Разбившийся Boeing пролетел мимо выплат

Работодатель погибшего пассажира не смог взыскать денег с перевозчика

Пермское ООО «Торговый дом „Май“» не смогло взыскать 7,457 млн руб. с АО «Нордавиа — Российские авиалинии». Директором ООО был Олег Деменев, который погиб в авиакатастрофе Boeing-737, разбившегося в Перми 14 сентября 2008 года. После катастрофы его родственникам из средств фонда соцстрахования выплачивалась пенсия в связи с утратой кормильца. Но когда «Май» был признан банкротом, ФНС потребовала с ООО 7,457 млн руб., за счет которых должны продолжаться выплаты. В свою очередь, должник решил, что в гибели директора виновата авиакомпания, поэтому она должна компенсировать убытки работодателю господина Деменева. Суд в итоге постановил, что общество не доказало факт причинения убытков.

Фото: Игорь Харсеев, Коммерсантъ

Фото: Игорь Харсеев, Коммерсантъ

Директор ООО «Торговый дом „Май“» Олег Деменев и совладелец компании Олег Яшманов были пассажирами рейса SU 821, который выполнялся авиакомпанией «Аэрофлот-Норд» по маршруту Москва — Пермь на Boeing-737. 14 сентября при заходе на посадку воздушное судно потерпело катастрофу, в которой погибли 82 пассажира и шесть членов экипажа. Как установили МАК и органы предварительного следствия, она произошла из-за потери экипажем, прежде всего командиром воздушного судна Родионом Медведевым, пространственной ориентации. Господин Медведев резкими, несоразмерными движениями штурвала ввел самолет в интенсивное левое кренение, в результате чего воздушное судно перевернулось и упало в овраг на Транссибирскую магистраль.

Так как господин Деменев возвращался из служебной командировки, его гибель была квалифицирована как несчастный случай на производстве. Двое его родственников получили право на получение ежемесячных страховых выплат. Согласно законодательству, ими занимается фонд соцстрахования за счет страховых отчислений лица, у которого трудился погибший работник. При этом, в случае ликвидации этого юрлица, оно должно перечислить фонду соцстрахования средства в виде капитализированных платежей, за счет которых выплаты будут производиться в дальнейшем.

В январе 2018 года по заявлению ФНС в отношении ООО «Торговый дом „Май“» была введена процедура наблюдения, а в мае того же года компания вошла в процедуру конкурсного производства. После этого уполномоченный орган обратился с заявлением о включении в состав кредиторской задолженности средств в размере 7,457 млн руб., которые подлежат перечислению для выплат двум родственникам Олега Деменева. На основании расчетов фонда соцстрахования, с начала 2018 года ее ежемесячный размер должен составлять 15,742 тыс. руб.

В итоге ООО «Торговый дом „Май“» обратилось в суд с заявлением о взыскании 7,457 млн руб. с ПАО «Аэрофлот», которое на момент катастрофы владело авиакомпанией «Аэрофлот-Норд». Но затем выяснилось, что правопреемником последней является АО «Нордавиа — Российские авиалинии», которое и стало ответчиком. Дело было передано по подсудности в Арбитражный суд Архангельской области. Как указал истец, вина в гибели Олега Деменева лежит на перевозчике, а капитализированные платежи, которые превратились в долги компании, являются убытками, поэтому «Нордавиа» должна их возместить. 25 октября 2018 года требования ФНС были удовлетворены.

В результате суд согласился с мнением ответчика, что никаких убытков ООО «Торговый дом „Май“» нанесено не было. Как указано в решении, сам по себе факт включения капитализированных платежей в реестр кредиторов не приводит автоматически к возникновению убытков, поскольку никаких выплат в фонд соцстрахования так и не было произведено. Кроме того, согласно ФЗ «О банкротстве», при недостатке имущества должника неудовлетворенные требования кредиторов считаются погашенными. Указанное решение торговый дом «Май» попытался обжаловать в апелляции. В итоге жалоба была возвращена заявителю. В марте текущего года процедура банкротства «Мая» была завершена, теперь компания должна быть исключена из ЕГРЮЛ.

Кирилл Снегирев из юридической фирмы «Арбитраж.ру» отмечает, что вопросы, которые поставил истец в деле, «не являются уникальными». «По нашему мнению, арбитражный суд обоснованно отказал в удовлетворении требований в силу отсутствия факта понесенных истцом убытков, напомнив также, что в силу п. 1 ст. 1081 ГК РФ регрессные требования к причинителю вреда допускаются только после выплаты возмещения вреда потерпевшему»,— говорит эксперт. По его данным, ранее в практике арбитражного суда Пермского края были подобные единичные споры, но они закончились не в пользу истца.

Дмитрий Астахов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...