Коротко


Подробно

4

Фото: из семейного архива

До Магадана и обратно

Сергей Рыбинцев и Наталия Куранова, молодые супруги из Подмосковья, больше года путешествовали по стране на внедорожнике "соболь", превращенном в дом на колесах. "Огонек" продолжает рассказ об их поездке


Никита Аронов


Одно из главных преимуществ автопутешествия — возможность в любой момент поменять маршрут. И молодые супруги активно этим пользовались, вспоминая очередных родственников, которых надо навестить, и откликаясь на приглашения в гости от новых интернет-знакомых. Поэтому выехать из Европы в Азию Сергей и Наталия не могли долго. Съездили в Уфу, потом вернулись в Азию — в Миасс. Главное впечатление произвел на молодоженов завод "Урал". Супруги заранее связались с администрацией и получили пропуск в заводской музей.

— Музей небольшой, но там была женщина-смотритель, проработавшая на заводе всю свою жизнь. Она рассказывала настолько интересно, что мы вообще не заметили, как прошли три часа,— вспоминает Наталия.

В Пермь (то есть опять в Европу) супругов пригласил очередной знакомый из интернета. Сильнейшее впечатление произвел мемориальный комплекс политических репрессий Пермь-36.

— Там сохранены все строения, все камеры, двери, параши. Стоишь на месте охранника, перед тобой камера для прогулок, два на два метра. И у тебя, конечно, внутри все сжимается, и ты понимаешь, насколько хорошо мы живем сейчас, когда всего этого нет,— говорит Сергей.

Под Пермью "соболь" молодоженов единственный раз за всю поездку приняли за маршрутку. Когда ребята остановились в деревне свериться с картой, боковую дверь открыла женщина, залезла в салон и далеко не сразу согласилась признать свою ошибку.

Оттуда путешественники отправились в Качканар Свердловской области.

— Там две очень контрастные достопримечательности: горно-обогатительный комбинат и буддистский монастырь в горах,— рассказывает Наталия.— ГОК — это охрана, поезда с рудой, взрывные работы, а монастырь совсем другой, там облака, и удивительный умиротворяющий вид.

Монастырь основал, никого не спрашивая, ветеран Афганистана. Документов у него никаких, а ГОК расширяет разработки, и монастырь должен оказаться в его санитарной зоне. Горнопромышленники даже готовы перенести монастырь, но буддисты считают, что место силы именно здесь.

В Екатеринбурге сходили в кино и посетили Ельцин Центр. А заодно вспомнили, что такое стоять в пробках.

— Наверное, там транспортная ситуация самая плохая в стране после Москвы и Владивостока,— считает Сергей.

В Тобольске путешественники случайно попали на съемки фильма "Тобол" по роману Алексея Иванова.

— Вся центральная площадь рядом с кремлем была застроена декорациями, засыпана соломой и песком, кони, верблюды, люди в костюмах. Мы как будто погрузились в историю,— говорит Наталия.

— Вот что интересно, нас еще накануне в Ханты-Мансийске предупреждали, что в Тобольске полно гопников, попробуй только телефон из кармана достать, тут же отберут, но мы ничего подобного в Тобольске не увидели. А потом я обратил внимание, что люди всегда так про соседние города рассказывают,— обобщает Сергей.

Сибирь


В Сибири молодожены резко попали в жару. Столбик термометра поднялся до 37 градусов, напала мошкара. Поэтому решено было проехать Новосибирск насквозь и отправиться купаться на Обское море.

— В это время года там все было в бабочках-капустницах! Наступаешь, они разлетаются. Как будто на поляну фей попали,— с восторгом вспоминает Сергей.— Эти капустницы падают, усеивают воду у берега. Их из воды подбираешь, они лежат в ладони, потом на солнце высыхают и улетают.

Составлением алтайского маршрута ребята озаботились только в Барнауле, но оказалось, что самим во всем этом обилии достопримечательностей не разобраться. Уже в который раз путешественников выручил местный любитель внедорожников. Знакомство на форуме, приглашение гости, семейный ужин у незнакомых людей, и вот уже Владимир составляет 10-дневный маршрут по Горному Алтаю.

Одним из принципиальных требований была возможность попасть в Тыву, а не возвращаться назад. Владимир сказал, что дорога есть, она плохая, но "соболь" пройдет.

— Въехав в Горный Алтай, мы поразились, насколько там насыщенная красота: и горы, и реки, и виды — все сразу. При этом нет комаров,— рассказывает Сергей.

На Чуйском тракте он еще раз мысленно порадовался, что на машине стоит мощный и тяговитый дизель Cummins.

— Там действительно надо много мощи, чтобы затащить тебя в эти горы,— говорит Сергей.— А еще там есть такой перевал Кату-Ярык, куда машины за 5 тысяч рублей буксируют тракторами. Многие не могут заехать самостоятельно. Но нам помощь вообще не понадобилась.

Так молодожены добрались до южного берега Телецкого озера.

— Потрясающая безоблачная погода за 20 минут сменилась настоящим штормом,— вспоминает Сергей.— Зато мы сидели в "соболе" прямо на самом берегу и кайфовали, пока все остальные туристы мокли в палатках.

Следующим важным пунктом был ледник Актуру. Прежде чем включить его в маршрут, Владимир долго изучал клиренс "соболя". Почему — путешественники поняли далеко не сразу. После Кату-Ярыка они слишком уверились в своих силах.

— Мы ехали фактически не глядя. Ну появились какие-то камни. Ладно, врубили полный привод,— признается Сергей.— Потом была река, широкая, с низким длинным бревенчатым мостом. Тоже не глядя поехали. Только увидев, что мост в конце обвалился, мы вышли из машины и поняли, что он весь гнилой и половины бревен не хватает.

Развернуться назад негде. Ехать задним ходом страшно. Сразу за мостом вроде начинался брод. Кажется, неглубокий, но с таким течением, что толком не проверишь. Ребята решились и свернули в него. Вода захлестнула по стекла, но "соболь" все-таки выехал на противоположный берег.

Дальше грунтовка становилась все хуже, камни все больше, уклоны все круче. Когда начало смеркаться, дорога превратилась в сплошные валуны.

— Если до этого я находил траекторию, как их объехать, то здесь понял, что это невозможно. Решили заночевать,— говорит Сергей.

До ледника в итоге сходили пешком. Погуляли по нему и вернулись в машину вечером, еле волоча ноги. Все это время лил дождь, поэтому обратная дорога была еще хуже. Спустили колеса, чтобы как-то увеличить сцепление с грунтом, клиренс еще уменьшился, и Сергею пришлось вести машину особенно аккуратно. Но главным испытанием стал брод возле развалившегося моста.

— Местные, которые возят там туристов, мостом не пользуются, но они точно знают фарватер. Я пытался сам пройти вслед за одной из местных машин и тут же провалился по пояс,— вспоминает Сергей.— Алтайцы машин не жалеют. Когда ломаются, просто бросают тачку в реке и уходят к себе в поселок, а на следующий день приходит куча народу и вытаскивают. Мы себе этого позволить не могли.

Пришлось молодоженам снова, как год назад на Кольском полуострове, чинить мост. Ниже по течению собирали вымытые из моста бревна, ставили их на место, вязали веревками. Укрепляли дно камнями. А мимо постоянно проезжали алтайцы, требуя дать дорогу. Через шесть часов в ледяной воде дело было сделано. В этот раз Сергей вел машину по мосту очень внимательно, а Наталия шла рядом и подкладывала в самых гнилых местах моста сэнд-траки.

— Когда мы были на твердой земле, то поняли, что мы работали как настоящая команда,— говорит Наталия.

В поселке нашли первую же вывеску "Баня" и попали к местному жителю, который несколько раз проезжал мимо них во время строительных работ.

— Он нас встретил словами: ребят, ну вы и молодцы. Завез на свой задний двор. Мы увидели кучу мужиков, которые мимо нас ездили. Они все интересоваться стали нашей машиной. Заулыбались. Хотя вообще-то все алтайцы с очень суровыми лицами ходят. Жизнь у них и правда тяжелая.

На следующий день осмотрели свой внедорожник и поняли, что он почти не пострадал. Только выхлопную трубу погнули.

Ближе к Монголии началась горная степь.

— За целый день мы пару раз встречали конных пастухов с яками, и никаких машин. Там нет дороги в нашем понимании. Просто широкая накатанная степь,— объясняет Сергей.— А на следующий день дорога исчезла совсем, колея прекращается резко, как будто машина шла-шла и взлетела.

Но направление в навигаторе было известно, и к концу дня через степи, русла высохших рек и семь-восемь бродов путешественники добрались до первого поселка Тывы — под названием Кызыл-Хай. Дальше ехать пришлось вдоль монгольской границы. За невысоким заборчиком виднелось соседнее государство.

Молодожены случайно заночевали на какой-то священной у местных вершине и утром проснулись от шума пьяной тувинской свадьбы.

Вскоре путешественники смогли увидеть местную свадьбу изнутри. В Кызыле их встретила одногруппница Наталии тувинка Далаана и повела на свадьбу к знакомым.

— Летом у них каждые выходные кто-нибудь женится,— объясняет Наталия.— Обычно расписываются у символического центра Азии. Играет и марш Мендельсона, и национальная музыка. Кроме тамады есть специальные люди в народных костюмах.

— Прямо в городе много юрт, которые используются как торговые палатки,— рассказывает Сергей.— В одной из них был ресторан национальной кухни, и мы попробовали местный суп из бараньих потрохов с вареной кровью.

Долго задерживаться в Тыве путешественники не стали и уже через пару дней были в Красноярске. Там супругов встретил очередной интернет-приятель и познакомил с особой местной субкультурой "столбистов", то есть скалолазов, проводящих все свободное время на Красноярских столбах.

— "Столбизм" зародился в советское время, когда там еще не было заповедника, люди объединялись в группы, у каждой группы были домики для ночевки. После создания заповедника их попытались оттуда выгнать, но движение оказалось сильнее,— рассказывает Сергей.

Посмотрев Богучарскую и Братскую ГЭС, супруги добрались до Слюдянки на берегу Байкала.

— Этот поселок смахивает на черноморские курорты. Толпы народу, особенно китайцев,— говорит Сергей.— Но на Ольхоне их было еще больше, особенно на юге.

На остров ходит бесплатный паром. А полный привод "соболя" позволил путешественникам забраться в сравнительно пустынные места Ольхона. Но пустынность бывает обманчива. Как-то, заночевав на пустом берегу, поутру ребята проснулись оттого, что машина качается. Вокруг были толпы китайских туристов, некоторые залезали на "соболь", чтобы сделать кадр получше.

Дальний Восток


К поездке на Магадан готовились особенно. В Чите закупились продуктами, в Сковородино заправили полный бак.

— Я читал отчеты и ждал проблем с топливом. Якобы чужакам на некоторых заправках больше 20 литров в руки не продают. Но с дизелем не возникло вообще никаких проблем,— говорит Сергей.

Единственное, что в конце пути цены на солярку побили все возможные рекорды и дошли до 63,5 рубля за литр.

— Еще я думал, что магаданская трасса — это прямо жесть какая-то, что фуры в грязь проваливаются, что там всю дорогу на полном приводе будем ездить,— признается Сергей.— Но ничего такого не было. Только жуткая пыль, в которой можно не заметить встречную фуру, особенно если она белая.

Первую тысячу километров до Якутска дорога называется "Лена", она асфальтирована и вполне пригодна для путешествий. Дальше начинается Колымская трасса, она сложнее, но очень красивая. Настоящие дикие места, без признаков человека. Никаких ЛЭП, деревушек вдали, сотовой связи. Однажды дорогу даже перебежал медведь.

Ехали небыстро, потому что захватили только одну запаску. Местные ездят с тремя-четырьмя на крыше. Скальный грунт опасен для колес.

— Ближе к Магадану попадаются рудники и поселки. Рудники классные, с новенькими бытовками. А вот поселки — самые удручающие места в России, которые мы видели,— рассказывает Сергей.— Магадан после этого оказался вдруг очень живой и теплый город, вполне себе цивилизация.

Один день путешественники провели на берегу моря. Познакомились с местными и подивились высоким ценам. "Пробитое колесо заклеить — 900 рублей".

На обратном пути молодожены решили заехать в Якутск. Ребята из местного дилерского центра ГАЗ сами нашли их в интернете, подписались в Instagram, пригласили на техобслуживание и показали город. После 5 тысяч километров магаданской трассы в "соболе" не обнаружили вообще никаких неисправностей.

Снова ехать по асфальту было непривычно легко, и до Хабаровска добрались быстро.

— Общались с местной молодежью, которая очень оптимистично настроена, зовет к себе жить, говорит, что у них все бурно развивается. Они все берут дальневосточные гектары, что-то пытаются на них сделать. В городе огромная набережная строится. Хабаровск очень ухоженный, весь в фонтанах,— вспоминает Сергей.

В районе Находки супруги снова увидели море.

— Лазурные волны, песок белый, вокруг скалы красивые, белые — все было на вид уже совершенно азиатское, как где-нибудь в Таиланде. Только вместо пальм еще кедры и дубы,— рассказывает Сергей.— И все это море очень живое. Крабы и морские ежи, звезды, рыбы косяками. Мидии размером с ладонь.

В конце сентября воздух там нагревался до 27 градусов, вода — до 20. В общем, получился настоящий морской отдых.

Во Владивостоке супругов ждала встреча с Дмитрием, тоже владельцем "Соболя 4х4".

— Дмитрий из Петербурга, а во Владивосток он выехал, когда мы уже давно были в дороге,— говорит Наталия.— Там романтическая история. В Питере он познакомился с девушкой из Приморья, а когда та уехала домой, Дмитрий купил "соболь" и поехал через всю страну. Во Владивостоке встретились, у них сложились отношения. И вот состоялась эта забавная встреча питерских и московских "соболеводов" во Владивостоке.

Дальше молодожены отправились на юг Приморья на полуостров Краббе. Там на берегу моря отметили день рождения Наталии. Сергей нырнул и поймал для праздничного ужина семь огромных мидий. Это была точка, откуда путешественники повернули в сторону дома.

— У меня защемило в груди,— признается Наталия.— Всю дорогу очень тянуло к дому, а тут я подумала: "Неужели наше путешествие скоро закончится?!" Каждой ночевкой, где бы она ни была, я пыталась наслаждаться.

Назад ехали быстро, но не совсем прямо. Ведь во многих городах Сергея и Наталию ждали недавние знакомцы, взявшие слово заехать на обратном пути.

В родной подмосковный Жуковский въехали в субботу, 11 ноября — ровно через 470 дней после отъезда. Шел дождь, было холодно.

— С тех пор все время стоит эта серая погода,— констатирует Сергей.— Говорят, что путешествие — это сложно. Но на самом деле тяжело нам стало после возвращения. После того как мы перезимовали в Красной поляне, лето провели на Алтае и Байкале. После того как я мог ехать, куда захочу. А здесь пробки, лежачие полицейские, светофоры, стоящие машины.

— Я, конечно, знала, что в Москве много людей, но только вернувшись, я ощутила, насколько их много,— признается Наталия.— Путешествие кардинально изменило нашу жизнь, мы поняли, что в Москве мы жить точно не будем. Как только появится возможность, сразу уедем куда-нибудь к морю, к горам. Чтобы можно было спокойно ходить, дышать, жить.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение