Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

«Черная метка» для каждого

Почему не удалось решить проблемы банковских отказников

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

В 2017 году в жизни банков и их клиентов появилось принципиально новое и очень неприятное явление — так называемый черный список отказников. Буквально за несколько месяцев в нем оказалось около 600 тыс. физических и юридических лиц. И хотя проблему обсуждали и даже пытались решить всю осень, ничего, по сути, не изменилось: попасть в список и лишиться доступа к банковским услугам может каждый, примеры выхода из него неизвестны, а компенсировать потери пострадавшим никто не собирается. Такое вот регулирование: лес рубят — щепки летят.


Я была в двух шагах от черного списка банковских отказников, когда вернула деньги мамам одноклассников сына за невыкупленную экскурсию. А ведь ничего противозаконного не произошло. Просто я заранее договорилась с турфирмой, оплатила наличными услуги, но в последний момент все сорвалось. Компания вернула мне деньги на счет, а я в течение считанных минут раскидала их на карты мам из класса. И лишь потом поняла, что подобная операция вполне подходит под категорию сомнительных веерных рассылок и является достаточным основанием для попадания в черный список ЦБ и Росфинмониторинга.

О списке написано много, но главное — он был создан для прекращения «миграции» обнальщиков и иных занимающихся темными делишками с точки зрения антиотмывочного закона (115-ФЗ) из одного банка в другой. ЦБ и Росфинмониторинг долго работали над новым механизмом, как минимум с мая 2016 года, но запустили его только с 1 июля 2017-го. И только после этого открылась главная засада: попасть в список может каждый — например, я.

Или вот компания моих друзей, вполне добросовестная. Как рассказал юрист, в их холдинге есть фирма, которая в интересах акционеров выкупает единичные акции у граждан. Часто такие владельцы акций — бывшие сотрудники, которые живут в глубинке, поэтому рассчитываться приходится наличными. До введения черных списков банк просто раз в неделю приостанавливал операции и требовал документы, обосновывающие переводы и дальнейшее обналичивание средств. Но недавно предложил расстаться навсегда, причем даже без объяснения причин и предупреждения, что компании грозит включение в черный список. И неожиданно она стала персоной нон грата для всех банков.

В ЦБ подчеркивают, что исключений немного, не более 10% (хотя почему же немного — это десятки тысяч добросовестных жертв), а остальные нарушители «злостные». После широкого освещения проблемы регулятор понемногу стал признавать ее наличие, но не слишком охотно. Он до сих пор настаивает, что число ежедневно направляемых в Росфинмониторинг отказов падает, а результаты полугодового использования банками информации об отказах «показали ее значимость и востребованность, механизм повышает ответственность клиентов».

Но снизу ситуация выглядит иначе. На рынке уверены, что количество невинно пострадавших в разы больше, а общее число участников списка уже доходит до 600 тыс. Форумы пестрят сообщениями о незаконных отказах «без суда и следствия». Тем временем ключевой вопрос о возможности выхода из списка так и остается без ответа, несмотря на обещания чиновников.

Впечатление активной работы над проблемой действительно создано: 13 ноября появились методические рекомендации для банков по исключению клиентов из черного списка. В тот же день утвердили новые форматы представления в Росфинмониторинг сведений об отказах с раскрытием информации о причинах. Еще через несколько дней оба регулятора сообщили о проекте закона, предусматривающего возможность апелляции и реабилитации. Формально механизм должен заработать с февраля 2018 года. В ЦБ утверждают, что банки уже активно исключают из списка тех, кто попал в него по ошибке. Однако регулятор продолжает скрывать как текущую длину списка, так и динамику выхода из него. И потому есть устойчивое ощущение, что пока реабилитация в лучшем случае лишь капля в прибывающем море.

Но даже если допустить, что все нормально, разобрались, хорошие будут реабилитированы, плохие потеряют возможность проворачивать иные темные дела, остается вопрос — а кто компенсирует потери безвинно пострадавшим от включения в список? Так вот — никто. ЦБ с Росфинмониторингом перекладывают вину на банки (предупреждали ведь, список для информации!). Банки к ситуации относятся философски, вспоминая поговорку «Лес рубят — щепки летят». Причем в 2018 году «щепки» могут полететь еще активнее: подготовлен законопроект с увеличением в разы штрафов для банков за нарушение антиотмывочного законодательства. Вряд ли это увеличит их лояльность к клиентам.

Так что будьте аккуратны с банковскими операциями. Мне ведь просто повезло.

Вероника Горячева


Комментарии
Профиль пользователя