Коротко


Подробно

Фото: LF Академия

«Нужно собрать мнения всех и только потом решать судьбу рынка»

Юристы обсуждают концепцию адвокатской монополии

Сегодня на конференции LF Академии, посвященной реформе рынка оказания квалифицированной юридической помощи в России, обсуждалась предложенная Минюстом концепция «адвокатской монополии». Юристы-международники заявили, что сегодняшняя версия документа ставит под угрозу их деятельность в России. Минюст в ответ предложил юрфирмам направить ему предложения и справки о формате своей деятельности в других государствах.


В Москве прошла конференция на тему: «Модернизация рынка оказания квалифицированной юридической помощи: приоритетные направления реформы», организованная LF Академией под эгидой Санкт-Петербургского юридического форума. Одна из сессий конференции была посвящена работе международных юридических фирм (ILF) на территории России. В своем последнем проекте концепции «адвокатской монополии», регулирующей рынок юруслуг, Минюст предложил ограничить прямой и косвенный контроль иностранцев за российскими адвокатскими образованиями, а также запретить им работать в России через филиалы иностранных юрлиц. Юристы ILF негативно отнеслись к этим идеям, восприняв их как угрозу деятельности в РФ и путь к монополизации рынка.

Управляющий партнер российского филиала Baker McKenzie Сергей Войтишкин обозначил, что такие ограничения приведут к запрету на деятельность ILF: «За год убрать нас с рынка — это очень жесткий подход». Из проекта концепции получается, рассуждал он, с 2018-го «фирма может быть закрыта, люди уволены, имущество распродано». Запрет работы ILF через российские филиалы, продолжал Сергей Войтишкин, создаст условия, при которых придется создавать ООО, что вынудит изменить отношения с центральным офисом компании, например, в форме ассоциации или по франшизе. «Мне кажется, регулирование должно быть тоньше. Как только мы создадим отдельную структуру — станем независимы от глобальной фирмы, а тогда у головного офиса не будет интереса ни финансировать технологии, ни инвестировать в людей»,— заключил юрист. Также господин Войтишкин обратил внимание на то, что в итоге проиграют российские клиенты, так как получат плохой сервис. «Такой подход не сделает Россию более привлекательной для инвестиций, а экономику информационной»,— подытожил он.

Управляющий партнер Hogan Lovells в России Оксана Балаян приветствовала реформу рынка юруслуг, отметив, что их оказание «долгое время было в вакууме», однако подчеркнула, что в проекте есть и много моментов, которые необходимо изменить. «Мы не должны жестко фиксировать конкретные формы деятельности адвокатских образований, потому что не знаем, к каким последствиям это приведет»,— говорила юрист. По ее словам, с такой высокой скоростью принятия концепции «нужно предусмотреть плюрализм развития событий, собрать мнения всех и только затем решать судьбу рынка». Госпожа Балаян призвала ввести в концепцию тезис о том, что допустимы различные организационные формы работы, поскольку «пока мы не готовы сказать, какая из них лучше: может, филиал или товарищество — должна быть возможность выбора». Оксана Балаян подчеркнула, что ILF готовы идти на компромиссы, но указала, что для реализации реформы нужны более длительные сроки и изменение закона «Об адвокатуре».

«Удивляет, как легко мы говорим о том, как отнять бизнес, ведь деятельность ILF —это иностранные инвестиции»,— начал свое выступление партнер Clifford Chance Артур Илиев. «Что есть наш бизнес? Это клиенты и технологии. Мы, российские юристы, эту клиентуру собирали 25 лет, выросли в партнеров, инвестировали свои деньги в паи, а концепция говорит, что в 2018 году мы должны свои паи сдать. Вряд ли это поможет попаданию России в двадцатку рейтинга Doing business»,— рассуждал юрист. Артур Илиев сделал акцент на том, что сейчас в РФ есть здоровая конкурентная среда между российскими и международными юридическими компаниями, «а если нас уберут, то после получится национализация». «Будет десять юрфирм, как в Индии, с низким качеством услуг и огромными гонорарами партнеров. Хотя в Индии, наоборот, уже идет либерализация»,— привел пример юрист. По его мнению, у ILF высокотехнологичный бизнес, компании вкладываются в развитие искусственного интеллекта и помогут преодолеть технологическое отставание, так зачем в эти компании надо стрелять и убирать с рынка. Пока же ситуация выглядит так, продолжал Артур Илиев, как будто «у приговоренного к повешению просят конструктивные предложения по построению виселицы».

С предлагаемыми Минюстом изменениями не согласились не только юридические компании. На конференции также выступили Алексей Андронов из торговой компании «Мегаполис», Валерий Сиднев из МХК «Еврохим» и Ольга Пахутко из Промсвязьбанка. Каждый из них согласился с тем, что компании сами вольны выбирать, к какой юрфирме обращаться — российской или международной, и неравенства между ними не замечают. Алексей Андронов выразил опасение относительно фактического запрета деятельности ILF в России и призвал Минюст и правительство к взвешенному и спокойному подходу, учитывающему мнения всех сторон. Валерий Сиднев пришел к выводу, что без ILF российских фирм в принципе не будет достаточно для того, чтобы обслужить 200 крупнейших компаний России. Ольга Пахутко привела в доказательство нужности международных юристов для российского бизнеса несколько сделок, к которым банк всегда привлекает ILF: заимствования через евробонды, синдицированное кредитование, выпуск депозитарных расписок и работу со сложно структурированными сделками. «Что случится, если мы не сможем сделать это в России? Мы все равно будем заключать договоры, но за рубежом»,— добавила она, пояснив, что все это серьезным образом скажется на стоимости услуг, их доступности и удобстве.

Модератор конференции, президент Объединения корпоративных юристов России (ОКЮР) Александра Нестеренко подтвердила эти опасения, сообщив о большом количестве поступивших к ним обращений в связи с потенциальным ростом затрат бизнеса в случае запрета деятельности ILF. «В каждой сфере эти расходы лягут на бизнес, а такая нагрузка совершенно недопустима»,— посетовала госпожа Нестеренко. По ее мнению, в условиях санкций это особенно опасно, а потому глава ОКЮР еще раз призвала Минюст «не рубить с плеча» и «не предпринимать скоропалительных решений». При этом в целом Александра Нестеренко высказалась в поддержку реформы.

Последним выступал замминистра юстиции Денис Новак. Он отметил, что стремление ILF оставить наиболее комфортные для себя условия абсолютно понятно, и порекомендовал им принимать активное участие в обсуждении концепции. «Насколько все-таки повезло сообществу иностранных юристов, что мы вот в таком направлении движемся, в направлении предварительной публикации (проекта концепции.— “Ъ”)»,— заявил господин Новак. Замминистра не согласился, что предлагаемые министерством изменения направлены на запрет деятельности международных юрфирм, и объяснил общую цель регулирования ILF — создать одинаковые для всех юристов правила игры, без исключений.

Завершая конференцию, Денис Новак рекомендовал всем заинтересованным компаниям направить свои экспертные заключения в ведомство и рассказать, по каким моделям филиалы ILF работают в разных юрисдикциях. «Мы рассчитываем на то, что вы высококлассные юристы»,— подытожил чиновник, отметив, что, возможно, в ведомстве действительно ошиблись. Могло создаться впечатление, продолжил господин Новак, что мы не продвинулись навстречу друг другу, но мы слышим друг друга. Однако министерство при выборе наиболее удобной формы работы юристов, по его словам, все же будет «руководствоваться национальными интересами».

Андрей Райский


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение