закрывшихся в доме и стрелявших по полицейским, захват казармы ВКА. Так, один из свидетелей вспомнил о «взрыве чайника в руках старшины», а другой — про «установку растяжки на “генеральской” дорожке». Кроме этого, обсуждали между собой курсанты и теракт в петербургском метро. По словам свидетелей, Осипов высказывал удивление тем, как был организован и проведен взрыв. Вместе с тем, по словам сослуживцев, они воспринимали речи подсудимого как черный юмор: Осипов играл в КВН и писал хорошие шутки. Еще один свидетель обратил внимание на то, что «он (Осипов.— “Ъ”) хотел прославиться».

После заседания адвокат Виталий Черкасов заявил “Ъ”: «В материалах дела нет доказательств, что мой подзащитный предпринимал какие-либо шаги для реализации своих слов: покупал, к примеру, какие-то вещества, чтобы создать самодельное взрывное устройство, или расписывал конкретные действия и прочее. Кроме этого, допрошенные свидетели практически все заявили, что Осипов никогда и ни к чему их не склонял».

Дмитрий Маракулин, Санкт-Петербург


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение