Коротко


Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

ФАС перемотала срок

Суд мотивировал отказ в удовлетворении требований к акционерам АО «Порт Пермь»

Арбитражный суд Пермского края отказал в удовлетворении требований ФАС о признании недействительными ряда сделок с акциями АО «Порт Пермь» из-за пропуска трехлетнего срока исковой давности. Антимонопольная служба добивалась признания недействительными сделок, в результате которых косвенный конт­роль над стратегическим предприятием установил иностранный инвестор. Суд посчитал, что о приобретении чешской компанией акций порта ведомству было известно еще в 2010 году. При этом в суд ФАС обратилась только в этом году. Оценку информации о контроле над портом со стороны иностранного инвестора суд давать не стал.


Мотивировочная часть решения была опубликована на минувшей неделе на сайте суда. Напомним, антимонопольный орган обратился в арбитражный суд в марте. ФАС добивалась признания недействительными 14 сделок, по результатам которых более 70% акций общества получили компании Amager, Bosworth и физлицо Анна Сайгина. Как считают антимонопольщики, компании, которые сейчас владеют портом, контролируются гражданином Великобритании Чарльзом Батлером. Контроль он получил в нарушение закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». При этом решение внеочередного собрания акционеров о доп­эмиссии акций общества было принято в обход миноритарных акционеров порта, которые могли заблокировать решение, но не были уведомлены о проведении собрания. В качестве ответчиков были привлечены чешские компании Amager, Bosworth, Tetetice, Gryluson, физлица Найоми Бритц и Анна Сайгина, а также АО «Порт Пермь».

Как было выяснено в судебных заседаниях, о косвенном контроле господина Батлера ФАС узнала из письма ФСБ, после чего антимонопольное ведомство решило обратиться в суд. Все восемь ответчиков по делу исковые требования не признавали. Значительное время в процессе стороны потратили на споры, являются ли конечные и транзитные владельцы акций порта подконтрольными господину Батлеру, и были ли уведомлены миноритарии о проведении собрания надлежащим образом. Кроме того, ответчики доказывали, что письмо ФСБ не может являться доказательством, так как оно не содержит информации о конкретных оперативно-розыскных мероприятиях в отношении общества. Таким образом, нельзя говорить, что службой были достоверно установлены какие-либо факты. Также представитель соответчика Нинейл Схейбаловой заявил о пропуске трехлетнего срока исковой давности. По мнению ответчика, органы ФАС узнали о сделке еще в 2010 году, когда антимонопольный орган одобрил сделку по приобретению акций «Порт Пермь» чешской компанией Tetetice.

Представители ФАС с доводами о пропуске сроков исковой давности не соглашались. По их мнению, о сделках с акциями общества уведомлялось УФАС по Пермскому краю, которое проверяло соответствие этих операций ФЗ «О защите конкуренции». При этом вопрос соблюдения закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций» вообще не ставился, так как контроль его является исключительно прерогативой ФАС РФ. Кроме того, об операциях с акциями было уведомлено именно краевое управление ФАС, которое является самостоятельным юридическим лицом.

В итоге из мотивировочной части решения выяснилось, что суд отказал в удовлетворении заявленных ФАС требований именно из-за пропуска срока давности. Не вдаваясь в оценку представленных сторонами данных о роли господина Батлера в управлении портом, а также законности проведения внеочередного собрания акционеров, суд пришел к выводу, что требования ФАС не подлежат удовлетворению. В частности, суд указал, что еще в 2011 году на сайте Пермского УФАС неоднократно размещалась информация о приобретении Tetetice акций порта. Информация об изменении состава акционеров размещалась и на сервере раскрытия информации www.disclosure.ru. При этом, согласно положению об информационной политике ФАС, официальная информация о деятельности службы размещается, в том числе, и на сайтах ее территориальных органов. Как следует из решения, суд не согласился с истцом, что конт­роль соблюдения закона

«О порядке осуществления иностранных инвестиций» является исключительно прерогативой центрального аппарата ФАС. Суд указал, что, согласно Положению о Федеральной антимонопольной службе, она осуществляет свои полномочия непосредственно через территориальные органы. «Их взаимодействие предполагается, в том числе, и с целью осуществления функций по контролю осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обороны страны и безопасности государства», — говорится в решении. Апелляционная жалоба ФАС в картотеке арбитражного суда пока не зарегистрирована.

Дмитрий Астахов


Коммерсантъ (Пермь) от 08.12.2017
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение