Коротко

Новости

Подробно

Кто победил?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 7
 Фото: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ 
  
       В ходе операции по уничтожению террористов в Москве погибло столько заложников, что вопрос об успешности этой операции остается открытым
   Валерий Шанцев, вице-мэр Москвы. С тем, что спецоперация была проведена успешно, спорить бессмысленно. У спецслужб не было другого выхода. Им удалось предотвратить еще более страшную трагедию. Но чувства, которые испытывают сегодня все нормальные люди,— это, конечно, боль и сострадание.
       
       Петр Романов, вице-спикер Госдумы. Преступники уничтожены, но по большому счету победы нет. Ситуация для рядовых граждан стала яснее. Общественное сознание к чеченским сепаратистам стало непримиримым. Имидж правительства и президента пошатнулся.
       
       Елена Андреева, президент холдинга охранных предприятий "Бастион". Победило наше государство. И я очень горжусь действиями спецслужб: они провели исключительно успешную операцию. Когда она закончилась, я сразу почувствовала уверенность, что государство способно меня защитить. И жаль, что журналисты теперь пытаются все вывернуть наизнанку, выясняя какие-то второстепенные вопросы про газ и прочее.
       
       Елена Бушуева, бывшая заложница, провела в здании ДК трое суток. Для меня это очень сложный вопрос. Я бы прибегла к известной в последнее время формулировке "Операция прошла скорее успешно, чем неуспешно". Но за те трое суток я отчетливо поняла, что даже если нас и освободят, то теракты не прекратятся, покуда федеральные войска находятся на территории Чечни. А как медик я была удивлена тем, что после штурма было катастрофически мало врачей, и люди от этого умирали.
       
       Денис Евстигнеев, кинорежиссер. И власть, и террористы потерпели поражение. Когда закончился штурм здания, я на эмоциональном уровне испытал радость. Да, умерло больше ста человек, но ведь могло умереть гораздо больше. Я не призываю сейчас, как американцы, поднимать национальный флаг над каждым домом, но быть гордыми за каких-то людей мы обязаны. Например, за доктора Рошаля или депутата Кобзона, выведших из ДК детей.
       
       Никита Высоцкий, директор культурного центра Владимира Высоцкого. Я точно проиграл, и все население России проиграло. И все мирное население земного шара тоже. Террористов надо убивать и не церемониться.
       
       Владимир Лысенко, депутат Госдумы. Это решит общество. Если оно поддержит президента и встанет на его сторону, то значит, власть победила. Но власти важно не совершить ошибки, ей нужно предоставить всю информацию обществу. Но она пока явно не готова к такой открытости. Страна же не может понять истинную причину трагедии.
       
       Сергей Митрохин, заместитель председателя комитета Госдумы по местному самоуправлению. В противостоянии с террористами победила власть. Теперь ей важно закрепить эту победу политически. И власть должна признать: да, победа досталась дорогой ценой, но поступить иначе было нельзя. А ошибок не могло не быть.
       
       Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа. Власть поступила правильно. И победила.
       
       Вадим Булавинов, мэр Нижнего Новгорода. Спорить не о чем: такой победы силовых структур и власти у нас не было давно. Власть впервые показала, что может что-то сделать в боевой ситуации. Самый главный результат — террористы уничтожены, а большинство заложников спасены.
       
       Евгений Бернштам, первый заместитель председателя правления Альфа-банка. Это не футбол или хоккей. Но думаю, что в конкретном случае власть победила, потому что иначе было нельзя. Как нельзя было слишком открыто вести телерепортажи, выдавать медикам большое количество антидота и подгонять много машин "Скорой помощи". Это могло стать известно террористам, и жертв было бы больше.
       
       Андрей Козицын, генеральный директор Уральской горно-металлургической компании. Наши соотечественники потеряли близких людей в мирное время. Конечно, правильно, что страна не подчинилась требованиям террористов, но горечь утраты от этого не становится слабее.
       
       Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края. Об успехе при таком списке погибших говорить не приходится. И все же, несмотря ни на что, в этой схватке с террористами победила Россия. Нет той горечи поражения — вспомним Буденновск,— которая разъедает душу.
       
       Наталья Жиркова, бывшая заложница, провела в ДК трое суток. В ситуации со штурмом, конечно, победила власть. Спецоперация прошла хоть и не блестяще, но все-таки удалась. Но вообще власть проиграла. У меня нет ненависти к лицам кавказской национальности. Если бы у них в Чечне было все хорошо, разве пришли бы они к нам? Раньше я думала, что они шакалы, звери. Пообщавшись с некоторыми из них, я пришла к выводу, что они люди. Но гордые и независимые. Я считаю, что им надо отделиться от России.
       
       Михаил Швыдкой, министр культуры России. Выиграли те люди, которые остались живы. А выиграла или проиграла власть — это уже второстепенный, менее важный вопрос.
       
       Аркадий Арканов, писатель. 118 погибших — это чудовищно!118 погибших — это чудовищно! Я бы не трубил во все трубы о победе. Хотя террористы тоже не добились успеха. С точки зрения определенного контингента населения Чечни, они превратились в таких же героев, какими в свое время были герои-краснодонцы

       Надежда Бабкина, артистка. Власть выиграла хотя бы в том, что наше общество сплотилось. Мне кажется, скинхеды не выйдут на улицу с погромами — наоборот, люди объединятся и поймут, что должны жить в мире в нашей многонациональной стране. А еще власть будет всегда выигрывать, если будет говорить правду.
       
       Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы. Победил здравый смысл, но с опозданием на два дня. А штурм надо было начинать немедленно.
       
       Алексей Васильев, президент Центра цивилизационных и региональных исследований, член-корреспондент РАН. Победила Россия и российское руководство. Понеся при этом очень большие потери. Я работал в 70-е в Турции, и там было много терактов. Но турки, даже теряя людей, не шли на уступки террористам и свели явление на нет.
       
       Валерий Драганов, депутат Госдумы, член штаба по освобождению заложников. Пока есть жертвы, о победителях не говорят. Но я впервые за многие годы посмотрел на милицию как на что-то свое, они действовали слаженно и как никогда искренне и серьезно. Несправедливо обвинять и медиков. Было 420 "скорых", около 100 автобусов. Но перед ДК все было забито машинами, они не могли подъехать одновременно.
       
       Юрий Рязанов, член совета директоров компании "Ростсельмаш". Спецслужбы и общество получили жестокий урок. Силовые структуры не смогли помешать бандитам спокойно подготовиться к захвату в столице, а общество делало вид, что не замечает многочисленных угроз от террористов.
       
       Александр Герасимов, ведущий информационно-аналитической программы "24". Освобождение заложников — успех; но то, что было после операции,— неразбериха чудовищная. И никакие переговоры не нужны. У Кремля сейчас уникальная возможность разобраться со всеми ребятами, которые прячутся в горах. А вот помощь освобожденным заложникам пришла слишком поздно.
       
       Андрей Макогон, вице-президент банка "Держава". Ничья. Чеченцы заставили россиян вспомнить о том, что идет именно война. Правительство дало понять, что Буденновска-2 не будет.
       
       Николай Виноградов, губернатор Владимирской области. Этот бой с терроризмом общество выиграло. Главное, появилась твердость выбрать и реализовать решение, каким бы оно ни было. Раньше, в Буденновске, власть своим безволием умудрялась из двух зол выбрать оба.
       
       Дмитрий Герасимов, бывший командир антитеррористического подразделения "Вымпел". Судя по спасенным, операция прошла успешно. Я думаю, и сейчас с чеченцами можно вести переговоры: среди них есть много образованных людей. Но есть бандиты, такие как Масхадов, с ними садиться за стол переговоров нельзя.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД*

       
Вы попадали в милицию?

       10 ноября милиция отмечает свой день рождения.

       Александр Лившиц, бывший помощник президента России. В 1970 году за мелкое хулиганство. Я тогда работал в стройотряде. Мы засыпали гравий под шпалы, а в ста метрах от дороги сидел дядька-железнодорожник и оглушительно дудел в огромную дудку, когда подходил поезд. Через несколько дней я с этой дудой отправился на матч "Динамо". Ну и задудел так громко, что меня отвезли в отделение милиции.
       
       Олег Миронов, профессор, уполномоченный по правам человека. И неоднократно. Я два года на работу в милицию ходил после окончания Саратовского юридического института: служил следователем. И сейчас бываю в судах, исправительных учреждениях. Особенно тесно приходится сотрудничать с милицией по поводу проведения митингов и демонстраций.
       
       Дмитрий Рогозин, депутат Госдумы. В первый раз — когда я еще в школе учился. Пришлось за девушку вступиться. Когда в отделении разобрались, меня отпустили, а в школу прислали благодарственную грамоту.
       
       Сергей Мазаев, солист группы "Моральный кодекс". Бог миловал. А с гаишниками приходится часто иметь дело. Попадаются уникальные кадры, перед которыми приходится петь и плясать,— ну хотят они убедиться, что я действительно артист.
       
       Александр Паникин, гендиректор российского концерна "Панинтер". Против меня и коллег по кооперативу было возбуждено уголовное дело. Это было десять лет назад. Целый год за нами велась наружная слежка, а потом меня арестовали. Правоохранительные органы на моем примере хотели показать, что кооперативы вредны.
       
       Лев Лещенко, артист. Никогда в жизни. У меня с милицией самые добрые отношения. И гаишники меня любят. Остановят и извинятся: "Простите, больше не будем".
*Должности указаны на момент опроса.

Комментарии
Профиль пользователя