Коротко

Новости

Подробно

11

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Невыносимая пленность бытия

Как Владимир Путин признался, что он может не все в этой жизни

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

15 ноября президент России Владимир Путин приехал вместе с премьером Дмитрием Медведевым и патриархом Кириллом в отреставрированный Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь и прямо в храме выслушал бывшего главу администрации президента Украины, а теперь лидера движения «Украинский выбор» Виктора Медведчука, который попросил его посодействовать в обмене 306 донбасских пленных, томящихся на Украине, на 74 украинца из донбасских тюрем. Президент России обещал переговорить с лидерами Донецкой и Луганской областей, а специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников расспросил президента России, как это у него получится.


Владимир Путин прилетел в монастырь на вертолете. У входа в храм его ждали и Дмитрий Медведев, и патриарх Кирилл. Причем патриарх вышел к арке и воротам монастыря, которые продувались иезуитским ноябрьским сквозняком, минут за сорок до прилета президента, и все это время простоял на лютом, без преувеличения, холоде: неужели опасался пропустить...

Все тут в среду было закрыто для рядовых посетителей, и только небольшая палатка, в мирное время торгующая пирожками, которые славятся на все эти места и вокруг, отчего-то работала: может, думали, что и Владимир Путин что-то слышал про эти пирожки…

Вот наконец показались необходимые вертолеты, и у ворот возникло сразу много сотрудников ФСО. И честное слово, я никогда еще не видел их, истово крестящихся, в таком количестве в одном месте. Можно было бы предположить, что крестятся они прежде всего на приближающиеся вертолеты, но разве это было так?

Владимира Путина, Дмитрия Медведева, патриарха Кирилла и Виктора Зубкова, главу фонда восстановления Ново-Иерусалимского монастыря, сопровождал наместник монастыря архимандрит Феофилакт. Сразу надо сказать, что от начала до конца, а экскурсия длилась не меньше полутора часов, он один владел вниманием присутствующих, а патриарх нашел в себе силы не проронить ни слова.

Слева направо: наместник Воскресенского Ново-Иерусалимского мужского монастыря архимандрит Феофилакт, президент России Владимир Путин, патриарх Московский и Всея Руси Кирилл и председатель правительства России Дмитрий Медведев

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Случившееся с Ново-Иерусалимским монастырем чудо производит сильнейшее впечатление: за девять лет отреставрированы 29 из 31 объекта на его территории, то есть он восстановлен весь, от начала до конца.

— Девять лет как один день, понимаете…— говорил мне бывший премьер-министр Виктор Зубков.— Все, от фундамента до потолка… Каждый камень, каждая балка…

Этот ремонт, а вернее, строительство не могли поднять несколько десятилетий: монастырь, который строили, перестраивали, достраивали и посещали русские цари и царицы, был ужасающими руинами, а могилу его основателя патриарха Никона, пролежавшего в храме почти триста лет, вскрыли еще в 1937 году…

И теперь наместник Феофилакт на улице показывал Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву:

— Видите, здесь живет братия (застенчиво толпилась за стенкой, так что ее и увидеть было никак нельзя…— А. К.)… А вот собор Святой Татьяны…

— Красиво-то как!..— вздыхал Владимир Путин.

— О, еще как! — соглашался наместник.— Видите, стены выкрашены треугольничками, коричневыми, белыми, стык в стык, и кажется, что это 3D-эффект!..

Они зашли внутрь храма (все тут еще в XVII веке было сделано по образу храма Гроба Господня в Иерусалиме), наместник позвал их в темницу Святителя, и они скрылись в ней на несколько минут. Они совсем никуда не спешили, это было видно. И в самом деле, отсюда некуда было спешить. Спешить можно было только сюда.

Наместник Феофилакт показывал пристроенные приделы:

— Видите, этот построили копты… Видите, надпись: «Здесь служат черные люди»… То есть негры…

А тут, он рассказывал, погребено тело жены полководца Суворова, «она была вкладчицей в храм», «а здесь — их сын Аркадий, погиб, спасая своего денщика…»

Они спустились вниз, где архимандрит сказал им, что однажды случилось чудо, забил источник, и вот он, и «из него пил воду еще патриарх Никон!..»

И почти никто не увидел, как, скрывшись в глубине комнаты, Владимир Путин налил себе в немного странный, видимо медный, то ли кубок, то ли чашу воды из источника и долго, не торопясь, пил ее (патриарх успел за это время выпить две).

— А здесь закрывали руками лицо Христу, били и спрашивали: «Кто бьет тебя?»… А теперь мы приближаемся к Голгофе…— наместник не давал себе умолкнуть ни на секунду.

Храм Гроба Господня в Истре копировали в свое время дотошно, так что и Голгофа тут, конечно, тоже была.

— Здесь,— уверенно говорил наместник Феофилакт,— на этом кресте был распят Христос, и крест этот считается чудотворным…

Он хотел перейти к следующим экспонатам, но тут первый раз вмешался патриарх:

— Расскажите, отец Феофилакт, где нашли крест!..

— Да, его не было…— смешался тот…

— Да расскажите, расскажите! — упрашивал патриарх.

— Крест валялся в монастыре в куче мусора…— почему-то совсем нехотя признался наместник.

— И столько лет провалялся? — удивился Владимир Путин.

Наместник так же нехотя подтвердил.

Я посмотрел на крест. Странно: он совсем не производил впечатления провалявшегося в куче монастырского мусора десятки лет. Он производил впечатление свежевыструганного. Возможно, наместник Феофилакт до последнего не хотел плодить мнимые сущности…

— А вот,— продолжал архимандрит теперь уже с энтузиазмом,— то, чего нет даже в Святой земле… Двуглавый орел!..

И в самом деле: откуда бы там взяться такой достопримечательности.

А патриарх уже просил Виктора Зубкова рассказать, как восстанавливали купол храма.

— Сначала хотели сделать купол из клееного бруса: вроде прочный материал… А ученые говорят нам: нужны девять балок 24-метровых… Так когда-то делался этот купол,— негромко рассказывал Виктор Зубков, и я понимал: и правда ведь помнит все про каждую балку.— Поехали в Усть-Илимск, нашли в лесу 100 деревьев, сделали спаренные железнодорожные платформы… Привезли, распилили… Оказалось, дерево не первого сорта!.. А нужен только первый… Ну мы вторую экспедицию послали, нашли. Привезли… Первый сорт. Но на это ушло три года! Зато теперь стоят 24-метровые балки, и это — навсегда…

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

— А вот здесь, на этой картине, смотрите: Христос воскресает… А тут кто-то дает кому-то взятку…

На этих словах необычайно оживился Владимир Путин. Он вгляделся в картину и что-то шепнул коллегам. Они расхохотались на весь храм. В конце концов, можно было: Христос ведь уже воскрес.

Отец Феофилакт продолжал рассказывать, и я понял, что он своим архиактивным поведением вызывает уже просто ревность у других батюшек. Один из них шептал уже другому:

— Просто уже какой-то урок закона Божия читает…

Они вышли из храма, пошли к соседней небольшой церкви, и я увидел, что, прежде чем войти в нее, Дмитрий Медведев все-таки успел обернуться и щелкнуть своим iPhone в сторону Воскресенского собора. Он был верен себе и Господу.

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Тут, в этой церкви, произошло совершенно неожиданное событие. К Владимиру Путину вдруг подошел Виктор Медведчук, бывший глава администрации президента Украины Леонида Кучмы. Сейчас он, как выяснилось, занимает еще и пост спецпредставителя президента Украины по гуманитарным вопросам в трехсторонней контактной комиссии по урегулированию в Донбассе.

Конечно, он не случайно подошел. Планировалось. Но до последнего момента не было понятно, состоится ли все-таки. Состоялось.

— Историко-знаковое событие…— пробормотал Виктор Медведчук, стоя перед Владимиром Путиным.

Он имел в виду восстановление храма, видимо.

— Да,— согласился президент.

— Фиксирует самый выдающийся и самый значительный момент истории…— с некоторым напором продолжил Виктор Медведчук.

Владимир Путин опять не стал спорить.

— Религиозной истории…— добавил Виктор Медведчук — нет, еще не срывающимся, но все-таки сильно вибрирующим голосом.

Еще бы: такое событие.

— А можно обратиться с просьбой?! — неожиданно выпалил он, сочтя, очевидно, прелюдию законченной.— Речь идет про обе стороны соприкосновения на востоке…

Президент кивнул.

Ситуация, впрочем, представлялась мне странной: Новый Иерусалим, патриарх, и тут вдруг Виктор Медведчук в храме, и стороны соприкосновения на востоке — Украины, видимо… Мне казалось, на Виктора Медведчука с неодобрением посматривает архимандрит Феофилакт: ему все никак, вот уже больше часа, не давали толком договорить…

— По обе стороны находятся военнопленные, 18 месяцев не происходит обмен,— продолжал Виктор Медведчук.— Согласно минским соглашениям, всех надо менять на всех… Это нельзя реализовать только в отношении тех, кто сидит за особо тяжкие… Украина готова отдать 306 человек. А взамен получить 74 человека… Это можно сделать до новогодних праздников! Вы могли бы обратиться к Захарченко и Плотницкому с предложением сделать это! И 380 человек к Новому году вернулись бы домой!

Дело было по всем признакам богоугодным: оттого, наверное, для просьбы и выбрали такую духовную площадку.

— Я думаю, православная церковь меня поддержит! — воскликнул Виктор Медведчук.

— Митрополит Онуфрий ко мне неоднократно обращался с этим,— подтвердил патриарх Кирилл.— Конфликт приводит к страданиям…

Расшифровка этой мысли позволила ему быть центром внимания еще несколько минут.

— Я сделаю все, что от меня зависит,— кивнул Владимир Путин.— Надеюсь, то, что вы предлагаете, будет реализовано. Я переговорю с руководством ДНР и ЛНР…

Владимир Путин и Дмитрий Медведев, к великому облегчению наместника, продолжили осмотр, а я спросил у приотставшего Виктора Медведчука, чем вызвано его явление в храме: не является ли он, например, вкладчиком (по выражению наместника) в храм.

— Нет,— пожал плечами Виктор Медведчук.

— И не планируете? — я должен был это уточнить.

— И не планирую! — живо откликнулся Виктор Медведчук.

— Но думает об этом! — рядом оказался пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.— Да ведь?

— Конечно, думаю! — еще живее откликнулся Виктор Медведчук.— На самом деле в этом есть большая необходимость… Для самого человека…

Он пояснял мне, что соотношение военнопленных на Украине и в Донбассе — четыре к одному, и что «у нас еще 80 останется, а у них 20», и что это только те, уже осужден за особо тяжкие, то есть за несколько убийств, и что их должны сначала осудить, а потом их может помиловать президент Украины, и что даже из предлагаемых к обмену 150 человек уже осуждены…

Тут, кто бы мог подумать, к нам подошел президент России.

— Я, конечно, поговорю с ними,— сказал он Виктору Медведчуку.— Но это все очень непросто. Я-то только переговорить могу…

— Вы, главное, поговорите!..— Виктор Медведчук был, кажется, слегка ошарашен.

Владимир Путин кивнул. В этом жесте просматривалась неопределенность.

— Но что-то подсказывает…— не удержался я.

Тут уж Владимир Путин обратил свой взор и на меня:

— Нет, вы зря так думаете… Вообще-то они ребята очень упертые… С ними сложно…

— Все упертые…— подключился к разговору подошедший Дмитрий Медведев.

— Но вы-то же не упертый, например! — сказал я ему.

— Мы-то, конечно, нет…— согласился Дмитрий Медведев.

— Иногда это еще называется принципиальностью! — счел возможным констатировать Виктор Медведчук.

Раунд.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя