Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Журналисты берут на вооружение не только факты

Как обеспечить безопасность сотрудников СМИ

СМИ задумались о безопасности своих сотрудников. После нападения на сотрудницу радиостанции «Эхо Москвы» Татьяну Фельгенгауэр некоторые медиаменеджеры приняли решение вооружить своих подчиненных. Производители оружия в ответ сделали выгодное предложение. Нужно ли журналистам оружие? И обеспечит ли это их безопасность? Разбирался Иван Якунин.


Новость о покушении на Татьяну Фельгенгауэр переполошила профессиональное сообщество. Коллеги по цеху массово желают ей скорейшего выздоровления и недоумевают, как служба охраны могла пропустить нападавшего. Спустя несколько дней главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов заявил, что принял решение вооружить своих журналистов, объяснив это тем, что государство их не защищает. Заниматься самообороной не стоит, считает журналист Сергей Пархоменко: «На этом месте должен быть суд и полиция, а не раздача пистолетов людям, у которых в некотором роде другая профессия. Огромное количество людей в России чувствуют себя незащищенными, но ни полиция, ни суд не считают нужным их защитить».

После заявления Дмитрия Муратова оживился рынок производителей оружия. Концерн «Калашников» объявил о специальной акции – 10-процентная скидка на травматику всем, кто предъявит удостоверение прессы. Журналист Максим Кононенко, например, полагает, что странно разделять людей по такому профессиональному признаку.

Если журналист соблюдает общепринятый этический кодекс, то не станет пользоваться оружием, напоминает корреспондент портала Znak.com Екатерина Винокурова – есть принцип невмешательства. Помимо этого, журналисты, очевидно, просто не готовы обращаться с серьезным оружием — не хватает навыков. «Я, например, не отношусь к людям, которые умеют обращаться с оружием. Все-таки если человек достает оружие и при этом не готов его применить, — а большинство моих коллег, конечно же, не готовы его применить, — то это для них станет скорее угрозой, потому что нападающий просто его отберет. Что касается меня лично, я могу сказать, что, так как я живу в непростом районе, я просто хожу с перцовым баллончиком много лет уже», — резюмирует Винокурова.

С другой стороны, главного редактора «Новой» можно понять: издание занимается громкими расследованиями, в адрес журналистов регулярно поступают угрозы. В истории газеты уже был трагический момент, когда убили Анну Политковскую — заказчика до сих пор не нашли. И все же наделять журналистов каким-то эксклюзивным правом на оружие неправильно, полагает обозреватель телеканала «Дождь» Константин Эггерт: «Если абсолютно все журналисты будут вооружены травматическим оружием, то в России появляется новая тогда категория граждан, имеющая некие эксклюзивные права на оружие. Либо травматическое оружие получается по лицензии теми, кому оно действительно нужно, либо же мы переходим просто к другой стилистике отношений государства, граждан и торговцев оружием по американскому образцу».

Пока неизвестно, насколько серьезны намерения Дмитрия Муратова. Коллеги по цеху со скепсисом отнеслись к его инициативе. В последнее время о высоком уровне агрессии в обществе говорят немало. Впрочем, в таком случае в зоне риска не только журналисты.

Покушение на Татьяну Фельгенгауэр было совершено 23 октября. 48-летний Борис Гриц прыснул охраннику в глаза из газового баллончика, поднялся на 14 этаж и проник в редакцию радиостанции, где напал на ведущую с ножом.

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение