Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Монетарная инфляция побеждена, но ее продолжают добивать»

Главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах — о политике ЦБ

В понедельник рубль снижался, несмотря на стабильность цен на нефть. Одной из причин текущего положения национальной валюты эксперты называют снижение Центральным банком процентных ставок. В частности, в адрес регулятора звучат критические замечания относительно того, как именно идет этот процесс, соответствует ли он динамике инфляции. Ситуацию в беседе с экономическим обозревателем «Коммерсантъ FM» Олегом Богдановым прокомментировал главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах.


— С вашей точки зрения, какие основные претензии финансовое сообщество может сейчас предъявить Центральному банку?

— Излишняя жесткость – это генералы, еще раз добивающие выигранные сражения, переигрывающие. Центральный банк проявлял очень большую жесткость по отношению к инфляции, и в результате сейчас у нас реальная процентная ставка — ключевая ставка минус инфляция — выше, чем в какой-либо крупной стране мира, даже бразильцы быстрее снижают. Соответственно, это способствует тому, чтобы рубль стоял или даже рос, когда все остальные валюты развивающихся рынков падали. И то, что сейчас происходит — это некоторый эффект догоняющего.

— Рубль добирает то, что недобрал весной и летом, я так понимаю?

— Да, даже «нефтяные» валюты — тот же бразильский реал или мексиканское песо — падали даже на фоне достаточно дорогой нефти. Но рубль при этом стоял как штык. А сейчас, так сказать, начал ослабляться, в том числе потому, что ЦБ снижает ставки, но делает это в час по чайной ложке. И в результате сейчас получается такая ситуация очень большой жесткости — экономический рост с инфляцией борется, но монетарная инфляция уже побеждена и разгромлена, а ее, что называется, продолжают добивать, по ходу дела добивая все живое вокруг.

— В понедельник статистика за третий квартал выходила — рост ВВП составил 1,8%, началось некоторое замедление. Наверное, для Центрального банка это не очень хороший сигнал.

— Нет, для Центрального банка это прекрасный сигнал. Центральный банк у нас отвечает за инфляцию и за монетарную стабильность — здесь все хорошо. Это же не Федеральный резерв, который отвечает в том числе еще и за занятость. Поэтому у нас Центральному банку лишь бы инфляция была низкой и цены стабильными.

Понятно, что по факту это не совсем так. Но, грубо говоря, рост действительно восстановительный после трех лет рецессии, он очень сильно замедляется, на экономике лежит такой спуд в виде высоких процентных — и население, и банки не могут рефинансировать свои кредиты. И получается, что вот эти платежи поддерживают банковскую систему. Но, с другой стороны они, что называется, давят на экономику.

— Какая реальная ставка сейчас могла бы поднять экономический рост, поднять настроение потребителей и в целом экономики нашей?

— Это сложный вопрос. Во всяком случае, даже если придерживаться жестких монетарных принципов, то вот ЦБ говорил, что нам нужна реальная процентная ставка в 2,5-3% ранее. Соответственно, сейчас инфляция чуть меньше 3%, соответственно — 5,5-6%. Это сразу бы решило массу проблем и населения, и корпоративного сектора. Но ЦБ действует осторожно, возможно, из-за конфликта интересов.

— А каким бы рубль был, если бы ставка ушла до этих глубин?

— Рубль не был бы катастрофически слабее. Скорее всего, ушел бы куда-то в сторону 62-65. Это бы не сдерживало конкурентоспособность. Опять же, это же не одномоментное решение — никто не говорит, что завтра нужно снижать ставку на 2,5%. Речь идет о том, что там, где снижают по 25 пунктов, можно было бы снижать по 50. А где по 50, как в Бразилии — по 75.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение