Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Ставка на переломе

В ЦМАКП призывают Банк России смягчить денежно-кредитную политику

Банк России сегодня завершит цикл изменения ключевой ставки на 2017 год. Руководители направлений Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Дмитрий Белоусов, Владимир Сальников, Олег Солнцев и их коллеги Ренат Ахметов, Дмитрий Галимов и Артем Дешко в статье для “Ъ” предполагают, что в декабре 2017 года от решения ЦБ зависит много больше, чем в начале года, уже есть последствия завышения уровня ставки.


Сегодня российская экономика находится «в точке перелома»: экономический подъем выдохся, но еще остаются шансы на его возобновление. И дело не просто в том, что в третьем квартале отмечено легкое снижение ВВП (–0,2% к уровню второго квартала, здесь и далее сезонность устранена), и это на фоне высокого урожая, обусловившего рост сельхозпроизводства. Гораздо серьезнее то, что негативные изменения произошли во многих сферах, определяющих характер экономического развития. Если они закрепятся, в наступающем году вместо ожидаемого плюса по ВВП мы можем увидеть минус.

Итак, что мы имеем во втором полугодии, помимо прекращения роста ВВП? Первое: существенное снижение объемов промышленного производства (–0,9% в третьем квартале). Второе: сокращение инвестиций в основной капитал (те же –0,9%). Третье: слабый рост уровня безработицы — впервые за полтора года. Четвертое: снижение реальных доходов населения (в третьем квартале и октябре), реальной зарплаты и розничного товарооборота (октябрь). Пятое: снижение прибыли компаний на 9% (за январь—сентябрь), причем в номинальном выражении (!). Шестое: рост интенсивности банкротств предприятий.

«Весь этот горький катаклизм» происходит на фоне сохранения высокого уровня реальных (с поправкой на инфляцию) процентных ставок. В реальном выражении ключевая ставка Банка России все еще много выше 5%. Это рекорд среди стран с крупной и средней экономикой. Следом за нами идут Индия и Бразилия с 4,5%, Китай с 2,9%, ЮАР с 1,8%, Мексика с 0,7%. У большинства же стран с развитой и переходной экономикой реальная ставка регулятора отрицательная.

Высокий уровень реальных процентных ставок стимулирует предприятия к выводу средств из производственного оборота в финансовые вложения, ограничивает возможности расширения оборотного капитала за счет привлечения кредитов, препятствует запуску новых инвестиционных проектов, занижая их приведенную стоимость. Средства предприятий на срочных рублевых депозитах за январь—октябрь увеличились на 26% (включая валютные депозиты — на 12%), а объем привлеченных предприятиями рублевых кредитов — всего лишь на 4% (включая валютные кредиты — на 2%, здесь и выше фактор валютной переоценки исключен). И это неудивительно, ведь из промышленных видов деятельности среднеотраслевая рентабельность активов выше средней ставки по рублевым кредитам лишь в добыче полезных ископаемых, химическом и лесобумажном производствах. Внезапно прервалась тенденция стабилизации качества обслуживания долга предприятиями. Причем лидерами по уровню и динамике плохих долгов стали компании, занятые в инвестиционном комплексе — производстве машин и оборудования, строительных материалов, строительстве и девелопменте,— компанию им составляют предприятия торговли.

В целом доля просроченной задолженности в долге предприятий перед банками, за исключением крупнейших госбанков, выросла с 12,6% на конец июня до максимального значения за последние 18 лет — 13,7% на конец октября. При этом данный эффект только на 1/10 объясняется переоценкой реального качества кредитов Бинбанка и банка «Открытие» после прихода в них временной администрации.

Интенсивность банкротств предприятий в третьем квартале также достигла многолетних максимумов, превзойдя показатели пика 2014–2015 годов. Наиболее драматичный рост числа банкротств среди предприятий инвестиционного комплекса (машиностроение, строительство) и в торговле. Эконометрическое моделирование на отраслевом уровне выявило теснейшую зависимость интенсивности банкротств от просроченной задолженности по кредитам (что неудивительно) и — от снижения отпускных цен на продукцию. Снижение последних на 1,0% ведет к увеличению числа банкротств в среднем на 1,4%.

Сочетание высоких ставок и низкой инфляции (на некоторых промышленных рынках — уже дефляции) стимулирует увеличение числа банкротств и ухудшение качества долга, а последнее, в свою очередь, ведет к поддержанию высоких ставок по банковским кредитам (рост премии за риск). Это способствует дальнейшему сжатию инвестиционного и потребительского спроса, а сжатие спроса провоцирует усиление дефляционных процессов. Нормализация уровня реальной ключевой ставки Банка России — естественный способ завести «заглохший мотор» экономического роста. Для этого сейчас есть все предпосылки. Инфляция существенно ниже целевого ориентира (2,5–2,6% против 4,0% за год). Инфляционные ожидания снижаются (согласно опросам ФОМ, приближаются к уровню, сопоставимому с порогом точности оценки населением динамики цен). Ситуация на валютном рынке, несмотря на повышение ставки ФРС, остается стабильной, а реальный эффективный курс рубля уже вернулся к докризисному уровню. К тому же ситуация с переукреплением рубля может усугубиться в начале следующего года, когда произойдет сезонное сжатие объемов импорта.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение