Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

«Мы гордимся, что за всю новую историю не потеряли ни одного языка»

Заместитель главы АП Магомедсалам Магомедов уверен, что национальный вопрос в стране налаживается

Заместитель главы администрации президента (АП) Магомедсалам Магомедов в интервью корреспонденту “Ъ” Наталье Городецкой заявил, что остроту межнациональных проблем в стране за последние пять лет удалось снять благодаря созданию управленческой вертикали и принятию стратегии межнациональной политики. Господин Магомедов считает, что языковой скандал в Татарстане связан исключительно с перегибами в преподавании татарского, но в целом у республик нет повода опасаться их упразднения, и не исключает в будущем воссоздания министерства по делам национальностей.


«Мы в живом режиме сможем наблюдать за каждым муниципальным образованием»


— На пресс-конференции 14 декабря Владимир Путин заявил, что «остроты в национальном вопросе сейчас нет». Такое межнациональное согласие — следствие смены ориентиров россиян, которые больше заняты собственными материальными проблемами, или свою роль сыграла стратегия госнацполитики?

— Да, остроты в национальном вопросе сейчас нет. За пять лет, прошедших с принятия стратегии, можно сказать, что в стране серьезно изменилась система государственной национальной политики. Начало этому положил президент РФ, когда в числе первых — так называемых майских указов подписал указ об обеспечении межнационального согласия. Вспомним предыдущий период, когда на слуху все время были межнациональные конфликты: Кондопога, Сагра, Пугачево, Манежная площадь, Бирюлево. Сейчас, слава богу, та ситуация забылась, нет таких острых конфликтов. Официальные данные — и наши, и те, которые приводят даже иностранные наблюдатели,— свидетельствуют о том, что проблемы межнациональных отношений отошли в конец второго десятка. Наших граждан волнуют другие проблемы. Сегодня, по социологическим опросам, 79,7% респондентов называют отношения между людьми различных национальностей доброжелательными, а пять лет назад так считали чуть более 50% населения. Конечно, это результат большой работы и прежде всего тех решений, которые были приняты руководством страны. В 2012 году при президенте был создан Совет по межнациональным отношениям, который играет большую роль не только как консультативный орган, но и как орган, координирующий деятельность органов исполнительной власти, институтов гражданского общества. По итогам девяти заседаний совета Владимир Путин дал 86 поручений, которые исходили из предложений членов совета по самым актуальным вопросам. Реализация этих поручений происходит на уровне правительства РФ и субъектов федерации.

— Совет — все-таки консультативный орган, как все президентские советы. Что делается на практике?

— Мы за это время выстроили целостную систему государственной национальной политики. Важным было создание в марте 2015 года Федерального агентства по делам национальностей. Об этом просили регионы, депутаты Госдумы, сенаторы, эксперты, ученые, национальные объединения. Важнейшим было решение по внедрению программно-целевого метода в реализации госнацполитики. Долгое время на федеральном уровне не было никакой программы в этой сфере, потом была принята федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов РФ», а в прошлом году — государственная программа по реализации госнацполитики. Общий объем ее финансирования составляет почти 26 млрд руб.

— Небольшие деньги, учитывая, что программа рассчитана до 2025 года.

— Денег всегда не хватает, но и это немало с учетом отсутствия финансирования в прошлые годы. Эти средства позволяют проводить мероприятия на федеральном уровне и поддерживать инициативы и программы в субъектах РФ. Мы выстроили вертикаль в системе управления госнацполитикой. Сейчас в каждом субъекте РФ есть руководитель на уровне заместителя главы региона, который отвечает за состояние межнациональных отношений. В 2013 году были внесены изменения в законодательство, и к полномочиям регионов и органов местного самоуправления были отнесены полномочия, связанные с реализацией госнацполитики. Сегодня ответственность за состояние межнациональных отношений весьма высока — вплоть до отстранения от занимаемой должности, если мы считаем, что допускаются серьезные ошибки в этих вопросах. Теперь существует ясность, какой человек должен этим заниматься, какая структура в каждом субъекте. Кроме этого ежегодно в каждом федеральном округе по поручению президента проводятся специальные семинары-совещания. Это очень важное мероприятие, я сам стараюсь большинство из них проводить лично с полпредами президента. Если возникают вопросы, мы вместе с другими ответственными руководителями АП анализируем состояние межнациональных отношений в каждом субъекте, изучаем лучшие практики и требуем от руководителей субъектов устранить недостатки. Эта система работает, и ежегодно полпреды президента докладывают, как осуществляется ход реализации госнацполитики в каждом конкретном субъекте.

— Обязательно лично изучать ситуацию в регионах, если для этого есть разработанная ФАДН система мониторинга?

— Система мониторинга состояния межконфессиональных и межнациональных отношений и раннего предупреждения конфликтных ситуаций практически сформирована. Это позволит нам здесь, в администрации президента, практически в живом режиме наблюдать за ситуацией фактически в каждом муниципальном образовании. К концу 2017 года ситуация по сравнению с 2012 годом изменилась к лучшему, и нам важно эту тенденцию сохранить. Вместе с тем важна и практическая работа, общение с непосредственными руководителями на местах. Ведь нацполитика требует ежедневной работы. И когда думаешь, что все хорошо, и успокаиваешься, проблемы могут возникать весьма и весьма остро.

Какие ведомства отвечали за межнациональные отношения

Читать далее

«Национальные республики сохранят свой статус»


— На пресс-конференции президент сказал, что необходимо «обеспечить равные условия для изучения национальных языков». И привел в пример Татарстан, где изучение татарского языка было обязательным. У нас обязательное обучение национальному языку есть еще в Чечне, Ингушетии, Коми, Северной Осетии. Чем опасно обязательное для всех жителей изучение языка именно в Татарстане?

— В силу ряда причин внимание СМИ было приковано к Татарстану. Мы мониторим ситуацию с изучением русского и национальных языков во всех субъектах РФ, в том числе в перечисленных вами. Это обусловлено спецификой России. Наша страна многонациональная, в ней проживают представители почти 200 национальностей, которые говорят практически на 300 языках и диалектах. Конечно, это наше большое богатство — как языковое, так и культурное, об этом не раз говорил президент, но это налагает и обязательства. Конституция гарантирует представителям всех народов возможность общения на родном языке, его изучения, получения образования. Сегодня свыше 96% жителей России владеют государственным русским языком. При этом 36 языков помимо русского имеют статус государственного. В обучении используется более 90 языков. На 24 госязыках идет образовательный процесс. Еще 73 языка народов России изучаются как учебный предмет. Нет ни одного языка, который был бы упущен в системе образования. Федеральный перечень учебников, рекомендуемых Минобрнауки к использованию в школах, включает 103 учебника по родным языкам. В публичных библиотеках насчитывается более 10,300 млн книг на языках народов РФ. По информации Минкомсвязи, в стране насчитывается около 2 тыс. СМИ на языках народов, которым, как и национальным интернет-сайтам, оказывается государственная поддержка, в том числе финансовая. На заседании Совета по межнациональным отношениям в июле говорилось, что в некоторых регионах обучение национальному языку идет в ущерб обучению русскому. Президент дал поручение по повышению качества обучению русскому языку как государственному и соблюдению добровольности в обучении национальным языкам. Генпрокуратурой были проведены проверки, нарушения были выявлены в разных субъектах. В Татарстане и Башкортостане было увеличено количество часов обучения национальным языкам.

— Но я говорю о республиках, где национальный язык изучается обязательно как государственный. В Коми жители жалуются «на принудиловку», особенно в северных районах, где живут преимущественно русские. Эти регионы также откажутся от обязательного изучения национальных языков? Насколько история с Татарстаном была связана с желанием республики продлить федеративный договор?

— Теперь, согласно рекомендациям Минобрнауки, а также разработанным министерством вариантам учебных планов, предусматривается изучение государственных языков республик в объеме не более двух часов в неделю на добровольной основе на основании заявлений родителей. Это норма, и ее нарушения будут устраняться. Мы будем отслеживать этот процесс, также этим займутся Минобрнауки и органы управления образования на региональном уровне. Поверьте, практически везде, где преподавание национальных языков шло в ущерб преподаванию русского, ситуация будет исправлена.

— Преподавание, может быть, идет не в ущерб русскому языку, но оно обязательно, не на добровольной основе.

— Изучение родного языка не может быть принудительным. Кстати, многие жители республик с удовольствием изучают язык титульных народов, даже не будучи представителями этих народов. Это неплохо, но это должно быть на добровольной основе. Таких субъектов у нас немало: в Дагестане — 14 госязыков, в Карачаево-Черкесии — пять, в Крыму — три. Но, как правило, в регионах, где больше двух госязыков, такой проблемы нет, русский язык там не только государственный, но и реально язык межнационального общения. Трудности там, где одна национальность считается титульной и этот язык изучается как государственный. В дальнейшем надо утвердить учебно-методические материалы преподавания русского языка как родного, а также оказать содействие регионам в трудоустройстве высвободившихся учителей. А региональным органам государственной власти субъектов федерации с двумя и более государственными языками надо принять меры по устранению выявленных прокуратурой нарушений.

— Тогда непонятно резкое неприятие украинского закона об образовании, согласно которому преподавание ведется на государственном языке, а все национальные меньшинства, включая русских, имеют право изучать свой язык факультативно или в специальных классах.

— Это дискриминационный закон, потому что они оставили государственным только украинский язык, а все остальные не являются языками, на которых можно получать образование.

— У нас тоже государственные национальные языки будут изучаться два часа в неделю.

— В том и разница, что язык, который является в том или ином субъекте РФ государственным, будет изучаться по выбору родителей хоть и два часа в неделю, но обязательно, а не факультативно. Есть обязательная часть обучения и вариативная, родители выбирают, какой язык изучать. На самом деле есть проблема, потому что пока не хватает прошедших аккредитацию Минобрнауки учебников, по которым можно изучать родные языки и литературу, а также получить образование на родном языке.

— В регионах опасаются, что, во-первых, языковой вопрос — первый шаг к созданию единой нации и упразднению национальных республик, статус которых понизится до областей, а во-вторых, что национальные языки будут забываться.

— Нивелирование республик, как сказал президент, не планируется. Обсуждается возможность укрупнения, создания агломераций, но это не в скором будущем, и национальные республики сохранят свой статус. Но все регионы и все люди должны иметь равные условия в том числе в обучении русскому и родному языкам. Если до сих пор допускалось принудительное обучение национальным языкам, то теперь это исправляется. Проблема в том, что даже носители языка отказываются его изучать. Все хотят получить образование на русском языке: высшее образование идет на нем, на международном уровне только русский котируется. Наша общая задача — не только сохранить все языки, но и предоставить их носителям возможность обучения. Мы гордимся, что за всю новую историю не потеряли ни одного языка. Это одна из основ госнацполитики.

«Шаг за шагом мы придем к созданию полноценного министерства»


— Социологи говорят о том, что россияне стали лучше относиться к мигрантам. Это из-за того, что у людей другие проблемы или видна работа ФАДН, которое получило полномочия по адаптации мигрантов?

— ФАДН получило эти полномочия совсем недавно, но они пока не подкреплены необходимыми организационными и финансовыми возможностями. А то, что люди стали лучше относиться к мигрантам, скорее плод предыдущих усилий власти по реализации госнацполитики. Передача этих полномочий специальному органу говорит об актуальности и важности проблемы. Мы видим, как стихийная, неконтролируемая миграция создает довольно серьезные проблемы в США, европейских странах. Мы видели, что это могло произойти и у нас: в Россию ежегодно въезжают около 10 млн иностранных граждан. Они нужны экономике страны. Важно, чтобы эти люди успешно адаптировались в нашей стране, чтобы они уважительно относились к коренному населению, чтобы владели базовыми знаниями русского языка, законодательства, культуры. Ранее эти полномочия находились у ФМС. Сегодня они переданы МВД, но они занимаются регистрацией, выдачей патентов, а с приезжими никто не работает. Большинство мигрантов — представители стран СНГ. Мы работаем над тем, чтобы к нам приезжали уже подготовленные люди, ФАДН заключило соглашения с Киргизией, Узбекистаном, Казахстаном, Молдовой, Белоруссией о подготовке мигрантов в странах исхода.

— В региональные программы включаются чаще всего фестивали, дни дружбы, заседания, конференции. Чем, на ваш взгляд, должны быть наполнены программы реализации госнацполитики регионов?

— Массовые мероприятия тоже важны, они объединяют людей. Но это часть работы. Каждый субъект принял свой план реализации федеральной стратегии госнацполитики. В большинстве регионов при главах созданы соответствующие советы. Реализуется целый комплекс мер, это в том числе и работа с мигрантами, национально-культурными автономиями, институтами гражданского общества. Мы хотим привлечь к работе с мигрантами общественные организации — НКО, национально-культурные автономии, диаспоры, землячества. Во многих регионах, в том же Татарстане, где проживает более 100 народов, есть дома дружбы, где идет работа с представителями всех народов. В Дагестане работают девять национальных театров, в Башкирии, Чувашии — театры на титульных языках. Пресса, радио, телевидение на национальных языках есть во многих регионах страны.

— Как решается проблема нехватки специалистов в области нацполитики в регионах, особенно в муниципалитетах, где вообще недостаточно квалифицированных кадров?

— В каждом федеральном округе в университетах созданы кафедры, в том числе в МГУ и СПбГУ, задействованы в подготовке кадров также РАНХиГС, РГГУ. Федеративное устройство и многонациональность нашей страны предполагают, что в каждом муниципальном образовании должен быть специалист в системе межнацотношений. Надо несколько тысяч таких специалистов, чтобы заменить случайных людей в отделах культуры или департаментах внутренней политики, которые раньше занимались госнацполитикой.

— ФАДН ввело свою систему мониторинга межнациональной ситуации во всех регионах. Но там считают ее не очень качественной и предпочитают получать информацию из местных источников. А в муниципалитетах просто нет специалистов, способных работать с этой сложной системой. В РГГУ создан учебно-научный центр, который тоже будет вести мониторинг. Что вы ждете от этого?

— Работа по внедрению системы мониторинга еще не завершена. Технические мощности оборудования не позволяют в полной мере ее эксплуатировать. Сегодня все регионы подключены к системе, 44 из них обеспечили ее подключение к органам местного самоуправления. Мы хотим добиться того, чтобы можно было отслеживать ситуацию в каждом муниципалитете, и реагировать не на последствия конфликтов, а видеть, где они назревают. В базу данных системы мониторинга внесены сведения о более 90 тыс. СМИ, обо всех НКА, НКО, коренных малочисленных народах — всего 25 млн объектов. Там разные источники: официальные, в том числе органы исполнительной власти регионов, СМИ, интернет. Работают эксперты не только ФАДН, но и распределенного научного центра, которым руководит академик Валерий Тишков, и научно-образовательного центра РГГУ во главе с профессором Магомедом Омаровым, на которые мы возлагаем серьезные задачи, в том числе по мониторингу ситуации в регионах. Эти структуры дополнят друг друга и позволят нам получить объективную картину того, что происходит. Везде, где мы проводим замеры, привлекаем студентов. На самом деле простые бытовые конфликты, студенческие разборки могут привести к эскалации конфликта. О наличии для этого предпосылок в данном населенном пункте нам и надо знать.

— Как строятся отношения АП с силовыми структурами в получении информации, в проведении мониторинга. Заканчивается сирийская кампания, как будут отслеживаться боевики, возвращающиеся из Сирии?

— Взаимодействие с силовыми структурами конструктивное, рабочее, оперативное. По адаптации мигрантов работаем с МВД, в вопросах противодействия экстремизму и терроризму — с ФСБ, Национальным антитеррористическим комитетом. В последние годы в республиках Северного Кавказа было практически ликвидировано бандподполье. Там уже нет разветвленной террористической сети, которая финансировалась из-за рубежа и которой руководили иностранные структуры. Работа силовых структур должна быть постоянной, в том числе и с теми, кто возвращается из горячих точек по всему миру. Не секрет, что 2–3 тыс. россиян были в рядах так называемого «Исламского государства», официально запрещенного в России. Надеюсь, большинство террористов никогда не вернутся домой. Но часть людей хочет вернуться в Россию, и они действительно могут доставить большие проблемы. Они должны нести ответственность за террористическую деятельность даже на территории других государств. Но есть там случайные люди, женщины, дети. В некоторых республиках ведется работа по возвращению их на родину и адаптации к нормальной жизни. На пресс-конференции Владимир Путин поддержал такую работу в Чечне и других республиках, потому что это граждане России и надо, чтобы дети выросли достойными гражданами.

— А возвращение добровольцев с Украины не отслеживается?

— Наших там нет.

— Разные источники “Ъ” говорят, что при формировании нового правительства после президентских выборов будет создано министерство по делам национальностей. Какой, с вашей точки зрения, может быть оптимальная структура нового миннаца?

— Во-первых, надо быть довольными тем, что вообще создан самостоятельный орган, который отвечает за выработку и реализацию госнацполитики, состояние межнацотношений. Полномочия ФАДН растут, в августе ему передали вопросы адаптации мигрантов. При этом, может быть, ФАДН перегружено возросшим объемом полномочий, ему не хватает ресурсов, штата и финансов их качественно реализовывать. Я в принципе сторонник того, чтобы в многонациональной и многоконфессиональной России был специальный орган в статусе министерства. Это позволит в большем объеме реализовывать госнацполитику, выполнять координирующие функции. С точки зрения эффективности управления, думаю, это было бы неплохо, и к вопросу о миннаце можно будет вернуться при формировании нового правительства. Но считаю, что создание ФАДН — большой шаг по сравнению с тем, что было. Так, постепенно, шаг за шагом мы придем к созданию полноценного министерства.

— Утверждают также, что должность главы миннаца могут предложить вам. Вы согласитесь, это не будет понижением статуса по сравнению с замглавы АП?

— Я доволен тем, чем занимаюсь сегодня, и очень рад, что работаю заместителем главы администрации президента. Это большая должность, высокое доверие со стороны президента РФ. Вопросы сохранения межнационального и межконфессионального мира и согласия имеют для нашей страны важнейшее значение. Я доволен тем, что происходит. Я человек команды президента России и буду работать на том участке, где он посчитает целесообразным меня использовать.

Магомедов Магомедсалам Магомедалиевич

Личное дело

Родился 1 июня 1964 года в селении Леваши (Дагестан). Даргинец, сын возглавлявшего республику в 1991–2006 годах Магомедали Магомедова. Окончил экономический (1986) и юридический (2000) факультеты Дагестанского госуниверситета (ДГУ), аспирантуру Московского института народного хозяйства имени Плеханова (1990).

С 1991 года — преподаватель, доцент, заведующий кафедрой экономики и социологии труда ДГУ. В 1998–2001 годах руководил рабочей группой экспертной комиссии при председателе правительства республики. В 2001–2006 годах возглавлял рабочую группу правительства республики по освоению дагестанского шельфа Каспийского моря. В 1999, 2003 и 2007 годах избирался депутатом Народного собрания Дагестана. В 2006–2007 годах был спикером. С 10 февраля 2010 года — глава республики. В декабре 2011 года возглавлял региональный список «Единой России» на выборах в Госдуму, от мандата отказался. 28 января 2013 года назначен заместителем главы администрации президента РФ.

Доктор экономических наук (тема диссертации — «Трудовой потенциал в стратегии социально-экономического развития: региональный аспект»), профессор. Награжден орденом Почета. Женат, два сына и дочь.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение