Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

Нарушения проб человека

Владимира Путина беспокоит вмешательство темы допинга в выборы-2018

Накануне визита во вьетнамский Дананг, где открывается саммит АТЭС, президент Владимир Путин осмотрел производственные мощности Челябинского компрессорного завода и послушал рабочих. О том, какие темы их волновали, что делать с метеоритами в будущем и как тема допинга в спорте может быть связана с президентской кампанией 2018 года,— специальный корреспондент “Ъ” Иван Сафронов из Челябинска.


Первым у входа в здание Челябинского компрессорного завода был министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Сразу заходить в помещение он не стал, решив сначала осмотреть здание снаружи. Видно было, к президентскому визиту готовились: здание отделали современными панелями, а перед входом коротко постригли траву и вырыли ромбовидные грядки, в которых в соответствии с ноябрьской минусовой температурой ничего и не росло. Владимир Путин прибыл на Челябинский компрессорный завод с небольшой задержкой. До этого господин Мантуров и гендиректор предприятия Альберт Ялалетдинов стояли у входа в цех листообработки №1 — последний рассказывал об оборудовании, которое было поставлено на производство. Оба были в приподнятом настроении.

— А станки все отечественные? — спросил корреспондент “Ъ” Дениса Мантурова.

— А такого и не должно быть! — ответил за него господин Ялалетдинов.

Глава Минпромторга все же решил пояснить:

— Зуборезных станков не было даже в СССР! Эти (он показал на станки фирмы Heckert.— “Ъ”) привезены из Германии.

— И что, проблем с поставкой не было?

— Так это же гражданская продукция…— с улыбкой ответил он.

Большие станки занимали много места, но управляли ими, как правило, один-два человека, было видно, что работать им комфортно.

— А если бы народу было на производстве сейчас больше, то это было бы, как в СССР, наверное…— риторически спросил я.

— Но мы же не в Советском Cоюзе живем! А в великой России! — отрезал Денис Мантуров. Он сказал это с таким чувством, что не поверить ему было просто нельзя.

Владимир Путин начал обход завода в компании господ Мантурова и Ялалетдинова. Последний рассказывал о том, что предприятие делает (общепромышленные компрессоры, сосуды высокого давления, адсорбционные осушители), сколько людей работает на производстве (более 450 человек), какой объем продукции удается реализовать (по итогам 2016 года — 2,5 млрд руб.). Президенту услышанное нравилось: он переспрашивал, уточнял нюансы импортозамещения, а Альберт Ялалетдинов с удовольствием отвечал на вопросы президента, попутно обращая его внимание на продукцию, стоявшую по левую и правую стороны от прохода. Работники признавались, что на заводе предстоит еще много чего сделать, поскольку новая производственная площадка запущена только в январе 2017 года: предприятие выкупило 45 га земли и проинвестировало в ее создание более 1,2 млрд руб. Показав то, что можно было показать, Альберт Ялалетдинов повел Владимира Путина к своим сотрудникам, выстроившимся в полукруг у конца экспозиции. Они, казалось, боялись пошевелиться. Хотя вопросы к господину Путину у них действительно были.

— Да вы подходите, не стесняйтесь! — с улыбкой произнес пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. После этого круг сомкнулся: президент был готов отвечать.

Первый вопрос — его задал работник завода по имени Андрей — был про метеорит, который в 2013 году упал в Челябинске. Андрея интересовало, как уберечься от такого.

— Существуют самые разные способы защиты,— успокоил его Владимир Путин.— Они пока на уровне фантастики, но тем не менее они существуют. Это и расщепление объектов с помощью различных взрывных устройств, в том числе ядерных. Это и посадка на эти объекты соответствующих аппаратов и транспортировка их в сторону… Пока, слава богу, вроде бы ничего не проявилось такого серьезного, но работать будем. Это крупномасштабные проекты, которые нужно осуществлять совместно с партнерами!

От неземных тем разговор перешел к вполне земным. Девушка рассказала про ипотеку, которую вместе с мужем взяла для приобретения квартиры: так ее рассказ стал вопросом о ставке по кредитам на покупку жилья.

— У нас инфляция планируется где-то 2,5–2,7% (в 2017 году.— “Ъ”),— сказал президент.— Это говорит о фундаментальных базисных основах российской экономики: вслед за ней, как правило, идет и снижение ставок банковских кредитов коммерческих банков. У Сбербанка много разных продуктов, я думаю, что в вашем случае, конечно, можно рассчитывать на дальнейшее снижение (ставки.— “Ъ”), потому что у вас устойчивая работа!

Последние слова заставили улыбнуться и Альберта Ялалетдинова: ответ Владимира Путина предполагал и его уверенность в завтрашнем дне.

Далее спрашивали про методы силовиков, которые при проведении следственных и оперативных мероприятий в ходе расследования налоговых дел изымают компьютеры и другую технику. Господин Путин назвал такое поведение «абсолютно недопустимым» («нужна какая-то доказательная база — сделайте копии») и пообещал совершенствовать законодательство в сторону либерализации. Спросили и про поддержку молодых семей, на что президент пообещал все, что касается материнства и детства, уместить в отдельную госпрограмму.

— У нас, к сожалению, начиная с военных лет шло сокращение рождаемости, в 1943–1944 годах — на миллион с лишним человек, в 1990-х годах — примерно такое же падение рождаемости, такой удар был по демографии,— пояснил Владимир Путин.— Этот спад повторяется каждые 25 лет. Сейчас мы входим в период, когда военный спад и спад 1990-х годов соединились.

Спросили о выбросах на производстве.

— При любом направлении ветра из-за выбросов невозможно дышать, начинают болеть дети,— жаловался рабочий.— Можно как-то ужесточить наказание за нарушение норм? Ужесточить контроль? Делать контрольные замеры выбросов не на заводах, а в спальных районах, где мы живем и где проводим больше времени…

— Такая крупная агломерация, как Челябинск, складывалась в течение многих десятилетий, и производственные мощности в свое время размещались здесь без оглядки на то, какими будут экологические последствия,— констатировал Владимир Путин.— Сегодня мы это ощущаем, мы это видим… Просто так оставить без внимания, без какого-то вмешательства невозможно…

Он заверил, что в 2019 году ситуация изменится к лучшему: как только начнет действовать закон о внедрении так называемых лучших технологий в сфере обеспечения экологической безопасности, введение которого «под нажимом промышленности» ранее было отложено. Но теперь уже никаких отсрочек не будет: «Будем переходить на оценку экологической безопасности не одного конкретного предприятия, а по району в целом и, исходя из этих нормативов, определять допустимые выбросы для конкретных предприятий».

Потом перешли к спорту.

— Владимир Владимирович, мы гордимся тем, что вы наш президент! Наших спортсменов не хотят пускать на Олимпийские игры, обвиняют их в употреблении допинга… Не считаете, что нужно усилить контроль за этим со стороны ведомств? — спросил рабочий—любитель спорта.

— В России никогда не было, нет и, надеюсь, никогда не будет государственной системы допинга, в чем нас пытаются упрекнуть или даже обвинить! — ответил Владимир Путин.— После Олимпиады в Сочи мы буквально через несколько недель — через два или три месяца — передали по указанию Международного олимпийского комитета все пробы (спортсменов на допинг.— “Ъ”) в Лозанну, в хранилище, по сути, под контролем WADA (Всемирное антидопинговое агентство.— “Ъ”)… То есть мы это туда передали, и никаких замечаний при передаче этих проб нам никто не высказывал, при поступлении этих проб в Лозанну никто никаких замечаний не сформулировал. Хранились (пробы.— “Ъ”) там два или три года, и только после этого начались вопросы по поводу того, что их, может быть, вскрывали… Что с ними там делали? Кто там царапал или кусал их?

На этом в принципе можно было бы остановиться и считать вопрос закрытым. Но президент продолжил:

— Вот что меня беспокоит: Олимпиада должна начаться в феврале, а выборы у нас когда президентские? В марте. Очень большие подозрения, что это все делается для того, чтобы создать необходимую для кого-то обстановку недовольства любителей спорта, спортсменов тем, что якобы государство было причастно к нарушениям и за это оно отвечает.

Останавливаться Владимир Путин не собирался: он констатировал, что сегодня международные спортивные организации очень зависимы от спонсоров, потом от приобретателей телевизионных прав, от рекламодателей…

— Это огромный пласт связей и зависимостей — и контрольный пакет находится в США,— продолжил господин Путин.— В ответ на наше мнимое вмешательство в их выборы США хотят создать проблемы при выборах президента России…

Вот так благодаря одному вопросу работника Челябинского компрессорного завода стало понятно, о чем — чисто теоретически — могут поговорить Владимир Путин и президент США Дональд Трамп во вьетнамском Дананге.

Иван Сафронов, Челябинск


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение