Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Почти европейский уровень инфляции

По оценке Минэкономики, рост цен по итогам года может составить 2,5%

Нижняя граница официального прогноза по инфляции в 2017 году опущена Минэкономики до 2,5%, октябрьская инфляция «год к году» составляла 2,7%, уровень базовой инфляции достигает 2% годовых. Представители Банка России в Госдуме подтвердили свою позицию — внеплановое отклонение индекса потребительских цен ниже 3% годовых является случайностью, и ЦБ не склонен реагировать на происходящее дополнительным снижением ключевой ставки.


О снижении прогноза по инфляции до уровня 2,5–2,8% министр экономики Максим Орешкин сообщил информагентствам в кулуарах саммита АТЭС во вьетнамском Дананге. В последней версии прогноза Минэкономики инфляция по итогам 2017 года прогнозировалась в диапазоне 2,7–3,2%. Господин Орешкин сослался на октябрьские данные Росстата (они публикуются на несколько дней позже, чем предоставляются ведомствам), где инфляция (индекс потребительских цен, ИПЦ) «год к году» составила 2,7%. «Мы видим, что динамика инфляции идет по нижней границе, даже опускается ниже нижней границы нашего прогноза»,— сказал министр.

Напомним, о том, что октябрьская инфляция вышла за пределы ожиданий «вниз», стало понятно 1 ноября после публикации Росстатом менее точной оценки ИПЦ на 24–30 октября (см. “Ъ” от 2 ноября). Если за неделю до этого, 17–23 октября, индекс потребцен после нескольких недель нулевого прироста вырос на 0,1%, то в последнюю неделю октября он был ниже (технически — нулевой прирост). С начала года по октябрь ИПЦ вырос на 1,9%, т. е. октябрьский прирост индекса составил не 0,1%, а «нормальные» 0,2%. Впрочем, эти тонкости мало что меняют в общей картине: ИПЦ сейчас действительно ниже ожиданий из-за хорошего урожая и укрепления рубля в первом полугодии (на 3% в измерении год к году) — несмотря на то что сезонное подорожание плодоовощных товаров и вообще продовольствия уже началось, как и дизтоплива, а инфляционные ожидания сохраняются на высоком уровне.

Напомним, главная проблема инфляции ниже прогнозной пока — практически политическая. Снижение годового ИПЦ при демонстрируемой Банком России скорости снижения ключевой ставки формально приводит к росту реальных процентных ставок. Глава департамента денежно-кредитной политики (ДКП) ЦБ Игорь Дмитриев в Госдуме подтвердил позицию эмиссионного банка: нынешние значения ИПЦ рассматриваются как находящиеся «вблизи» инфляционного таргета ЦБ, отклонение инфляции от него на 1,3 п. п.— сочетание случайных факторов, действие которых исчерпается к концу 2017 года, а далее ИПЦ будет приближаться к 4%. Из этого следует, что на декабрьском заседании по ключевой ставке (по крайней мере, исходя из нынешней информации) департамент ДКП не будет рекомендовать совету директоров действий, компенсирующих небольшое увеличение ставки реального кредита в экономике. Большинство аналитиков полагает, что ЦБ в декабре снизит ставку на 0,25 п. п.

Пока полемика ЦБ и Минэкономики практически безопасна для экономической политики. Сигналом к ее обострению может послужить изменение Минэкономики инфляционных прогнозов не на 2017 год (в оставшиеся два месяца точность прогнозирования годовой инфляции естественным образом возрастет), а на 2018 год. ЦБ, закладывающий 4% инфляции на 2018 год в прогнозы, ориентируется в том числе на то, что именно таким будет результат его решений по ключевой ставке в 2017 году. Лаг между изменением ставки и реакцией на него ИПЦ составляет от трех до девяти месяцев — как «сверхосторожность», так и «гиперреакция» на колебания ИПЦ, предположительно, отразятся на индексе в апреле-мае 2018 года вместе с другими, сейчас неизвестными, событиями, которые повлияют на цены. Видимо, спор о том, не является ли нынешняя ДКП ЦБ избыточно жесткой, разрешится по итогам декабря-января. Если новогодний пик расходов домохозяйств и влияние сезонности трат бюджета на ИПЦ не приведут к возвращению индекса к уровням выше 3%, предложения ЦБ быстрее снижать ключевую ставку будут звучать все настойчивее.

Другой вариант развития событий — переход ЦБ к обсуждению нового таргета по инфляции, «европейским» 2%. Напомним, до финансового шока 2014 года это предполагалось, и ЦБ отказался от этой стратегии с неподробной аргументацией: снижение цели по инфляции с 4% до 2%, сообщало его руководство, может вызвать устойчивую дефляцию в отдельных секторах экономики и неким образом понизить уровень «продовольственной безопасности» РФ.

Дмитрий Бутрин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение