Коротко


Подробно

Фото: Reuters

О «российской угрозе» вспомнят на саммите «Восточного партнерства»

В Брюсселе обсудят практическое сотрудничество и политику Москвы

В Брюсселе сегодня пройдет саммит «Восточного партнерства», на который были приглашены делегации Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украины. Главная тема — углубление практического сотрудничества. При этом в Еврокомиссии оговариваются, что о грядущем вступлении в ЕС какой-либо из стран—участниц программы ЕС речи пока не идет. Обсудят в Брюсселе и «российскую угрозу». Об этом в своем выступлении намерена высказаться премьер Великобритании Тереза Мэй, тем самым вновь дав российским властям повод назвать «Восточное партнерство» «антироссийской затеей».


«Сегодня речь идет о фокусировке на домашней работе, на внедрении Соглашений об ассоциации (с Евросоюзом его стран-партнеров.— “Ъ”). Это процесс, который поможет странам приблизиться к ЕС, а говорить сейчас о следующих шагах означало бы заниматься спекуляциями»,— предостерег перед саммитом «Восточного партнерства» от излишних ожиданий еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан. Он напомнил, что среди стран—участниц программы «только Украина, Грузия и Молдавия сейчас четко выражают свое стремление к европейской интеграции». «Однако спекулировать относительно членства этих стран в ЕС не время. Если вы скажете: “Мы станем немедленно членами Евросоюза” — это нереально. Но люди хотят это услышать, хотят верить, что это случится через три года. И в этом случае правительство попадает под давление. А мы не хотим, чтобы правительство, которое успешно работает, находилось под давлением»,— рассказал господин Хан.

Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер перед началом саммита эту мысль подтвердил, особо остановившись на Украине: он отметил, что Евросоюз не намерен менять свое решение об отсутствии перспективы членства у Киева.

В Брюсселе утверждают, что намерены сосредоточиться на расширении практического сотрудничества со странами «Восточного партнерства» (Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной) в рамках 20 ключевых задач, которые должны быть реализованы к 2020 году (речь, в частности, идет о развитии экономики, укреплении институтов власти и гражданского общества, повышении транспортной доступности и энергоэффективности). «Состояние сотрудничества показывает на сегодняшний день, что это партнерство продуктивно. Оно продолжает усиливаться и углубляться. Мы желаем партнерства с далеко идущими планами, но также партнерства, остающегося реалистичным и заслуживающим доверия»,— сказал ранее на текущей неделе журналистам высокопоставленный европейский чиновник, выступивший на условиях анонимности.

При этом он особо оговорился, что Евросоюз «не навязывает выбора своим партнерам», в чем его неоднократно обвиняли представители руководства РФ. «Мы также не требуем от них (стран “Восточного партнерства”.— “Ъ”) выбирать между нами и другими. Они могут иметь связи с другими странами, и мы не считаем, что предлагаемые нами рамочные условия могут помешать им строить отношения с другими государствами-соседями»,— добавил чиновник.

Перед пятничным саммитом в интервью брюссельскому изданию Euractiv постпред России при Евросоюзе Владимир Чижов заявил: «Мы (Россия.— “Ъ”) не имеем ничего против того, чтобы эти страны (участники “Восточного партнерства”.— “Ъ”) или какие-либо другие страны устанавливали и развивали хорошие отношения с ЕС». «Мы ничего не имеем против расширения ЕС, что, конечно, отличается от расширения НАТО»,— добавил он.

Москва к «Восточному партнерству» всегда относилась с настороженностью. В частности, глава МИД РФ Сергей Лавров ранее называл программу «не совсем безобидной вещью», поясняя: «Были попытки превратить “Восточное партнерство” в конструктивный процесс, но все-таки верх берут намерения всячески в пику России что-то делать. Дружить с нашими соседями в пику нам». Министр рассказывал, что Москва с самого начала была готова сотрудничать с Брюсселем, предлагая «поискать проекты», которые бы объединяли страны ЕС, государства—участники «Восточного партнерства» и Россию. Но этого сделано не было, и все, по словам Сергея Лаврова, «опять превратилось в некую антироссийскую затею».

В этот раз российским дипломатам также, похоже, представится повод для резких заявлений. Заранее было объявлено, что премьер-министр Великобритании Тереза Мэй на саммите расскажет о важности противостояния «российской угрозе». «Сейчас, когда Великобритания готовится к выходу из ЕС, Тереза Мэй будет также приветствовать единый подход к реагированию на угрозы и попытки дестабилизировать ситуацию со стороны иностранных государств, подобных России»,— говорится в сообщении офиса премьера, распространенном незадолго до начала саммита. В своем выступлении, как ожидается, госпожа Мэй призовет «быть бдительными по отношению к действиям враждебных стран, подобных России, которая пытается подорвать коллективную силу» Евросоюза и его союзников.

Павел Тарасенко


Как распространялись по миру обвинения против России

Через год после президентских выборов в США тема предполагаемого российского вмешательства из сугубо американской превратилась в евроатлантическую. Более десяти государств, включая Великобританию, Францию, Германию, Испанию и даже Мальту, обвинили Москву в попытках воздействия на их внутреннюю политику — в том числе с использованием новейших информационных технологий. С последними обвинениями в адрес России выступил председатель Евросовета, бывший польский премьер Дональд Туск, увидевший «план Кремля» в действиях ныне правящей в Польше партии «Право и справедливость». Переход теории «российского заговора» в область практической политики США и ЕС грозит отношениям России и Запада новым системным кризисом. “Ъ” подготовил обзор стран, до которых, по мнению их властей, уже дотянулась «рука Москвы».

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение