Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

«"Роснефть" не готова прятать чужие грязные концы в воду»

Михаил Леонтьев — об отказе компании от участия в «газовом» аукционе АЛРОСА

Официальный представитель «Роснефти» Михаил Леонтьев по просьбе «Коммерсантъ FM» прокомментировал решение нефтяной компании отказаться от участия в аукционе по газовым месторождениям АЛРОСА. По его словам, непрозрачность условий тендера несет в себе потенциальные риски для «Роснефти».


Как мы и опасались, по последним оценкам экспертов, которым мы склонны доверять, значительная часть объявленных продавцом запасов должна быть списана. И, поскольку никакого официального подтверждения запасов нам не дают, при этом предъявлять претензии к продавцу, продающему кота в мешке, запрещают, мы рисковать интересами наших акционеров не можем. И участвовать в так называемом аукционе на объявленных условиях не будем. Если кто-то собирается съесть уже три раза съеденный суп — скатертью дорога.

Пожалуй, с одним в недавней колонке в газете «Коммерсантъ» можно согласиться: все это «страньше и страньше, как говорила незабвенная Алиса...» — так начинается комментарий, посвященный этому самому аукциону, который компания «Роснефть» смеет считать непрозрачным, некорректным, вызывающим более чем обоснованные подозрения в сговоре в интересах конкретного покупателя. Но с остальным хотел бы поспорить.

Можно предположить, что газета испытывает устойчивую неприязнь к «Роснефти» и ее руководству. Но в этом как раз ничего «страннейшего» мы не видим. Ну, не любят «Роснефть». НОВАТЭК, например, любят, а нас не любят — что тут поделаешь, надо терпеть. А страньше и страньше как раз не это. Я вот напомню анекдот. Собака жалуется собаке: когда он перестал со мной гулять — я терпела, когда он перестал меня кормить — я терпела, но когда на 9 мая он надел мои медали… Вот эта вот логика очень странная. Зачем вы надели наши медали?

Там приводится потрясающий пример с булочной, когда покупатель возмущается попыткой продать ему плесневелый батон в непрозрачной упаковке. И «Коммерсантъ» дает нам замечательный совет: не хотите — не берите. Пример, на самом деле, по-моему, удачный или неудачный, в зависимости от задач, потому что действующее законодательство по защите прав потребителей полностью защищает права покупателя батона. Но мы имеем здесь дело не с батоном, а с газовыми активами, предполагаемыми к продаже вслепую в дикой спешке, как будто продавца кто-то за ноги кусает.

Дальше цитирую: «В принципе, на рынке уже все понимают, что главным претендентом будет НОВАТЭК. И что у компании, видимо, есть определенная договоренность о разумной цене». Не дай боже предположить ангажированность автора интересами НОВАТЭКа — если бы это было так, то это можно было бы воспринять просто как прямое признание в сговоре.

А что касается высказанных сомнений в обоснованности интересов «Роснефти» к продаваемым активам, то никаких оснований для этого нет — мы заинтересованы в этих активах, мы говорим об этом открыто. Часть из них просто расположена внутри месторождений, которые сейчас у нас уже есть. Но речь идет не о нашей заинтересованности или незаинтересованности, а о том, что мы не готовы приобретать актив на жульнических условиях.

Есть здесь одна пикантная деталь — вот эта непрозрачная упаковка. То есть требование к покупателю отказаться от претензий к качеству актива, если они выявятся после покупки. Это некоторым образом связано с темной историей продаваемого актива, которая, собственно, и вызывает сомнения: во-первых, в возможном обременении висящем на этих кипрских офшорках непрозрачных, предполагаемых к продаже, в корректности геологической оценки — мы об этом говорили, и, уж простите, в правовой и нравственной составляющей организации всего этого аукциона. Проще говоря, есть все основания подозревать организаторов аукциона в попытке спрятать чьи-то нечистые концы в воду. Если какой-то из участников так называемого аукциона готов обременить себя этой функцией — прятанием грязных концов, то «Роснефть» брать на себя таких обязательств не желает, что, кстати, и подтверждено предыдущим опытом.

И, опять же, вслед за комментаторами напомню «Кавказскую пленницу»: ничего не сделал, только вошел. Совершенно невозможно понять, за что «Коммерсантъ» наехал на «Роснефть». Попутно, кстати, оправдывая отсутствие прозрачности, корректности и честности проводимого аукциона, поскольку ничего, кроме вышеупомянутых условий, «Роснефть» не требует.

А автору колонки вообще-то можно при всех странностях логики объявить благодарность — за предупреждение.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение