Коротко


Подробно

3

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

«Все бизнесмены должны быть равноудалены от губернатора»

Интервью

Врио губернатора Нижегородской области ГЛЕБ НИКИТИН о принципах формирования команды, стратегии развития региона, взаимодействии с бизнесом, политическими элитами и федеральным центром — в первом интервью „Ъ“.


— Глеб Сергеевич, до назначения в Нижегородскую область вы занимали серьезные посты в ключевых федеральных ведомствах. Последнее место работы — Минпромторг РФ. Можно предположить, что вам будет достаточно легко выстраивать отношения с федеральным центром в плане реализации крупных проектов в регионе, в сфере бюджетных отношений. Как планируете лоббировать интересы области? Скажется ли ваше влияние в Минпромторге РФ на увеличении объема финансирования новой программы поддержки нижегородской промышленности, которую не успел утвердить предыдущий губернатор?

— С Минпромторгом идет активное взаимодействие. Например, по линии Фонда развития промышленности нижегородскому ЦНИИ «Буревестник» выделили 725,5 млн руб. на производство мусоросортировочного оборудования. Сейчас эти разработки включены в федеральный проект «Переход на отечественное оборудование на предприятиях по обработке и утилизации отходов на территории РФ», который предполагает модернизацию отрасли обращения с отходами по всей стране. И «Буревестник» получит заказы на мусоросортировочное оборудование до 2029 года. При этом ФРП впервые в России предоставит ЦНИИ «Буревестник» льготный заем по программе «Конверсия» под 1% годовых на приобретение оборудования, необходимого для запуска производства. Также ожидаются субсидии из федерального бюджета в размере 300 млн руб. на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Первый опытный образец комплекса планируется выпустить в 2018 году, а в 2019-м начать серийное производство.

В команде губернатора необходимы люди, которые знают специфику региона, знают, что скрывается за каждым проектом и проблемой

Если говорить о других федеральных органах исполнительной власти, то у меня практически со всеми сложились конструктивные отношения, известны механизмы и то, на что бывшие коллеги обращают внимание при выборе проектов для поддержки.

И, безусловно, хочется эти возможности использовать и сделать все, чтобы нижегородцев услышали.

— Кстати, каково ваше мнение о новой программе поддержки нижегородской промышленности? Обсуждали ли вы ее с региональными промышленниками? Будете ли вносить в нее правки, учитывая опыт работы в Минпромторге?

— Что касается текущей редакции программы поддержки, скажу так: проработана она достаточно качественно, но не обеспечена источниками. Она требует большого объема финансовых ресурсов из регионального бюджета, а я считаю, что у нас на сегодняшний день есть огромный потенциал в привлечении и использовании федеральных средств. Если подходить к вопросу глобально, то, на мой взгляд, в первую очередь нам нужно серьезно поработать над стратегией развития региона и обозначить приоритетные отрасли. А это, сами понимаете, задача не одного месяца. Сейчас в ходе работы над бюджетом мы определимся с объемом средств на поддержку региональной промышленности и поймем, на каких направлениях сконцентрируем внимание. Это не значит, что какие-то отрасли и предприятия мы оставим без поддержки, но приоритеты необходимы. Важная тема, которая должна быть обязательно учтена, — повышение конкурентоспособности продукции нижегородских предприятий в сфере государственных заказов. Я встречался с рядом промышленников, бизнесменов, и многие из них говорят, что одна из главных трудностей в работе с госзаказчиками — непредсказуемость. Никто не может предугадать, какие требования будут предъявлять к закупкам через три года, через пять лет, а значит, предприятие не может полноценно планировать свое развитие. Сейчас мы начали серьезную работу, чтобы эту проблему ликвидировать. В частности, мы планируем проводить мероприятия, благодаря которым госзаказчики и производители смогут наладить конструктивный диалог. В свое время у нас это получилось на федеральном уровне, поэтому я уверен, что в регионе аналогичная система будет выстроена быстрее. В результате нижегородские предприятия смогут значительно повысить свой уровень участия в системе госзаказов как на территории региона, так и по России.

— К вопросу работы над бюджетом-2018. В начале ноября в Москве прошло заседание правительственной комиссии по региональному развитию, где обсуждались дополнительные меры поддержки местных бюджетов. Есть ли какие-то существенные изменения, которые в 2018 году коснутся Нижегородской области?

— На этой комиссии Министерство финансов РФ представило концептуальный подход, который меняет распределение дотаций на сбалансированность и выравнивание региональных бюджетов, а также определяет порядок предоставления бюджетных кредитов в 2018 году. Сразу поясню, изначально планировалось, что сумма дотаций по отношению к 2017 году снизится существенно. Но поскольку всю основную работу мы провели до этого заседания, нас услышали. В результате уровень дотаций был сохранен с незначительным снижением. Так, дотации из федерального бюджета в казну Нижегородской области на 2018 год составят 5,32 млрд руб. Для сравнения аналогичный показатель 2017 года — 5,39 млрд руб. Так что какого-то критического ухудшения мы не почувствуем. Хотя, конечно, существует целый ряд направлений, на которые региону средств не хватает. И в связи с этим огромное значение приобретает вопрос оптимизации и поиска резервов внутри тех возможностей бюджета, которые есть на сегодняшний день.

— Если говорить о «болевых точках» Нижегородской области, что вы отметили для себя за первое время работы? Например, вы заявляли, что намерены привести в порядок дороги. Есть ли что-то еще, что, на ваш взгляд, надо приводить в порядок в первую очередь и на что искать средства?

— Что касается дорог, у меня есть все основания полагать, что мы выстроим конструктивные отношения с федеральным Министерством транспорта и Росавтодором и ситуацию улучшим. Если говорить о других проблемах, на которые я сразу обратил внимание, то их несколько. Первая — состояние жилищного фонда. Объем ветхого и аварийного жилья в регионе, к сожалению, значительный, и нет ощущения, что в этом направлении запущен какой-то массовый процесс реновации. Над этим нужно будет серьезно работать, создать программу, аналогичную московской. Это сложный проект, но я уверен, что он реализуем, ведь без надежды на победу за работу и браться не стоит. Вторая проблема — капитальный ремонт многоквартирных домов: фонд капитального ремонта не осваивает средства в полном объеме, а подрядные организации недостаточно квалифицированы и профессиональны. Будем с этим работать.

Нижний Новгород — лицо области, и он должен быть в совершенно другом состоянии, он достоин лучшего

Что еще произвело на меня негативное впечатление? Пожалуй, состояние муниципального транспорта в тех городах, которые я посетил — например, в Арзамасе. На таких автобусах, простите, ездили еще наши деды и отцы, а предприятия из-за больших объемов задолженностей просто не могут обновлять парк транспортных средств. Надо разбираться с этой проблемой, смотреть экономику предприятий.

Особое внимание необходимо уделить вопросам благоустройства. Есть проект «Комфортная городская среда», который мне очень нравится. Я считаю, что его необходимо развивать и дальше, поскольку пока он не до конца покрывает все потребности региона в благоустройстве. Нижний Новгород — лицо области, и он должен быть в совершенно другом состоянии, он достоин лучшего: современных общественных пространств, парков, набережных. Есть вещи, которые я отмечаю для себя и потом в них стараюсь разобраться, даже когда просто гуляю по городу. Например, гостиница «Россия» на Верхневолжской набережной уже много лет стоит заброшенная. Почему? Такими вещами нужно серьезно заниматься. Это моя позиция и как гражданина, и уже как жителя Нижнего Новгорода.

Очень важная тема — проблема обманутых дольщиков. Как для представителя власти она для меня новая, но в жизни такой эпизод у меня был. Мой лучший друг попал в аналогичную ситуацию в Петербурге. Он вложил все свои накопления в покупку жилья, а в итоге потерял все, столкнувшись с мошенниками. Поэтому я прекрасно понимаю тех людей, которые доведены до отчаяния и надеются, что государство им поможет. С другой стороны, я также понимаю, что помощь такого рода — это дополнительные затраты для бюджета. Если мы спасаем несколько сотен дольщиков конкретного дома, то можем не в полном объеме профинансировать строительство больницы к примеру, в которой заинтересованы тысячи граждан. Так что к этой проблеме нужно подходить сбалансированно. Нижегородская область — один из передовиков в решении вопроса обманутых дольщиков, многое достраивается за счет бюджета. Но по большим объектам тема до конца не закрыта. И, пожалуй, это один из главных для меня вызовов. Будем думать, как с этим справляться. Некоторые механизмы уже есть. К примеру, мы можем предложить компании достроить проблемный объект с учетом предоставления дополнительного инвестиционно привлекательного земельного участка. И за счет перекрестного субсидирования проект станет для застройщика окупаемым. И, конечно, совместно с федеральными коллегами будем разрабатывать меры поддержки для оперативного решения подобных вопросов.

— Многих бизнесменов, которые активно взаимодействовали с предыдущей администрацией области, естественно, волнует вопрос, сохранятся ли договоренности о поддержке их проектов. Будете ли вы их пересматривать?

— К принятым ранее при губернаторе Шанцеве решениям я отношусь с уважением. Если проекты были одобрены в установленном законом порядке, то, конечно, они будут продолжены. Но если речь идет об условном термине «нам кивнули», но еще предстоят конкурсные процедуры, то стоит их пройти и доказать состоятельность своей идеи. Вообще, что касается «кивков», то отношение и уровень возможных договоренностей я буду уточнять. Преемственность должна быть, но думаю, что многие просто могут выдавать желаемое за действительное. Если я или предыдущий губернатор Валерий Шанцев сказали, что проект понравился, давайте, ребята, работайте, то это еще не значит, что на его поддержку будут выделены какие-то конкретные финансовые ресурсы. Но еще раз повторюсь — преемственность я обеспечу.

— И если продолжить тему преемственности. В самом первом интервью после назначения на должность врио губернатора Нижегородской области вы сказали, что обязательно выслушаете советы Валерия Шанцева по поводу ситуации в регионе и его дальнейшего развития. Расскажите, как прошла ваша встреча, где она состоялась — в Москве или Нижнем Новгороде, что вам сказал Валерий Шанцев?

— Разговор наш как раз в этом кабинете и состоялся (кабинет губернатора в Нижегородском кремле. — „Ъ“). Мы с Валерием Павлиновичем подошли к карте, которая висит на стене, и он мне на ней показал, что было сделано, что он считает целесообразным сделать дальше. Обсуждали глобальные задачи — например, продолжение строительства Южного обхода.

— А про программу строительства физкультурно-оздоровительных комплексов не говорили? Это был один из важнейших для него проектов.

— Про ФОКи тоже говорили. И я с огромным уважением отношусь к тому, что сделано. Но, с другой стороны, я считаю, что не нужно возводить в абсолют какие-то принципы: например, в каждом населенном пункте — по ФОКу. ФОК нужен там, где обеспечен спрос. Безусловно, хочется, чтобы таких комплексов было много, но еще бы хотелось, чтобы ремонтировались школы, строились больницы, фельдшерско-акушерские пункты. Это тоже все необходимо делать. Поэтому там, где для этого есть все основания, средства, ФОКи строить будем, но каждый конкретный случай требует дополнительного анализа.

— А какие задачи на посту губернатора перед вами поставил президент России Владимир Путин? Чего ждет центр от Нижегородской области?

— Основная задача — повышение уровня жизни граждан. Здесь есть, над чем работать, поскольку региональный валовый продукт в расчете на душу населения на сегодняшний день недостаточно высок, уровень заработной платы не соответствует масштабам региона, который обладает такой мощной промышленной базой.

— В одном из первых интервью вы заявили, что в своей работе в Нижегородской области будете опираться на местные кадры, а спустя несколько дней сказали, что перемены все же необходимы. Если говорить в целом, есть ли у вас своя команда, люди, которым вы доверяете, которые готовы до конца этого года прийти работать в регион? Это будут ваши коллеги из Москвы или Санкт-Петербурга?

— Знаете, мне кажется, это связано с тем, что журналисты иногда цепляют какие-то фразы и делают их выпуклыми в своих материалах. На самом деле я всегда говорил одно и то же. С одной стороны, я действительно намерен работать с нижегородцами. В команде губернатора необходимы люди, которые знают специфику региона, знают, что скрывается за каждым проектом и проблемой, и я в этом лишний раз убедился. С другой стороны, опираться на местные кадры — это не значит, что работать будут все те же люди, что и раньше. И я не исключаю, что привлеку на какие-то конкретные позиции коллег из других регионов. Необязательно, что это будут выходцы из Санкт-Петербурга или Москвы, главное — чтобы это были профессионалы. Безусловно, мне нужны люди, которым я могу доверять, а профессионализм — один из критериев доверия. У меня есть огромное количество коллег, с которыми я работал, считаю своей командой, как в Росимуществе, так и Минпромторге. Так вот, они готовы со мной пойти и в огонь, и в воду, и даже на Луну вместе полететь. Но скажу так: если люди профессионально соответствуют тем задачам, которые перед ними стоят, я буду приглашать их на работу, если нет, то ответ очевиден. Для меня это не пустые слова.

К вопросу о кадрах: особенно отмечу федеральный конкурс «Лидеры России». Это замечательный проект, в рамках которого организаторы систематизируют наиболее ярких и амбициозных управленцев как на региональном, так и на федеральном уровне. К концу ноября будет завершен очередной этап, я обязательно ознакомлюсь с его результатами и буду учитывать их при подборе кадров в свою команду.

— По ряду ваших шагов очевидно, что вы человек, готовый к диалогу, но при этом решающий вопросы радикально и жестко. Например, это было заметно по тому, как был принят закон о переходе Нижнего Новгорода на одноглавую модель местного самоуправления. Как в дальнейшем вы планируете выстраивать отношения с местными элитами? Встречались ли вы лично с одним из лидеров этих элит, зампредом законодательного собрания Олегом Сорокиным, который имеет серьезное влияние на нижегородский истеблишмент и девелоперский бизнес областного центра?

— С Олегом Валентиновичем я встречался. Он действительно один из ярких представителей местного истеблишмента. И я считаю, что со всеми, и с ним тоже, мы будем общаться, обсуждать различные проблемы региона. Но в первую очередь Олег Сорокин — бизнесмен и, насколько я понимаю, бросать свое дело не собирается. Поэтому дай Бог ему успехов на этом поприще. Я вообще считаю, что чем успешнее региональные предприниматели, тем здоровее экономика области: больше налогов, больше проектов, которые можно реализовывать с их участием.

Если говорить в целом о взаимодействии с бизнесменами, то я убежден, что все они должны быть равноудалены от губернатора как высшего должностного лица региона. Не должно быть особо приближенных или аутсайдеров, поскольку это важное условие для создания нормальной конкурентной среды, а значит, развития области.

Что касается моей жесткости — а в чем она? По закону о переходе на одноглавую модель управления в Нижнем Новгороде мы получили полную поддержку законодательного собрания. Если честно, то меня с самого начала удивила шумиха по этому вопросу. Может быть, у людей, которые давно в этом находятся, шоры на глазах? Ведь если абстрагироваться и посмотреть на ситуацию со стороны, то по всей Нижегородской области уже было принято решение о переходе на одноглавую модель управления. Почему Нижний Новгород должен отличаться? Мне кажется, это происходило только потому, что существовало огромное количество персональных ограничителей. Но я считаю, что мы должны исходить из разумного построения системы и уже под нее подбирать соответствующие кадры. И прежде чем принять какое-либо решение, я обычно веду диалог, обсуждаю вопрос. И если честно, то ни одного мнения против перехода я не услышал. Была лишь полемика — не тороплюсь ли я, не слишком ли я жестко поступаю. Тогда я задал вопрос: кто и что конкретно имеет против этого перехода? Никто не ответил. Были заявления: а давайте потом, давайте через год. Но знаете, бывают такие вопросы, что если затянуть с их решением, то потом его вообще никогда не примешь. Сначала будут одни выборы, потом чемпионат мира по футболу, затем другие выборы… Иногда надо действовать быстро. У меня не всегда бывает так, что я обсудил, поспорил и остался при своем мнении — случается, я готов поменять точку зрения. И в Минпромторге такое бывало: занимаешь позицию, а потом тебя переубеждают, и ты соглашаешься. В этих случаях не нужно думать о потере лица, надо стараться, чтобы решения приносили пользу. Но к вопросу перехода на одноглавую систему это не относится. Здесь я убежден, что мы все делаем правильно.

— Что вас поразило в регионе, когда вы сюда прибыли и поняли, что теперь это ваша зона ответственности? Какая первая мысль пришла в голову?

— Знаете, у государственного служащего — солдата Родины — выбора особого нет. Главнокомандующий может направить куда угодно. Я подумал, что Нижегородская область — это серьезный вызов для меня, поскольку регион имеет особую значимость для страны. Приехав сюда, я посмотрел на состояние фасадов, количество ветхого фонда, на благоустройство в целом и сразу подумал, что потенциал региона недостаточно реализован. Но, с другой стороны, есть и положительные моменты. Например, такого уникального объекта, как здание Центрального банка, что на Большой Покровской, в стране больше нет — это настоящая жемчужина. Меня также сильно впечатлила архитектура Главного ярмарочного дома и, конечно, кремль. А еще природа. Я много времени проводил на Верхней Волге, в Тверской области, казалось бы, не так далеко, но природа в Нижегородской области совершенно иная: здесь у нас цвет, просторы и, знаете, даже дышится иначе.

Интервью взяла Елизавета Зубакина


Никитин Глеб Сергеевич

Родился 24 августа 1977 года в Ленинграде. Окончил Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов по специальности «финансы и кредит» (1999 г.), Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «юриспруденция» (2004 г.), Российскую академию государственной службы при президенте РФ по специальности «государственное и муниципальное управление» (2008 г.). Параллельно в 2007 году защитил кандидатскую диссертацию в Финансовой академии при Правительстве РФ, в 2012 году окончил программу МВА, прошел сертификацию в Российской ассоциации управления проектами СОВНЕТ, сертифицированный директор проектов IPMA уровень A (2016). Имеет классный чин — действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса.

С 1999 по 2004 год занимал должности ведущего специалиста, начальника отдела, начальника Управления распоряжения государственной собственностью Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга. В 2004 году назначен начальником Управления имущества организаций коммерческого сектора Федерального агентства по управлению федеральным имуществом. В 2007 году стал заместителем руководителя Федерального агентства по управлению госимуществом. В 2011 году назначен и.о. руководителя данного ведомства. В 2012 году стал заместителем министра промышленности и торговли РФ, в 2013-м — первым заместителем министра промышленности и торговли РФ. 26 сентября 2017 года назначен врио губернатора Нижегородской области.

Коммерсантъ (Н.Новгород) от 14.11.2017, стр. 11
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение