Коротко


Подробно

3

Италия на китайской почве

Елена Стафьева об отеле Bulgari Beijing

Новый отель с самым красивым частным садом в Пекине и лучшим итальянским рестораном — причем не только в Пекине

Пекин можно называть как угодно — поразительным, ужасным, прекрасным, но его сложно назвать красивым в конвенциональном западном смысле этого слова. Да и в восточном тоже: от традиционной восточной красоты в нем мало что осталось, а вестернизированной азиатской, как в Шанхае, еще наросло немного. Если он и близок взгляду белого человека, то это прежде всего наш взгляд, потому что в Пекине, столице социалистического Китая, глаз жителя бывшего СССР без усилия узнает интернациональный советский стиль: хрущевки, панельки, многоэтажки, поэтика бескрайних спальных районов, пересеченных многополосными шоссе, и даже раскрас самолетов Air China напоминает прежний аэрофлотовский.

Это странная и сложная визуальная среда, иметь дело с которой любому архитектору и дизайнеру непросто. Особенно учитывая, что все здешние большие отели располагаются в огромных и уродливых небоскребах — таков местный стиль. Сделать тут отель Bulgari с его идеей маленькой Италии, вписав при этом в пекинский ландшафт,— эту задачу решало архитектурное бюро Antonio Citterio Patricia Viel, занимающееся зданиями и интерьерами всех отелей Bulgari. Но начинали, конечно, с поисков места.

Отель в Пекине — четвертый отель Bulgari, только что открылся пятый в Дубае, в январе открывается отель в Шанхае, а в 2019-м — в Москве. И для Bulgari, которая не собирается становиться отельной сетью, это настоящая экспансия. CEO Bulgari Жан-Кристоф Бабен, при котором она и произошла, дает интервью в тамошнем ресторане Il Ristorante с видом на сад, реку Лянгма и зелень за ней и говорит: «Нам очень повезло с местом, особенно с этим зеленым озером в таком городе». И с этим «зеленым озером» — редчайшим в городе парковым кварталом с посольскими резиденциями им действительно повезло. Но Bulgari вместе с партнером в этом проекте, китайской Genesis Group, проделали фантастическую работу: собственно, того прекрасного вида, который сейчас открывается из бара и ресторана отеля, его просто не было. Они расчистили берега реки, проложили дорожки, посадили деревья и устроили променад — это полноценное общественное пространство вне территории отеля и всего комплекса Genesis с офисными зданиями и Genesis Art Foundation (он построен по проекту знаменитого Тадао Андо). В реке, кстати, по утрам плавают местные — вызывая совершеннейшую оторопь итальянцев, для которых это примерно как плавать в Тибре, только хуже.

На месте же сада была парковка — и слушать, как швейцарский ландшафтный дизайнер Энцо Энеа, сидя в этом саду, рассказывает историю его обустройства, оказалось прямо-таки захватывающе. Все деревья — а они здесь подобраны с китайско-итальянскими коннотациями — сюда, конечно, привезли. Самые прекрасные из них и самые узнаваемые — это изящно изогнутые китайские сосны, как на лаковых ширмах и шкатулках, как на гравюрах и акварелях. Большие и старые. Энцо показывает в своем айфоне фотографии того, как их выкапывали в горах — у него разработана специальная технология обрезания и обертывания корней (в Цюрихе он основал Музей деревьев), которая позволяет их сохранить, потом сосны помещают в питомник там же, неподалеку, потом перевозят в питомник под Пекином и только потом, наконец, высаживают окончательно — все это занимает несколько лет.

Одна такая сосна стоит прямо перед входом — к ней ведет изогнутая подъездная дорога и Сильвио Урсини, вице-президент Bulgari, придумавший всю концепцию Bulgari Hotels & Resorts, проводит нам обзорную экскурсию и объясняет, что если в европейской традиции ко дворцу ведет прямая аллея, то в китайской она должна быть изогнута так, чтобы здание открывалось только за последним ее поворотом. Сразу за дверью — огромный портрет Сотирио Булгари, основателя Bulgari, во множестве разных оттенков серого, нарисованный Ян Пей-Мингом, такими огромными монохромными портретами он и прославился. А над стойкой консьержа висит оригинальная карта мира 1690 года легендарного итальянского картографа Винченцо Марии Коронелли, и Сильвио Урсини рассказывает про этого францисканского монаха из Венеции.

Все внутри устроено так, чтобы шаг за шагом разворачивать историю римского дома Bulgari в его главных символах и знаках, перечислять которые просто устанет рука. Все теплые булгаревские цвета — от бежевого до золотого, медного и коричневого, стойка в баре Il Bar сделана вручную из бронзы китайскими чеканщиками и напоминает форму знаменитого фонтана Бернини «Лодочка» у подножья Испанской лестницы, золотая мозаика на стене 25-метрового бассейна в SPA — реплика знаменитой мозаики терм Каракаллы (там 11 SPA-кабин и великолепные китайские массажистки). Даже витрины с вещами, обычно разрушающие интерьер любого люксового отеля, задействованы: в них выставлены часы и украшения Bulgari и они воспринимаются органичной частью декорации. Здесь много разного камня: непременный матовый травертин, камень римских зданий, мрамор Breccia Medicea на фасаде, огромная плита оникса, найденная в Иране и установленная в ванной сьюта Bulgari. Камень — римская тема и тема ювелирной истории Bulgari, но когда сидишь посреди всего этого римского великолепия, то сквозь стеклянные стены вестибюля видишь китайскую бамбуковую рощу, которая отгораживает от того, что вне стен.

Но важнейшее, что нужно знать про Bulgari Hotel Beijing,— в нем торжествует прекрасная китайская традиция просторных отельных комнат. Тут 119 номеров — самый маленький 55 кв. м, а самый большой, The Bulgari Suite,— 380 кв. м. Везде отдельная гардеробная, панорамные окна и отличная звукоизоляция. Вся мебель, все интерьерные штуки во всем пространстве отеля привезены из Италии.

И про еду: для человека, бездну времени проводящего в Италии, будет большим удивлением обнаружить один из лучших итальянских ресторанов ever в Пекине. Впрочем, если знать, что им занимался Нико Ромито, шеф ресторана Reale в Абруццо с тремя мишленовскими звездами, то это уже не так удивительно. Нико с недавнего времени курирует все рестораны отелей Bulgari. Когда говорят об итальянской кухне, любят формулу «простая еда из лучших продуктов», давно превратившуюся в клише. Так вот у Нико именно она и есть — только в своем идеальном, практически платоновском воплощении. Продукты действительно лучшие: частью местные, например овощи, часть везут из Италии — кроме понятного пармезана, еще, например, муку для хлеба, который тут пекут сами. И это самый вкусный итальянский хлеб, который я пробовала. Как и самый лучший тирамису. Я не люблю сладости, и особенно тирамису, но этот принесли в конце ужина лично от шефа, и я решила съесть ритуальную ложку — и не остановилась, пока не доела. Удивительно тонкий для dolci italiani баланс минимизированной сладости и всех прочих вкусов — горечи какао и совсем отдаленной, где-то на заднем фоне, солености. Но и китайскую еду можно попробовать, практически не выходя наружу — на территории комплекса Genesis есть ресторан Xin Rong Ji с мишленовской звездой.

Есть еще одно место на этой территории, которое нужно увидеть,— это магазин Shang Xia, китайский люксовый бренд, производящий все — от фарфора до одежды и от сумок до мебели. Вместо того чтобы описывать, как это прекрасно и на что это похоже, достаточно сказать, что он создан при непосредственном участии Hermes, который за ним сейчас и стоит.

Пекин не совсем тот город, где можно выйти из отеля и просто пойти гулять по улице — с улицами тут никаких проблем, просто он циклопических масштабов, заметно больше Москвы, и до всего значимого нужно ехать. Если вы любите фильм «Последний император», то, конечно, надо увидеть Запретный город, если не любите толпы и ощущение голливудской декорации — то лучше поехать в Летний дворец, где огромное озеро с зарослями лотоса, мраморный мост, остров с павильоном, кораблики, гигантская пагода на горе и можно спокойно гулять и свободно дышать (большая роскошь для Пекина). Но что точно стоит сделать, так это отправиться в 798 Art District — это бывший промышленный комплекс размером примерно с пять наших «Артплеев», отданный под магазины, кафе и галереи. То есть такой хипстерский рай, но в декорациях жесткого социалистического постиндустриализма в стиле Баухаус. Там посмотреть Центр современного искусства UCCA — Ullens Center For Contemporary Art и галерею-мастерскую Bandi Panda House художника-концептуалиста Чжао Банди, человека-панды. А потом продолжить в Национальном музее искусств Китая — последовательность может быть обратной, но 798 Art District и The National Art Museum Of China — это минимальный жанровый набор для первой встречи с китайским искусством в Пекине. Ну и конечно все-таки в итоге погулять, но не по проспектам, а по узким проулкам между ними — хутонгам или хутунам, где прилеплены друг к другу домики за сплошным каменным забором, где едят на улице (там везде кафе, где есть можно и нужно), тут же играют в карты или просто сидят на стульях и греются на солнце. Настоящая пекинская жизнь именно там. И вернуться потом в отель с его ароматом, который сделал замечательный парфюмер Жак Кавалье. Удивительным образом этот аромат, который используется во всех отелях Bulgari, для меня оказался прочно связан именно с Пекином.

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 08.12.2017, стр. 72
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение