Коротко

Новости

Подробно

Не все то золото, что софит

В Петербурге вручили театральные премии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

театр премия



Названы лауреаты высшей театральной премии Петербурга "Золотой софит". Провели ее два золотых ангела в свете двенадцати золотых софитов, лауреатов рассадили на двенадцати золотых стульях. Но ничего сакрального не произошло. За годы существования премии питерской общественности удалось выработать по отношению к "Софиту" золотое, ангельское терпение, и его итоги принимаются без излишнего волнения.
       Номинантов "Золотого софита" в этом году взяли в плотное кольцо банкетов. Публика уже собралась, осмотрела свежеотреставрированные залы Музкомедии, расселась по местам. А номинантов нет. Еще до начала церемонии их забрали на банкет. Герои появились через полчаса, прошли по партеру, и маски дель-арте опять их куда-то увели. Председатель петербургского СТД, актер Александринки Николай Буров, собрался было вести вечер, но с колосников на канатах спустились два золотых ангела и перехватили конферанс. Когда подняли занавес, оказалось, что на сцене установили столики, ангелы называли их "Приютом номинанта". Там ожидающие премию могли выпивать и закусывать. Единственное неудобство — те, кто "Софита" не получил, вынуждены были остаться на сцене, скрывая разочарование. Никто, однако, не ушел и посуду бить не стал. После церемонии всех увезли на следующий банкет.
       Первыми награждали кукольные театры. Для них конверт вскрывали Ульяна Лопаткина и Виктор Шендерович, последний посчитал, что их объединили специально продемонстрировать, что театр есть союз прекрасного и низкого. Вручать "Софиты" пришли также Людмила Семеняка, Александр Голутва, Михаил Пиотровский, Георгий Тараторкин, Кирилл Лавров, Эдуард Бояков. Последний, воспользовавшись случаем, напомнил, что в марте 2003 года привезет в Петербург "Золотую маску".
       Лучшей работой режиссера назвали "Гулливера в стране лилипутов" — спектакль Евгения Деммени 1936 года, восстановленный в театре его же имени. Режиссер Николай Боровков для порядка удивился, что получил "Софит" за спектакль, поставленный не им. Молодой Руслан Кудашов (театр "Потудань") с "Невским проспектом" остались в тени, возможно, и в воспитательных целях. Говорят, эксперты-кукольники помимо прочего стремились уберечь дебютанта прошлого года, номинированного на "Золотую маску" (за спектакль "Потудань"), от звездной болезни. Надо сказать, что "Софит" часто руководствуется в своих оценках не только художественными соображениями, но разного рода политесными. В этом году премия наконец определилась, с кем она и с кого ей делать жизнь. По крайней мере в области балета.
       В битве "Золушек" победил "Дон Жуан"
       Здесь в этом году столкнулись две "Золушки" — Мариинского театра и Театра имени Мусоргского. С одной стороны, превознесенный критиками хореограф Алексей Ратманский, просвещенное западничество, насмешливая легкость в обращении с монструозным каноном сталинского "большого спектакля", туча актерских удач. С другой — дебютантка в академическом жанре Мария Большакова, бесспорный талант к составлению танцев, задавленный мутным советским пафосом 1970-х и надежной банальностью трактовки. Вытягивать ее на номинацию "Лучший спектакль" не стали, но предложили сравнить местную Золушку — бесцветную Эльвиру Хабибуллину с превосходной мариинской Золушкой Дианой Вишневой, а также Юлией Махалиной, чинной балериной, уморительно оторвавшейся у Ратманского в гротесковой партии Мачехи.
       Не вышло интриги и в рубрике "Лучшая работа художника": на ниве музыкального театра уперлись лбами знаменитейшие русские архитекторы-"бумажники" — Александр Бродский ("Царь Демьян"), Илья Уткин и Евгений Монахов ("Золушка"). Что бы ни выбрало жюри, его все равно похвалили бы за проявленный вкус — впервые за всю историю "Софита" сценографическая номинация музыкального театра выглядела столь внушительно.
       Но "Софит" обманул всех. Лучшим спектаклем стал, как ни в чем не бывало, "Дон Жуан и Мольер" Бориса Эйфмана, лучшим балетным исполнителем — эйфмановский Дон Жуан Юрий Ананян, лучшим сценографом — Вячеслав Окунев, все за того же "Дон Жуана". Как всегда, "Золотой софит" создает свою зазеркальную реальность, не имеющую ничего общего с реальной театральной ситуацией. Как всегда, это подано демонстративно, с вызовом. И, как всегда, выглядит смешно, потому что никакой демонстрации не выходит — слишком мало весит мнение "Софита". Но впервые обнажилась логика рассуждений жюри. Это логика комитета, ведающего раздачей званий. Театр Эйфмана наградили не потому, что он художественно хорош и идеологически выдержан, и не в пику Мариинскому, и не в знак поддержки отечественного производителя. Ему дали "Софиты", потому что у него юбилей — 25 лет творческой жизни. Будет юбилей у Дианы Вишневой — наградят и ее.
       Мариинский выиграл, а Валерий Гергиев проиграл
       Оперное жюри, по-видимому, отчаялось не только награждать, но даже номинировать кого-либо, кроме Мариинки и отдельных ее представителей. Лучшим спектаклем назван "Царь Демьян" — коллективная опера пяти современных композиторов, поставленная к позапрошлым "Звездам белых ночей". Маленький веселый спектакль-акция для Мариинки — инородное тело, и родили его чужие театру, пришлые люди: московский продюсер Эдуард Бояков, критик Петр Поспелов и приглашенный ими режиссер Виктор Крамер. У их продукции было немало сильных сторон, однако качество звучания наскоро собранного спектакля-капустника к ним не относится. Поэтому награждение Александра Титова как "Лучшего дирижера" именно за "Демьяна" выглядит почти насмешкой. Будем считать, что таким образом, пусть слегка неловко, "Софит" почтил действительно одного из лучших питерских дирижеров, которому в текущем репертуаре театра выпадают обычно многотрудные шедевры русской оперной школы — те самые, в пику которым сочинен "Демьян". Валерия Гергиева, хоть и номинировали в очередной раз за его Вагнера, решили не награждать. И не потому, что "Валькирия" чем-то плоха, а скорее потому, что сколько ж можно. К тому же Гергиева никогда нет в Петербурге в нужный момент, остался бы на сцене пустой стул с одиноким призом, как это произошло в случае с "Лучшим певцом" Сергеем Алексашкиным. Подобно тому, как Титова наградили, очевидно, за то, какой он вообще замечательный дирижер, Алексашкина удостоили "Софита" за то, как он всегда прекрасно поет. То есть формально артист удостоен премии за партию Бориса в "Борисе Годунове", но дело в том, что пел он заглавную партию не на премьере новой постановки, а в open-air-версии, представленной в Выборгском замке. И потом довольно странно награждать артиста за освоение роли, которую он столь же блистательно исполнял по крайней мере в трех предыдущих версиях оперы Мусоргского. В общем, окончательное решение оперных судей выглядит полемическим. "Софиты" достались театру Валерия Гергиева, но одновременно розданы как бы и в пику ему.
       Без Льва Додина нет драмы
       Главной интригой в части драматических театров стало желание вывести на сцену нового молодого героя. Таковым оказался режиссер Андрей Прикотенко. Его "Эдип-царь", поставленный в "Мастерской Театра на Литейном" конкурировал с "Московским хором" и "Чайкой" — оба додинский МДТ. Ну тут уж ничего не попишешь — первенство отдали "Московскому хору". Зато как "Лучший режиссер" Андрей Прикотенко обошел Романа Смирнова с "Вертепом" и Владимира Туманова с "Учителем ритмики" — борьба в принципе на равных. Впрочем, обычного напряжения, которое нарастает, как только "Софит" доходит до драматических театров, не было. И болельщиков было меньше: в прошлые годы "Софит" собирал зал БДТ с ярусами, Музкомедия — значительно меньше. Замечательный художник Александр Орлов получил "Софит" за "Три товарища" в "Балтийском доме" и посоветовал поискать еще и молодых художников.
       Самой стройной оказалась номинация "Лучшая женская роль": "Софит" — у Татьяны Щуко за роль Лики в "Московском хоре", но не менее сильны были Татьяна Рассказова (Эра в "Московском хоре") и Ксения Раппопорт (Нина Заречная в "Чайке" и Иокаста в "Эдипе"). "Лучшая мужская роль" отдана додинскому Игорю Иванову за Баруха в "Исчезновении" Юрия Кордонского.
       Премия имени Товстоногова, которую вручают с прошлого года, отдана Льву Додину. Драматический "Софит" вообще оказался в этом году триумфом Додина и его школы. Когда сезон выдается ярким, "Софит" старается не замечать Малый драматический. Но вот случился вялый сезон — и додинский театр петербургскую премию не только спас, но и вытащил на приличный уровень. Хотя бы по драматическому ведомству.
ЮЛИЯ Ъ-ЯКОВЛЕВА, ЕЛЕНА Ъ-ГЕРУСОВА, КИРА Ъ-ВЕРНИКОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя