Спецпроект

Грязь большого города

Грязь большого города

В России идет «мусорная» реформа, которая принципиально изменит систему обращения с отходами. Главные вопросы — что делать с мусорными полигонами, строить или не строить мусоросжигательные заводы и как организовать переработку — столкнули власти, экспертов и жителей. Что предлагают одни, и чего боятся другие — в спецпроекте “Ъ”.

Грязь большого города

В России идет «мусорная» реформа, которая принципиально изменит систему обращения с отходами. Главные вопросы — что делать с мусорными полигонами, строить или не строить мусоросжигательные заводы и как организовать переработку — столкнули власти, экспертов и жителей. Что предлагают одни, и чего боятся другие — в спецпроекте “Ъ”.

«Мусорная» реформа

Часть первая — о том, почему в России 90% бытовых отходов гниет на мусорных полигонах и как жители и активисты борются с нелегальными свалками, а чиновники — с мусорщиками.

Чтобы объяснить, почему в Москве до сих пор не стало нормой складывать мусор в контейнеры для раздельного сбора пластика, стекла и бумаги и некуда сдать отработанные батарейки, придется вернуться почти на 20 лет назад. В 1998 году в России был принят запоздалый, но критически необходимый 89-й федеральный закон «Об отходах производства и потребления». Его главной задачей было вывести из теневого сектора деформированную с 1990-х годов систему обращения с мусором, которая к тому моменту на всех этапах контролировалась криминальными структурами. Закон устанавливал правила контрольно-надзорной деятельности, соответствие санитарным нормам и природоохранному законодательству, но никаких экономических показателей и положений о создании стимулов для сокращения образования отходов, введения системы раздельного сбора и создания мусороперерабатывающих производств в нем не было. Отходы складировались на полигонах, и на тот момент всех это устраивало.
Но объем мусора с тех пор сильно вырос и продолжает расти — в среднем по России на 3% в год. В Москве и области проблема стоит особенно остро из-за высокой плотности населения: здесь живет более 19,8 млн человек, которые ежегодно производят 11 млн тонн твердых коммунальных отходов (ТКО). Полигоны, на которые с советских времен свозился весь этот мусор, сейчас уже переполнены. Если учесть, что на одну легальную свалку приходится две нелегальные, сложившаяся ситуация грозит экологической катастрофой. Москвичи пытаются бороться с помойками, которые стихийно вырастают вблизи их домов, но поддержку у городских властей они часто не находят. Ведь признавая существование незаконной свалки, город как собственник земли обязан ее рекультивировать. А это очень дорогое удовольствие.
Инфографика: Жизнь московского мусора

Как москвичи борются с нелегальными свалками

В 2014 году активисты Народного совета района Печатники в Москве после серии звонков местных жителей обнаружили по другую сторону реки от парка «Коломенское» огромную нелегальную свалку. Ее площадь оценивается в 5 га. Находится она всего в 50 м от воды. Лишь в 2015 году после публикации фотографий свалки блогером Ильей Варламовым в своем ЖЖ и репортажей в СМИ власти пообещали закрыть полигон. Тем не менее еще несколько месяцев завоз мусора продолжался.
Кто стоял за созданием этой нелегальной свалки, до сих пор неизвестно: в октябре 2016 года ГУ МВД России по Москве отказалось возбуждать уголовное дело в связи с «отсутствием события преступления». Ранее, в марте 2016 года, отдел судебных приставов ЮВАО объявил о закрытии производства, так как несанкционированная свалка была ликвидирована, хотя этого не произошло до сих пор.
Добиться вывоза мусора за пределы Москвы Народному совету района Печатники так и не удалось: власти приняли решение законсервировать свалку, построив на ее месте парк экстремальных видов спорта. На это столичные власти обещают потратить 1,7 млрд руб.
комментарии экспертов

Комментарии экспертов

Максим Мотин

Максим Мотин

муниципальный депутат от района Печатники

На эту свалку свозили мусор со всего города. Мусоровозы тянулись очередями, и управа не могла об этом не знать. Когда мы попали на свалку впервые, были шокированы: огромная территория с вырубленными деревьями, мусорные кучи высотой 7 м. Вызвали полицию, она забрала одного из работающих на полигоне экскаваторщиков, но в итоге отпустила. Никто не хотел этим заниматься. Мы писали обращения в прокуратуру, письма в управу и префектуру. Никакой реакции. Пост Варламова взорвал интернет. В ответ по телевизору прошли сюжеты, что свалка ликвидирована, но это был фейк. По факту на тот момент ничего не изменилось: мусор продолжали свозить, он горел, на свалке росли арбузы, по кучам сновали лисы. Только где-то через два месяца нам наконец удалось перегородить шесть выездов из семи, а на одном поставить будку охраны...

Сейчас мы продолжаем борьбу, так как считаем, что консервация свалки приведет к экологической катастрофе. Под мусором нет никакой защитной подушки, и если его накрыть бетоном, он продолжит гнить, а весь яд через почву будет уходить в воду. Мы настаиваем, что город обязан вывезти весь мусор и найти виноватых — эта свалка нанесла урон Москве в 2 млрд руб. Когда при личной встрече с чиновниками я прошу начать расследование, все отводят глаза. Это никому не нужно. В управе вообще настаивают, что они за эту землю не отвечают, так как она федеральная. Нас такая реакция не останавливает: мы продолжаем бомбардировать префектуру, мэрию запросами. Свалка напротив парка «Коломенское» не единственная, которую мы обнаружили в Печатниках за последние несколько лет. Нам удалось добиться закрытия еще пяти свалок более скромного масштаба, последняя — на Южнопортовой улице.

читать дальше свернуть »
Альбина Дударева

Альбина Дударева

председатель координационного совета по развитию отрасли обращения с отходами ассоциации межрегионального социально-экономического взаимодействия «Центральный федеральный округ»

Проблема в том, что мы даже не знаем, куда уходит московский мусор. Мы не можем гарантировать, что он попадет на сортировочную станцию, а не на несанкционированную свалку. Совместно с партией «Альянс зеленых» и другими общественными организациями мы решили провести акцию по закладке в мусорные баки GPS-трекеров, которые подают сигнал о своем местонахождении. Таким образом мы сможем отследить перемещение мусора в режиме реального времени и узнать, на какие полигоны и в какие сроки он вывозится. В прошлом году такая акция помогла установить факт вывоза мусора на закрытый полигон в Дмитровском районе Московской области...

И это продолжает происходить при том, что эксперимент московских властей по формированию комплексной системы обращения с отходами, прежде всего с ТКО, был запущен еще в 2012 году, и на него было выделено из бюджета более 140 млрд руб. В соответствии с условиями эксперимента ряду компаний по госконтракту был передан весь мусор Москвы сроком на пятнадцать лет. По условиям контракта эти компании обязаны не только удалять коммунальные отходы с контейнерных площадок, но и организовать все систему обращения с мусором, включая его переработку и обезвреживание. К 2015 году объем вывозимых отходов с территории Москвы на объекты их размещения должен был сократиться на 20%. Также должны быть организованы и построены мусоросортировочные комплексы. Прошло пять лет, а результата до сих пор нет.

читать дальше свернуть »
Александр Закондырин

Александр Закондырин

лидер «Альянса Зеленых»

«Эксперимент Общественной палаты по закладке трекеров уже через неделю позволил выявить два факта нелегального захоронения. Трекер, заложенный на контейнерной площадке в Западном административном округе (ул. Академика Анохина), отправился на стихийную свалку рядом с въездом на производственную базу ГБУ «Жилищник района Тропарево-Никулино» со стороны Малой Очаковской улицы. Другой трекер, не добравшийся до легального места размещения отходов, был заложен в ЮВАО (ул. Энергетическая, Лефортово), а обнаружен на стихийной свалке на Остаповском проезде».

Подробнее о результатах эксперимента читайте здесь.

То, что 89-й федеральный закон безнадежно устарел, стало ясно еще в 2010 году, поскольку большинство мусорных полигонов уже тогда исчерпали свои мощности, а неэффективность такой системы утилизации отходов была очевидна всем. В 2011 году началась работа по изменению законодательства в области обращения с отходами. Именно тогда и возникла ситуация, которая сейчас превратилась в проблему, блокирующую ход «мусорной» реформы. Переписывать закон об отходах начали одновременно в двух структурах: в Совете федерации и в Министерстве природных ресурсов. Впоследствии эти две законодательные инициативы, как две встречные волны, поглотили друг друга.
комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Владислав Жуков

Владислав Жуков

член совета по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования СФ РФ

В 2011 году полномочия по надзору за отраслью обращения с отходами были переданы из Ростехнадзора в Росприродназдор. Соответственно правоустанавливающим министерством для отрасли стало Минприроды России. Тогда же возникла необходимость в гармонизации законодательства с учетом зарубежного опыта. Появилась концепция вторичного использования отходов как ресурсов. Возникла необходимость законодательно определить собственника отходов, выбрать механизмы передачи прав собственности и ввести так называемый РОП — расширенную ответственность производителя...

РОП возлагает на всех производителей и импортеров товаров ответственность за их последующую утилизацию в соответствии с нормативом. Все, кто не выполняет норматив, должны выплачивать экологический сбор. Эта мера позволяет создать финансовые условия для формирования индустриальной переработки отходов. Сумма РОП на тот период составляла по предварительным подсчетам около 300 млрд руб. в год — именно она и стала камнем преткновения, о который теперь спотыкается вся отрасль.

Наш совет по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования Совфеда по поручению Валентины Матвиенко начал разработку принципиально нового закона, который предполагал, что весь экологический сбор должен поступать в государственный фонд. Одновременно в Минприроды взялись за разработку изменений и дополнений в уже существующий 89-й федеральный закон. По их версии, экологический сбор должен был поступать не в госбюджет, а в так называемую некоммерческую саморегулируемую организацию, объединяющую операторов в сфере обращения с отходами. Тогда идея саморегуляции была очень популярна — она активно применялась в строительстве. По факту государство отказывалось от контроля и надзора в какой-то сфере и отдавало это право бизнесу. То есть в нашем случае занимающиеся мусором компании могли получить доступ к 300 млрд руб. и распределять их по своему усмотрению.

Возникло серьезное противостояние между предложением Минприроды и предложением Совета федерации. Мы резко выступили против негосударственного фонда. Создание мощной структуры, которая неподвластна государству и при этом серьезно финансируется — а добавьте к этому традиционную для нас коррупционную составляющую,— могло привести к неуправляемым последствиям. В качестве примера мы напомнили историю с отменой государственного контроля на транспортировку опасных отходов, которую отдали в саморегулирующуюся организацию. Эта мера была направлена на то, чтобы исключить попадание опасных отходов на несанкционированные свалки. Но вышло все иначе: количество таких свалок увеличилось тысячекратно, и в 2012 году пришлось вернуть лицензирование.

Правовое управление Госдумы признало нашу правоту, и эта часть ушла из закона, предлагаемого Минприроды. Но и наш вариант получил отказ, потому что мы предлагали ввести государственный орган управления за отраслью. Это было расценено как расширение бюрократического аппарата, при том, что в стране проводится политика снижения административных барьеров.

Без поправок Минприроды закон стал неинтересен лоббистам, а свою версию мы тоже пробить не смогли. С этого момента дело затормозилось. Однако существовало поручение президента — доработать и принять новое законодательство. А поскольку первое поручение было проигнорировано и сроки сорваны, второе уже прозвучало в довольно категорической форме, когда президент потребовал от Хлопонина (заместитель председателя правительства Российской Федерации.— “Ъ”) разобраться и наказать виновных.

читать дальше свернуть »
В 2014 году поправки в 89-й федеральный закон «Об отходах производства и потребления» все-таки были приняты. Приняты оперативно и наспех, без опоры на серьезные исследования, на которые требуется много времени и участие большого количества специалистов. Среди несомненных плюсов новой редакции закона — то, что в нем указана четкая иерархия приоритетов по обращению с отходами, принятая в развитых странах. Выглядит она так:
  1. максимальное использование исходных сырья и материалов;
  2. предотвращение образования отходов;
  3. сокращение образования и снижение класса опасности отходов в источнике их образования;
  4. обработка отходов;
  5. утилизация отходов;
  6. обезвреживание отходов.
В законе появились такие понятия, как региональный оператор и территориальная схема (террсхема). Логика закона заключается в том, чтобы ввести РОП и аккумулировать в бюджете деньги от экологического сбора, потом в каждом регионе на конкурсной основе выбрать регионального оператора по обращению с отходами и разработать территориальные схемы, на которых должны быть указаны все объекты по сортировке, переработке и утилизации мусора. Проблема в том, что подготовка террсхемы — это длительная комплексная работа с привлечением целой армии специалистов в разных областях, от технологов до экологов. А регионам на эту работу было отведено всего полгода. Опрошенные “Ъ” эксперты признаются, что за это время было невозможно создать продуманную схему по обращению с отходами и привлечь достаточное количество специалистов в этой области. В результате, согласно заключению Совета при президенте РФ по правам человека, все субъекты федерации разработали свои террсхемы с нарушением закона об отходах.
В Минприроды Московской области заявили, что по ходу развития реформы террсхема по Подмосковью от января 2016 года будет уточняться, но основная стратегия здесь сформировалась давно и состоит в том, чтобы уйти от практики полигонного захоронения. В Подмосковье мероприятия по закрытию существующих полигонов идут с 2013 года — из 39 перестали работать уже 24. В террсхеме региона отмечается, что «в отсутствие инвестиционных мероприятий по строительству и модернизации полигонов существующие емкости для размещения твердых коммунальных отходов будут исчерпаны менее чем за четыре года». Один из самых крупных — полигон «Кучино» в Балашихе — был закрыт 23 июня по личному распоряжению президента. Еще два — в Чеховском районе (полигон «Кулаковский») и Пушкинском («Царево») — общей площадью около 30 га перестали принимать мусор в сентябре. В этом же году подмосковные власти обещают приступить к рекультивации закрытых полигонов — «Каширского» (около 10 га), «Быково» (около 9 га) и «Электросталь» (10 га). Затраты только на эти три объекта оцениваются в 1,8 млрд руб.

Официальные полигоны ТКО в Подмосковье

комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Антон Кузнецов

Антон Кузнецов

заместитель генерального директора компании «Сфера экологии» (занимается раздельным сбором и транспортировкой отходов в Москве)

Основная проблема подмосковных полигонов в том, что подавляющее большинство из них создавалось в 1970–80-х годах, и понятно, что тогда никаких особых технологий не применялось. В лучшем случае изучалась геология и выбирались участки с глинистыми почвами, для того чтобы исключить проникновение фильтрата в землю и грунтовые воды. По современным мировым стандартам мусорный полигон — это серьезное инженерное сооружение, вся площадь которого должна выстилаться специальным многослойным материалом, который как раз и должен этот фильтрат удерживать. Такой системы я не видел ни на одной из подмосковных свалок...

Поступающие на полигон отходы должны контролироваться при въезде по весу, радиационному фону и составу. Так как тарификация услуг полигона в основном идет по весу, первый пункт всегда выполняется, второй — почти никогда: рамки стоят, но обычно не работают. Третий выполняется, как правило, на глазок. Когда мусоровоз, минуя КПП, заезжает на тело полигона, по сути — уплотненную кучу мусора, и разгружается, рядом стоит мастер участка, который визуально определяет состав привезенных отходов. Таким способом можно найти покрышку или другой крупный предмет, но градусник или какие-то иные опасные вещества — почти нереально. После разгрузки к образовавшейся куче отходов приходят еще несколько человек, которые выбирают ценные фракции, дальше эти фракции прессуются и отправляются на переработку. Оставшийся мусор закатывает бульдозер. Откосы тела полигона и мусор в нем обязательно должны пересыпаться инертным материалом: строительной крошкой, бетоном, кирпичом, грунтом, но на практике это не всегда происходит. Особая история — свалочный газ (метан), который по международным стандартам должен отводиться, чтобы избежать возгорания на свалках. К сожалению, действующей системы по отводу метана и его использованию ни на одном из подмосковных полигонов я не видел.

Видео предоставлено Альбиной Дударевой



Отдельная, сложная и дорогостоящая задача — рекультивация полигона на стадии завершения эксплуатации. Стоимость этой процедуры, если все делать по технологии, составляет около 30% инвестиционных затрат на полигон. Но, по моим наблюдениям, ни одна из управляющих этим бизнесом компаний не готова тратить такие деньги на завершающей стадии. Усугубляет ситуацию тот факт, что у большинства свалок в Подмосковье уже не раз поменялись владельцы: люди просто приходят заработать быстрые деньги, а не инвестировать долгосрочно. Из всех свалок, с которыми мы работали, самая стабильно функционирующая — «Тимохово» (крупнейший полигон Подмосковья площадью 110 га. — “Ъ”): ее гендиректор, как и юрлицо, не менялись уже много лет, но тарифы здесь выше на 30%, чем в среднем по Подмосковью. Помимо всего, сейчас мы наблюдаем своеобразный конфликт между федеральными и областными структурами, курирующими вопросы размещения отходов. Росприроднадзор по Москве выдает компаниям — образователям отходов разрешительные документы, распределяя тем самым доставку отходов на определенный полигон. Однако на полигон мусоровозы не пропускают, мотивируя это тем, что лимит полигона на текущий год уже выбран. С такой ситуацией мы столкнулись в «Царево» и «Торбеево» уже в июле этого года. Где-то из-за проверок просто перестал отвечать телефон. Большинство полигонов Подмосковья действительно исчерпали свои мощности, причем давно, но мусор продолжал ввозиться — по бумагам заявлялся один объем, сгружалось же намного больше.

читать дальше свернуть »

Плюсы и минусы полигонного захоронения отходов

Источник данных: «Гринпис», Министерство экологии Подмосковья

плюсы
отсутствие временных затрат на сортировку мусора;
низкая стоимость услуги: в Германии сдавать несортированные отходы в 12 раз дороже, чем в России;
отсутствие финансовых затрат на создание инфраструктуры и образование населения;
минусы
по информации «Гринпис», большинство подмосковных мусорных полигонов не соответствуют нормам безопасности и являются источником загрязнения почв, подземных вод и атмосферного воздуха;
на полигонах происходят возгорания, приводящие к выбросам в атмосферу диоксинов, тяжелых металлов и других токсичных веществ;
из-за того, что мусор в процессе перевозки перемешивается, выделить из него на свалке для дальнейшей переработки удается не более 2-3% вторсырья;
рост числа несанкционированных свалок: в 2016 году их число достигало 60 тыс. (20 тыс. га), прогноз на 2021 год — 1,9 млн.;
около 5% всех выбросов парниковых газов России дают мусорные свалки;

Мусоросжигательные заводы

Часть вторая — о том, почему перспективы строительства мусоросжигательных заводов в России по европейскому образцу не вызывают энтузиазма ни у чиновников, ни у экспертов, ни у жителей.

почему перспективы строительства мусоросжигательных заводов в России по европейскому образцу не вызывают энтузиазма ни у чиновников, ни у экспертов, ни у жителей
В рамках реформы по обращению с отходами правительством был утвержден проект «Чистая страна», в котором помимо последовательного закрытия по всей стране мусорных полигонов предполагается строительство пяти мусоросжигательных заводов (МСЗ) — четырех в Московской области и одного в Казани. Инвестором строительства выступает «дочка» госкорпорации «Ростех» компания «РТ-инвест», ее глава Андрей Шипелов известен как один из совладельцев системы взимания платы с грузовиков «Платон». По планам «РТ-инвест», к 2025 году четыре подмосковных завода должны утилизировать 28% бытовых отходов Москвы и области — по 700 тыс. тонн ТКО в год на каждом МСЗ.
Именно эти планы вызвали больше всего нареканий со стороны экспертов и яростный протест жителей Воскресенского, Наро-Фоминского, Ногинского и Солнечногорского районов Подмосковья, где запланировано строительство. Эксперты утверждают, что сделанный в программе упор на мусоросжигание ставит крест на развитии в стране технологий раздельного сбора и последующей переработки отходов — самого перспективного пути, по которому идет весь развитый мир. Простые же граждане считают выбор между зловонной свалкой и ядовитым дымом по факту отсутствием выбора.
У «РТ-инвест» свои аргументы. В компании ссылаются на многолетний опыт развитых стран, где мусоросжигательные заводы существуют более 20 лет, и утверждают, что это наиболее простой и быстрый способ справиться с мусором. Всю необходимую инженерно-техническую экспертизу для реализации проекта «РТ-инвест» должна предоставить японско-швейцарская компания Hitachi Zosen Innova AG. Поскольку Швейцария не является членом ЕС, нет риска, что ее комплектующие подпадут под европейские санкции в отношении России.

Плюсы мусоросжигания

плюсы
Сжигание позволяет почти в десять раз снизить объем отходов, вывозимых на свалки;
Утилизируемая зола, оставшаяся после сжигания, не содержит органических веществ, которые приводят к самовозгоранию и распространению опасных инфекций;
Высокая степень очистки дыма: 0,6 г — совокупный объем диоксинов, которые выбросят в атмосферу четыре новых МСЗ за год. Для сравнения: один пожар на свалке за две недели выделяет 100 г диоксинов;
Выделяемую при сжигании энергию можно использовать: 600–800 кВт•ч энергии из 1 т мусора — прогнозная выработка на МСЗ, использующем технологию колосниковой решетки (выбрана «РТ-инвест»);
Это распространенная практика утилизации мусора в цивилизованных странах с высокими экологическими стандартами;
Капитальные затраты на строительство МСЗ в Московской области на 16% ниже стоимости аналогичного проекта в Европе (по оценкам «РТ-инвест»);
Не менее 55% оборудования для МСЗ должно производиться в России (по условиям конкурса), а это дополнительный стимул для развития российского производства.
Минусов у технологии мусоросжигания всего два, но они значительные: такой проект потенциально опасен и очень дорого стоит в сравнении с переработкой. Дело в том, что технология, предлагаемая «РТ-инвест», рассчитана на наличие в стране действующей системы сортировки мусора, которая в России не существует, и в новом законе механизмы ее создания не определены.
На запрос “Ъ” по поводу строительства заводов в пресс-службе «РТ-инвест» заявили, что «проект — это лишь часть комплексной системы обращения с отходами». «Он соответствует утвержденной иерархии обращения с отходами, где основной приоритет — это максимальное вовлечение ресурсов во вторичный оборот и наименьший приоритет — это полигонное захоронения отходов. <…> Законом предусмотрена предварительная сортировка мусора, в процессе которой будут изыматься полезные фракции и опасные отходы, а на сжигание будет отправляться только то, что не подлежит переработке»,— пояснили в «РТ-инвест».
Однако отсутствие раздельного сбора, в том числе опасных отходов, и внятной системы предварительной сортировки — одна из основных претензий экспертов к закону. Это может привести к тому, что в топку попадет то, что сжигать опасно или категорически нельзя. Значительный процент современного мусора составляют различные пластики. При сжигании они выделяют бензпирены, диоксины и другие высокотоксичные летучие вещества. Их присутствие в воздухе, воде и почве негативно влияет на здоровье людей.
Инфографика: Что нельзя сжигать
Вопрос выброса диоксинов при мусоросжигании — самый острый и болезненный. Он активно обсуждался на общественном совете при Росприроднадзоре, который в июле этого года рассматривал проект строительства МСЗ и его не принял. Доводы «РТ-инвест» не убедили в первую очередь ученых. Представители компании утверждают, что будут вести мониторинг опасных выбросов на выходе из трубы в режиме реального времени. Эксперты возражают, что таким образом понять, какой процент этих выбросов содержится в воздухе, невозможно. К тому же диоксины — это не одно вещество, а целая группа, и они опасны даже в самых ничтожных количествах. А поскольку из-за отсутствия слаженной системы сортировки мусора возможны нештатные ситуации вплоть до залпового выброса, ни о какой безопасности технологии речи быть не может.
комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Игорь Мазурин

Игорь Мазурин

доктор технических наук НИУ МЭИ

Европейский норматив содержания диоксинов и фуранов в выбросах мусоросжигательных заводов — 0,1 нанограмма на кубометр газа, то есть десять в минус девятой степени. Ничтожнейшее количество. На этом уровне точно взять данные для анализа очень сложно. А если сжигать будут несортированный мусор, то на выходе может быть все, что угодно: если не знаешь, что пошло в топку, как можешь знать, что надо ловить на выходе из трубы? Те же диоксины и фураны — это 17 разных соединений, которые нужно измерить отдельно, потому что у каждого из них свой токсический коэффициент. Это многократно затрудняет и без того трудную задачу. Изучать диоксины стали не так давно — с середины 1970-х годов прошлого века. Сейчас достаточно изучены только хлорсодержащие, а бром-, йод- и фторсодержащие пока еще плохо исследованы. Зато точно известно, что все группы диоксинов способны накапливаться и в почве, и в организме человека. При этом они очень стабильные: в почве живут до ста лет, а человек тащит их за собой практически всю жизнь и постепенно копит, получая из воздуха, из продуктов питания. И как только он набрал 1,4 нанограмма — получил раковое заболевание...

Да, оборудование, которое нам будут поставлять,— качественное и проверенное: в Европе зарекомендовало себя хорошо, и компания заинтересована поставлять нам свои дорогие расходники. Но в Европе очень четко соблюдают технологию на всей цепочке от сбора и сортировки до утилизации «хвостов». Ведь сжигание — это только часть процесса, и если на каком-то участке этой цепи возникнет сбой, в процессе сжигания он может спровоцировать залповый выброс. В этой ситуации в воздухе окажется в тысячу раз больше ядовитых газов. Прежде чем внедрять мусоросжигание, нужно целиком разработать стратегию обращения с обходами.

читать дальше свернуть »

Зоны загрязнения мусоросжигательных заводов Московской области

Зоны загрязнения мусоросжигательных заводов Московской области

smoke зона максимального активного загрязнения — 2,4 км

zone территория отсроченного действия — от 5 до 24 км

В результате сжигания ТКО образуются не только дым, а еще зола и шлак. Класс их токсичности намного выше, чем у первоначального мусора. Причем золы и шлаков остается довольно много — 30% от первоначального веса отходов. Превращая ТКО в токсичные продукты горения, МСЗ по факту противоречит закону, в котором одним из приоритетов является не только уменьшение объема, но и снижение класса опасности отходов. В террсхеме ничего не сказано о том, где будут храниться эти токсичные отходы.
При этом никто из противников МСЗ не утверждает, что эти заводы — абсолютное зло. МСЗ могут быть относительно безопасными, но только при условии, что весь цикл обращения с отходами четко простроен, функционирует без сбоев и прозрачен для контролирующих организаций. А тот факт, что эта отрасль в России еще в начале 1990-х отошла к теневому бизнесу и процесс по ее декриминализации до сих пор не завершен, признают все.
Развитые страны, отказываясь от полигонного захоронения, действительно сделали ставку на мусоросжигание, но это было сделано только после того, как население научилось раскладывать мусор в разные контейнеры по фракциям. Многие государства приняли такое решение более 20 лет назад, и за это время накопили огромный опыт, в том числе и негативный. Та же Дания, которая занимает в Европе первое место по мусоросжиганию, лидирует и по количеству раковых заболеваний на душу населения. Отношение простых граждан и общественных организаций к МСЗ хорошо иллюстрирует документальный фильм «Мусор», снятый в 2013 году с участием голливудской звезды Джереми Айронса.

Весь фильм можно посмотреть по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=UluKRmYOLWY

Проект строительства четырех МСЗ в Подмосковье и одного в Татарстане позиционируется как пилотный. Названная сумма инвестиций — 162 мрлд руб. При этом «Ростех» планирует вложить в строительство 20% собственных средств и 80% — привлеченных. Если все пойдет по плану, впоследствии появятся еще семь заводов: четыре в Подмосковье и три на Юге России.
Однако эксперты сомневаются в инвестиционной привлекательности этого проекта. Из всех производств по переработке и утилизации ТКО мусоросжигательные заводы самые дорогие — и в строительстве, и в эксплуатации. Срок инвестиционной окупаемости проекта определен в 15 лет. Срок службы заводов довольно ограниченный: в европейских странах в условиях раздельного сбора мусора — это 25 лет, в России — меньше: 15–20 лет. К этому надо прибавить необходимость в создании дорогостоящей инфраструктуры для хранения высокотоксичной золы.

Цифры

  • 33,8 млрд руб. — приблизительная стоимость строительства одного МСЗ в Московской области.
  • До 10–12 тыс. руб. за тонну мусора с 1,5 тыс. руб. увеличится тариф на сбор и вывоз бытовых отходов для граждан при условии запуска четырех пилотных заводов
  • 460 тыс. руб. затраты на генерацию 1 кВт электроэнергии, полученной на МСЗ. Для сравнения, на атомном энергоблоке – дешевле в семь раз, полученный при сжигании газа — дешевле в 16 раз
Мусоросжигательные заводы позиционируются как производители электроэнергии, образующейся в процессе горения. Однако окупаемость МСЗ возможна только за счет введения «зеленого тарифа» для потребителей оптового рынка электроэнергии и мощности. Об этом глава «Ростеха» Сергей Чемезов и губернатор Подмосковья Андрей Воробьев просили президента еще в 2015 году, признавая, что без этой меры, а также без субсидий государства и повышения тарифа на вывоз мусора для населения, заводы будут убыточными. Введение «зеленого тарифа» приведет к тому, что в 2021 году тарифы на электроэнергию вырастут на 3–4%. Минэкономразвития выступило резко против этой инициативы, назвав ее несостоятельной ни с экологической, ни с экономической точки зрения. В заключении Минэнерго России от 6 октября 2015 года сказано следующее: «Учитывая, что в Единой энергетической системе России существует избыток мощности около 20 ГВт, а вырабатываемая на мусоросжигательных заводах (согласно данным проектов) электрическая энергия гораздо дороже, чем вырабатываемая на традиционных источниках энергии, потребители на оптовом рынке электрической энергии и мощности, по мнению Минэкономразвития России, при покупке электрической энергии и мощности не должны нести дополнительную финансовую нагрузку за мероприятия по переработке ТКО».
В Европе, где существует дефицит мощностей для выработки электроэнергии и цены на нее значительно выше, в использовании мусоросжигательных заводов как ТЭЦ есть экономический смысл, но в России они неконкурентоспособны.
комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Лазарь Шубов

Лазарь Шубов

председатель ассоциации «Мусорщики Москвы»

За последние 30 лет в Москве было построено шесть МСЗ, но из шести на сегодня функционируют только два, а больше трех никогда одновременно не работало. Такая же картина и в Западной Европе. Там тоже сначала хотели решить этот вопрос исключительно на мусоросжигании и построили 421 завод, это данные на начало XXI века. Постепенно выяснилось, что вложение больших средств в строительство этих заводов не позволяет кардинально сократить поток ТКО на захоронение...

Решить проблему ТКО только путем строительства МСЗ невозможно. Не учитываются очень высокие затраты, экологические риски и самое главное — весьма ограниченный срок службы МСЗ. Вырисовывается выгодная бизнесу гонка строительства МСЗ, которая не нужна ни государству, ни налогоплательщикам.

Вкладывать средства надо не в тотальное строительство заводов, а в решение проблемы ТКО. Строительство таких предприятий — это директивное решение, которое должно уступить место научно-обоснованному стратегическому подходу. А у нас нет стратегии на федеральном уровне, и с ее разработки и нужно начинать. Вспомним, что написано в федеральном законе об отходах производства и потребления: это максимальное использование материалов, предотвращение образования отходов и предотвращение их попадания на сжигание. Если мы просто начинаем строить МСЗ, то мы нарушаем наш собственный закон.

читать дальше свернуть »

Переработка

Часть третья — о преимуществах переработки мусора и перспективах создания подобной системы в России.

В нынешнем виде «мусорная» реформа не служит развитию отрасли переработки. Хотя формально реформа призвана снизить экологическую нагрузку за счет отказа от захоронения отходов и перехода к вторичному использованию сырья, законодательно ни целей развития переработки, ни дальнейшее вовлечение вторсырья в промышленный оборот в ней не закреплены. По факту скорость появления и качество этой отрасли в первую очередь зависят от активности домохозяйств и бизнеса. Поэтому пока уже существующие перерабатывающие предприятия сталкиваются с проблемой недогрузки из-за отсутствия качественного вторсырья.
Некоторые шаги на государственном уровне в сторону развития переработки все-таки предпринимаются, но пока это лишь единичные инициативы. Так в июне 2017 года правительство внесло в Госдуму поправки Минстроя, согласно которым гражданам, разделяющим ТКО, будет предложен пониженный тариф на услугу по обращению с отходами. Ранее, в сентябре 2016 года, правительство утвердило перечень отходов, запрещенных для захоронения: в частности, в него попали лом и отходы с черным металлом, чугуном, сталью, медью, свинцом, цинком и оловом, а также изделия из бронзы, меди, латуни. Помимо этого в список были включены автомобильные шины, алюминиевые банки из-под напитков, стеклянная тара, продукция из полиэтилена, фольга из алюминия, книги, газеты и другие бумажные изделия. Также утилизации подлежат лампы, бытовая и электротехника. Это пока все.
Инфографика: Что можно делать из мусора
Уже сегодня, даже без существования выстроенной системы, раздельный сбор мусора может привести к значительной экономии для граждан — с уменьшением объемов вывозимого для захоронения мусора снижается и сумма платежа в квитанции. Однако пока знают об этом, а главное — решаются на нововведение, лишь отдельные домохозяйства и некоторые муниципалитеты.
В марте 2017 года «Гринпис» опубликовал исследование о доступности инфраструктуры раздельного сбора мусора в 160 российских городах с населением от 100 тыс. человек. Результаты исследования показали, что из 73,7 млн человек доступ к инфраструктуре раздельного сбора имеют 6,8 млн (9,2%) горожан. Лидером рейтинга стал Саранск, где 80% горожан могут пользоваться контейнерами для раздельного сбора вторсырья. За Саранском следуют Мытищи и Оренбург.
Москва занимает только 40-е место: в столице доступ к необходимой инфраструктуре есть всего у 8% жителей. Одна из главных проблем — отсутствие единого подхода к организации раздельного сбора мусора на городском уровне: в частности, перед операторами в зависимости от округа Москвы поставлены разные задачи и целевые показатели по объему собираемого вторсырья.
Самостоятельно организовать раздельный сбор мусора решаются единицы из москвичей. Так поступили жители дома 18 на Ломоносовском проспекте. В этой многоэтажке проживает около 1,5 тыс. человек. Перейти на раздельный сбор отходов их вынудил рост объема мусора и, как следствие, увеличение затрат на его вывоз.
комментарий эксперта

Комментарии экспертов

Людмила Вобликова

Людмила Вобликова

председатель ТСЖ дома по адресу Ломоносовской проект, 18

Мы изучали вопрос раздельного сбора с начала 2016 года, а в апреле правление ТСЖ приняло решение внедрить эту систему в доме. В мае мы заключили договор с подрядчиком, после чего в июне провели информационную работу с жителями и собственниками нежилых помещений. В июле обустроили и запустили контейнерную площадку. Первые результаты мы ощутили только через полгода, когда увидели, что объем ТКО реально уменьшился (почти на 27 куб. м в месяц), и соответственно уменьшились затраты ТСЖ на вывоз мусора — по последним расчетам, которые мы производили, на 19,3 тыс. руб. в месяц в четвертом квартале 2016 года и на 20,4 тыс. руб. в месяц в первом квартале 2017 года.

Как организовать раздельный сбор мусора в своем доме

  1. Изучите ситуацию с наличием заготовителей и переработчиков в регионе для разных видов вторсырья. Информацию можно найти, в частности, на карте пунктов приема вторсырья http://recyclemap.ru;
  2. Свяжитесь с мусоровывозящими компаниями в вашем регионе, узнайте, не собираются ли они вводить систему раздельного сбора отходов;
  3. Проинформируйте УК/ТСЖ/муниципальные власти о существующих возможностях по раздельному сбору: условиях работы заготовителей, экономической привлекательности новой системы;
  4. Соберите общее собрание жильцов и на нем примите решение о внедрении раздельного сбора на придомовой территории;
  5. Помогите УК/ТСЖ/муниципальным властям в выборе заготовительной компании;
  6. Курируйте проект в первые месяцы до стабилизации процесса.

Важно:

  • Добиться установки контейнера для опасных отходов (ртутных ламп, батареек);
  • Оговорить порядок вывоза вторсырья — по графику или по требованию, а также санкции за несвоевременный вывоз;
  • Привлечь к досортировке вторсырья дворников;
  • Понять на ком лежит ответственность за соблюдение чистоты вокруг контейнеров/их сохранность;
  • Ежемесячно сдавать отчетность заготовителя в УК с указанием объемов вывезенных отходов по фракциям;
  • Информировать жителей о возможностях сдачи вторсырья на данной придомовой территории.

Как Саранск и Новокузнецк учатся сортировать и перерабатывать мусор

Если Новокузнецк может похвастаться количеством мусороперерабатывающих производств, Саранск — развитой инфраструктурой по раздельному сбору мусора. Этим в городе заведует немецкая компания «Ремондис», которая инициировала проект в 2010 году. Первоначально местные власти отнеслись к идее скептически, помимо всего в то время законодательно этот бизнес никак не регулировался. В 2011 году «Ремондис» удалось договориться об установке первых 150 контейнеров для сбора вторсырья: приоритет был отдан домам, на первых этажах которых располагались магазины.
Жители Саранска оценили нововведение не сразу — первое время количество смешанного мусора достигало 40–50%, а сетки для сбора пластиковых бутылок, установленные в общественных местах, долго принимали за обычные «мусорки». Отношение к раздельному сбору изменилось только к концу 2016 года: смешанный мусор в общем объеме отходов к тому моменту составлял всего 10%.
Раздельно собранные отходы обязательно отвозятся на вторичную сортировку, которая проводится вручную, и прессование. Дальше вторсырье отправляется на мусороперерабатывающие предприятия: бумага и картон — на бумажную фабрику «Маяк» в Пензе, полимерное сырье (ПЭТ-бутылки и пленка) — на фирму «Экотехнологии» в город Тверь.

Цифры

  • 315 тыс. человек — население Саранска (республика Мордовия)
  • 740 контейнеров для раздельного сбора установлено на данный момент в городе
  • 16% ТКО перерабатывается благодаря раздельному сбору мусора
комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Светлана Бигессе

Светлана Бигессе

директор саранского филиала «Ремондис»

Раздельный сбор мусора существует в Саранске с 2012 года, однако за последний год активность жителей заметно увеличилась — многие стали гордиться тем, что у них в городе есть такая инфраструктура. За шесть лет нашей работы мы полностью модернизировали систему обращения с отходами, заменили мусоровозы, привезли более 5 тыс. евроконтейнеров — из них 740 для раздельного сбора. В городе не осталось ни одного металлического бака, это полноценная система раздельного сбора. Кроме того, у нас есть небольшая мусоросортировочная линия, где мы сортируем бумагу, пленку и другой мусор — сырье прессуется по фракциям и отправляется на заводы. Наши инвестиции в инфраструктуру, можно сказать, окупились, но в силу износа сейчас возникает необходимость замены тех же контейнеров, мусоровозов. Помимо всего мы стали региональным оператором по обращению с отходами, и теперь первоочередная задача — создать современную систему сбора и вывоза мусора во всех сельских поселениях республики Мордовия.

Хотя в отличие от Саранска в рейтинге «Гринписа» о доступности инфраструктуры раздельного сбора мусора Новокузнецк занимает пока только 74-е место, в городе существуют достаточно большие мощности по переработке — около 20 предприятий.
Развитием системы раздельной сортировки отходов и переработки в Новокузнецке занялась администрация. В 2011 году местные власти приняли правила по обращению с отходами на территории города, в которых было прописано, что «захоронение — изоляция отходов, не подлежащих дальнейшему использованию». Также документ предписал юрлицам и индивидуальным предпринимателям обеспечить раздельный сбор мусора для использования его в качестве вторсырья. Через год чиновники утвердили схему санитарной очистки Новокузнецка, где говорится, что ручная сортировка отходов на полигоне экономически нецелесообразна, потому как «при этом выделяется не более 7–8% пригодных для рециклинга компонентов, что обусловлено тем, что отходы поступают на линию сортировки уже «загрязненные», например, органикой, и не пригодны для вторичного использования». Сейчас в Новокузнецке действует несколько проектов, направленных на просвещение граждан о возможностях вторичного использованиях отходов, а также организована система раздельного сбора. Во всех шести районах города в дворах жилых домов установлены контейнерные площадки для сбора пластика и алюминиевых банок.

Цифры

  1. 550 тыс. человек — население Новокузнецка
  2. 380 контейнеров для раздельного сбора установлено на данный момент в городе
  3. 20 предприятий по переработке вторсырья работает в Новокузнецке, а также один современный полигон твердых бытовых отходов с сортировочной линией
комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Ирина Савина

Ирина Савина

председатель комитета охраны окружающей среды и природных ресурсов администрации Новокузнецка

В Новокузнецке действует проект «Умный город» по установке сетчатых контейнеров для пластика, макулатуры, жестяных банок — уже есть более ста контейнеров, откуда ведется постоянных сбор вторсырья. Кроме того, в организациях сектора здравоохранения уже практически два года реализуется проект «Зеленая гвардия»: там все отходы разделяются и отправляются на утилизацию. Также ведется работа со школьниками по проекту «Озон». Учащимся культура обращения с отходами преподносится в виде различных конкурсов с призами: например, кто больше всех сдаст макулатуры. В учреждениях сферы культуры также работает аналогичная программа «Зеленый курс». Кузбасской ассоциацией переработчиков запущен проект «Экомобиль», который собирает вторсырье в жилом секторе...

Как результат, отношение жителей к мусору сильно изменилось: даже те, кто проживает в частном секторе, просят организовать им инфраструктуру для раздельного сбора отходов. Граждане видят экономию благодаря уменьшению объемов вывозимых на полигон отходов.

читать дальше свернуть »
В отличие от частных лиц для компаний решение вопроса утилизации мусора больше не является вопросом личной инициативы. С этого года производители впервые были обязаны исполнять расширенную ответственность, утилизируя свои товары и их упаковку, или уплачивать экологический сбор. Как следствие в мае 2017 года была официально зарегистрирована и начала свою работу Ассоциация производителей, импортеров электробытовой и компьютерной техники, осуществляющих самостоятельное выполнение нормативов по утилизации отходов — «СКО Электроника — утилизация». В ассоциацию вошли 13 компаний, в том числе, АО «Сони Электроникс», АО «Индезит интернешнл», ООО «Филипс», ООО «Канон.ру», ООО «Делл», ООО «Самсунг Электроникс Рус Калуга», ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», ООО «Панасоник Рус».
комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Антон Гуськов

Антон Гуськов

директор по связям с общественностью Ассоциации торговцев и производителей электробытовой и компьютерной техники

Компании выбирают самостоятельную утилизацию по ряду причин. Во-первых, это экономически выгоднее — экологический сбор в любом случае платить дороже, и вообще он воспринимается как штраф за неисполнение обязательств. Кроме того, для мировых компаний самостоятельно заниматься утилизацией — общепринятая практика...

Сейчас мы на этапе заключения договоров с переработчиками. Поскольку в России рынок утилизации электронного лома не сформирован, это крайне непросто. Практика найма партнеров для утилизации показала, что в настоящее время большинство из них не имеют лицензии на утилизацию, а занимаются только обработкой отходов. Заявляемые ими мощности по утилизации являются по факту мощностями по ручной разборке техники на компоненты. Безусловно, самым проблемным моментом остается система сбора отходов. В России сегодня нет ни раздельного, ни специального сбора. Причем если предпосылки к созданию раздельного сбора отходов есть, то система сбора отходов электронного оборудования отсутствует совсем (специальные площадки, определяемые в территориальных схемах обращения с отходами, контейнерные площадки, мобильные и стационарные приемные пункты). Утилизирующие компании не готовы заниматься сбором электроники у населения, а сложность получения лицензий на сбор малым бизнесом ставит под вопрос возможность организации системы сбора электроники в принципе. В этой связи возникает необходимость вкладывать значительные средства в создание защищенных от воздействия погодных условий, охраняемых контейнерных площадок для сбора электроники, что требует существенных временных и финансовых затрат.

Стоит отметить то, что недавно президент РФ дал поручение увеличить нормативы утилизации и расширить перечень товаров и упаковки, подлежащих утилизации. По нашему сектору в ближайшее время этого делать нельзя: в условиях отсутствия системы сбора и острого дефицита лицензированных мощностей по переработке компаниям будет проблематично выполнить эти условия самостоятельно. Они предпочтут выплачивать экологический сбор, и вряд ли кто-то займется решением вопроса утилизации отходов электроники, а значит мусорные полигоны по-прежнему будут заполняться.

читать дальше свернуть »
Переработка отходов помогает выстраиванию модели циклической экономики, то есть созданию безотходного производства, набирающую популярность в развитых странах. Такая экономическая модель включает в себя постоянный круговорот материалов при производстве и потреблении — замкнутый и не истощающий природные ресурсы оборот веществ, которые возвращаются в производство, не попадая в окружающую среду. «Евангелисты» циклической экономики из Ellen MacArthur Foundation считают, что при таком сценарии потребление энергии и использование ресурсов при производстве станут на 25% эффективнее, 50% первичных ресурсов будут заменены вторичными.

Плюсы и минусы переработки

По данным: * Deloitte, ** «Гринпис»

плюсы
Минимизация вредного воздействия на окружающую среду по сравнению с термической обработкой бытовых отходов на МСЗ и/или их захоронением на полигонах;
Минимизация объемов захоронения отходов, а значит снижение выброса парниковых газов;
Экономически целесообразная деятельность, обеспечивающая реализацию и использование переработанных вторичных ресурсов;
Менее инвестиционно затратная схема: $200 на тонну мощности оцениваются вложения в мусороперабатывающее предприятие при максимальных эксплуатационных затратах $30. Для МСЗ эти показатели равны $400 и $50 соответственно; **
Высокие показатели по числу создаваемых рабочих мест: 36 — из расчета утилизации 10 тыс. тонн ТКО в случае переработки, 6 — МСЗ, 1 — мусорные полигоны; **
Сохранение природных ресурсов: например, нефти, расходуемой на производство пластика, и древесины, из которой производятся бумага и картон;
Развитие экологического самосознания граждан и формирование ответственного отношения к окружающей среде;
минусы
Повышение стоимости утилизации мусора за счет роста затрат на раздельную сортировку;
Необходимость проводить серьезную просветительскую работу среди населения: к примеру, упаковки Tetra Pak должны сдаваться отдельно, а пластиковые бутылки перед выбросом необходимо сплющивать;
Переработке подлежат не все виды мусора: например, одноразовые стаканчики для кофе, капсулы для кофемашин и бутылки из-под автохимии не перерабатываются;
Упаковка из переработанных материалов может содержать токсичные химические вещества — например, красители и клей — которые при соприкосновении с пищевым продуктом приводят к его загрязнению.

Мировой опыт

Часть четвертая — о том, как в других странах утилизируют отходы и почему человечеству давно пора сократить свои аппетиты.

Как в других странах утилизируют отходы
Среди главных тем, которые сегодня обсуждает мировое сообщество в связи с ростом объемов мусора,— как более эффективно использовать ресурсы, в частности, перестать выбрасывать почти 1,3 млрд тонн еды в год, как перейти от захоронения отходов к их полной переработке и как справиться с пластиковой эпидемией. Единого подхода к решению этих проблем пока не выработано: разные страны и даже города, входящие в состав одного государства, по-своему решают эту задачу.
Лидером прогрессивного подхода к утилизации мусора в Европе является Германия. В 2014 году 44% муниципального мусора, производимого европейскими странами, перерабатывалось или превращалось в компост, 28% — попадало на свалки, 27% — сжигалось. В то время как в Германии на тот момент на свалках оседал всего 1% бытовых отходов, а процент перебарываемого мусора с учетом производства компоста был самый высокий в Евросоюзе — 64%.
В 1950-х годах в Германии насчитывалось 50 тыс. мусорных полигонов. Программа по их сокращению была принята в начале 90-х. Сегодня в стране около трехсот полигонов, при этом ни один из них не принимает несортированные отходы. В 2022 году Германия планирует вообще отказаться от полигонов, а весь образующийся мусор перерабатывать.
В 1991 году в Германии начала действовать экологическая программа «Зеленая точка», которая установила ответственность производителя за переработку и утилизацию его продукции. Программа была настолько эффективной, что впоследствии была принята во всех странах Евросоюза. «Зеленая точка» — это пиктограмма из двух стрелок разного цвета, заключенных в круг. Она означает, что производитель продукции выплатил установленные законом налоги за вторичную переработку отходов. Чем менее экологичная упаковка, тем выше взнос. Введение данной системы привело к тому, что при производстве стало использоваться меньше бумаги, металла, стекла, что снизило объем производимого мусора.
комментарий эксперта

Комментарии эксперта

Иван Кухнин

Иван Кухнин

руководитель группы по услугам в области устойчивого развития Deloitte

В 2015 году Евросоюз принял план мероприятий, направленный на обеспечение перехода к экономике замкнутого цикла. За ним последовал ряд поправок, внесенных в европейское законодательство в области управления отходами. Были утверждены целевые ориентиры: например, к 2030 году ЕС планирует достичь 65-процентного уровня переработки бытовых отходов, снизить количество городских свалок, ввести экономические стимулы для производителей «зеленых» продуктов. В пищевой промышленности основные стратегии экономики замкнутого цикла — это уменьшение потребительских пищевых отходов и их альтернативное использование, сокращение отходов в ритейле и в цепи поставок. В первом случае работа складывается в основном из информирования покупателей о проблеме и предоставления новых поведенческих сценариев, а сами отходы перерабатываются в корм для животных, компост, биотопливо. Сокращение отходов в ритейле достигается за счет того, что компании прогнозируют спрос и эффективно используют весь объем продуктов до истечения срока годности. Так, во Франции есть закон, обязывающий розничных торговцев подписывать контракт с благотворительной организацией, чтобы близкие к истечению срока годности продовольственные товары, а также недавняя «просрочка», передавались в помощь нуждающимся, а не выбрасывались.

США занимают второе место в мире после Китая по объему производимого мусора, однако уровень переработки здесь ниже, чем в Европе: около 35% с учетом производства компоста (данные на 2014 год). Особенно эффективно с отходами борется Сан-Франциско: уже в 2020 году местные власти планируют выйти на показатель «ноль отходов», то есть перерабатывать весь производимый жителями мусор.
Двигаться в этом направлении Сан-Франциско начал еще в 1999 году, когда горожанам было предложено разделять мусор по трем контейнерам: зеленым — для пищевых отходов, синим — для вторсырья, черным — для мусора на свалку. За десять лет до этого власти Калифорнии обязали все города штата увеличивать объемы переработки вторсырья и к 2000 году довести их до 50%.В 2002 году администрация Сан-Франциско поставила перед собой цель к 2010 году перерабатывать 75% отходов вместо того, чтобы отправлять их на мусорные полигоны или мусоросжигательные заводы. Для сравнения, аналогичный показатель для Нью-Йорка оставляет всего 16%.
Параллельно созданию системы раздельного сбора мусора в Сан-Франциско и вокруг него стала создаваться инфраструктура для переработки отходов. Сейчас содержимое зеленых баков на специализированных предприятиях очищается от загрязнителей — в основном пластика, превращается в компост и уже через несколько месяцев отправляется на фермы и виноградники как удобрение. 80% содержимого синих баков — бумага и картон. Бумага в хорошем состоянии перепродается в Китай, менее кондиционная отдается на переработку. Стекло, пластик и алюминиевые банки также отправляют на многочисленные фабрики по вторичной переработке.
Власти Сан-Франциско посчитали, что только развития системы сортировки и вторичной переработки мусора будет недостаточно, чтобы достичь показателя «ноль отходов». В конце 2014 года в городе была запрещена продажа одноразовых пластиковых бутылок, а до этого — пластиковых пакетов и использование в упаковке пенопласта. Также городские власти всячески мотивируют население и бизнес. Так, в случае сокращения объема содержимого черного контейнера семья получает скидки на услуги по вывозу мусора. Скидки предоставляются и коммерческим организациям, если они увеличивают объем собранного вторсырья или отходов для компоста.
Инфографика: Еда, которую так и не съели
В отличие от Европы и США большинство азиатских стран не сильно задумывается над мусорным вопросом. Особенно это видно на примере отношения к пластику. Первое место по объемам неутилизированных пластиковых отходов занимает Китай, затем идут Индонезия, Филиппины, Вьетнам, Шри-Ланка, Таиланд. Именно страны Азии обеспечивают 82% пластика, попадающего в океан.
Также за последние годы Азия стала главным источником электронных отходов — мобильных телефонов, компьютеров — при том, что в регионе отсутствует выстроенная система их утилизации. По оценкам Университета ООН, за последние пять лет объем электронного мусора в Азии вырос на 63%. Больше всего таких отходов производит Гонконг: 21,7 кг на человека в год при среднем показателе по региону 10 кг (данные на 2015 год).
Сейчас перед Россией, которая по уровню отношения к отходам находится в одном ряду с азиатскими странами, стоит выбор. Либо мы воспользуемся опытом цивилизованных государств и создадим эффективную систему переработки, либо остановимся на технологии мусоросжигания и самостоятельно пройдем тот путь, на который страны Европы и США потратили двадцать лет.
КОМАНДА ПРОЕКТА:

Текст: Татьяна Мишанина, Ольга Никитина, Маргарита Федорова
Дизайн: Алексей Дубинин
Инфографика: Елена Семячкина
Верстка: Алексей Шабров
Программирование: Антон Жуков
Карты: Дмитрий Белоновский, Алексей Дубинин
Видео: «Гринпис»
Фотографии: Reuters, АР, Фотобанк Лори, «КоммерсантЪ», Рустам Билялов
В проекте также участвовали: Алексей Шаповалов, Сафрон Голиков, Дмитрий Кучев

Отдельное спасибо за помощь в подготовке проекта председателю координационного совета по развитию отрасли обращения с отходами ассоциации межрегионального социально-экономического взаимодействия «Центральный федеральный округ» Альбине Дударевой, члену совета по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования СФ РФ Владиславу Жукову и компании Deloitte.

обсуждение