Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Песни перемен

Превратности музыкальной индустрии

12 месяцев назад, когда из каждого утюга еще гремели «Лабутены» группы «Ленинград», казалось, что ничего более масштабного с музыкой в России не случится. Но оказалось, что «Лабутены» были только началом перемен. Их обозревает Борис Барабанов.


Год 2017-й начался с привычного недовольства общественности новогодними музыкальными программами. Судя по обсуждению этого традиционного праздничного блюда в социальных сетях, в музыкальной жизни продолжалась стагнация, и лучше всего эту ситуацию иллюстрировало присловье «Те же на манеже». Конфликтующий с «Первым каналом» музыкальный продюсер Максим Фадеев назвал новогодние теледейства «балом у Сатаны». На поверхностный взгляд, прогноз на 2017-й мог быть только грустный и описывался названием песни Сергея Шнурова «Ничего нового». К слову, сам Шнур, ставший в 2016-м главным поп-артистом страны, в 2017-м не выпустил ничего, сравнимого по вирусному эффекту с «Экспонатом» и «В Питере — пить».

И тем не менее 2017 год российская музыкальная индустрия заканчивает изменившейся если не до неузнаваемости, то весьма существенно.

Главным артистом года стал рэпер Оксимирон (Мирон Федоров), чей последний альбом вышел в 2015 году. Публику покорили не его новые песни, которых не было, а словесные поединки, в которых он предложил новый образ, новую ролевую модель. Этого персонажа “Ъ” характеризовал как «умного, жесткого, принципиального, успешного и, конечно, острого на язык». Рэп-баттл — своего рода поэтический рестлинг, в котором герои изо всех сил изображают ненависть друг к другу, причем размещение соответствующих съемок на видеохостингах позволяет им пользоваться запрещенными приемами, а именно — ненормативной лексикой. Для многих из 30 млн зрителей, посмотревших исторический поединок Оксимирона и Гнойного (Вячеслава Машнова), как минимум один из героев вовсе не был никакой звездой. Публику привлекли не звезды и не музыка (которой в баттлах нет), а новая форма. Точнее, хорошо разработанная форма, вдруг ставшая беспрецедентно востребованной.

Оказалось, что масскульт все еще способен порождать революционные форматы. И все бросились за уходящим поездом. Все хотели делать рэп-баттлы — но по сути последние все равно остались субкультурным искусством, у которого есть свои неизменные правила, недаром ни на одном телеканале так и не появилось регулярное шоу в этом формате. Все хотели себе на вечеринку Гнойного — он даже попал на канал «Культура» в программу Михаила Швыдкого и в жюри конкурса «Успех» на СТС. И все равно остался полуандерграундным персонажем, так и не способным полностью адаптироваться к мейнстриму, а его альбом «Солнце мертвых» не назовешь музыкой для масс. Упомянутый в начале нашего текста Максим Фадеев открыл рэп-лейбл, но пока никто из его клиентов не выдал ничего, даже отдаленно сравнимого с успехом пришедших из мира соцсетей Фараона, ЛСП, Фейса и, конечно, Элджея, заканчивающего год в статусе исполнителя самой популярной песни года — «Розовое вино».

Стоит отметить еще одну тенденцию, связанную с именем Оксимирона. Мирон Федоров провел в Калифорнии баттл с известным американским говоруном Дизастером, причем на английском языке. Спустя некоторое время Дизастер появился на концерте Оксимирона в Киеве. «У нас американский араб и русский еврей,— сообщил публике господин Федоров.— И я считаю, то, что мы здесь, на этой сцене,— хорошо, и важно, что это в Киеве. Вы меня поняли». То есть, Оксимирон, во-первых, развенчал стереотип относительно неконвертируемости русского рэпа, а во-вторых, показал прекрасный образец народной дипломатии.

Стоит добавить к этому тот факт, что британский герой трип-хопа Трики выпустил альбом, записанный в Москве на студии «Газгольдер» с участием Скриптонита и Басты. Что это, как не изменения? И они касаются не только музыки с улиц. Нина Кравиц стала диджеем номер один в мире по версии журнала MixMag. Группа «Би-2» записывалась и выступала с одним из ведущих мировых сонграйтеров Джоном Грантом. Клипы групп «Ленинград» и «Отава Ё» получали престижные международные награды. И это мы еще не берем две номинации на Grammy, которые Россия получила в классических номинациях. Кто после всего этого скажет, что российская музыка за пределами страны «никому не нужна»?

Даже в самой что ни на есть консервативной поп-среде происходили довольно впечатляющие перемены. Совершенно неожиданно одной из самых востребованных певиц страны стала Ольга Бузова, звезда «Дома-2» и третий номер во всем мировом Instagram по просмотрам «сториз» (по этому показателю она опережает Ким Кардашьян). Песни Ольги Бузовой не каждому придутся по вкусу, можно даже допустить, что все 11 млн ее подписчиков в Instagram могут ошибаться. Сенсация состоит в том, что новая поп-звезда вылупилась не из радиоротаций, не была навязана традиционными способами. Она пришла, откуда не ждали, и в легкую отодвинула в сторону завсегдатаев «бала у Сатаны». Оказалось, что это возможно.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение