Коротко


Подробно

Разговоры о бизнесе с «Коммерсантом»: Сергей Шапигузов

Интервью с президентом ФБК Грант Торнтон

Издательский дом «Коммерсантъ» в рамках проекта «Разговоры о бизнесе» продолжает серию встреч с бизнесменами России. В этот раз руководитель отдела финансов газеты «Коммерсантъ» Ксения Дементьева беседует с одним из основателей, президентом ФБК Грант Торнтон Сергеем Шапигузовым.


Сергей Шапигузов — глава компании ФБК Grant Thornton. Один из наиболее авторитетных российских экспертов в сфере аудита. Публикуемый газетой «Коммерсантъ» рейтинг топ-1000 российских менеджеров на протяжении многих лет отмечает его в числе лучших управленцев России.

Ведущая: Несмотря на общие каникулы, на рынке аудита такая «горячая» пора. Идет обсуждение смены регулятора. Как вы в целом, как глава одной из крупнейших аудиторских компаний в России, относитесь к происходящему? И насколько логичными и обоснованными считаете данные перемены?

Сергей Шапигузов: Мы этих перемен на самом деле давно уже ждем. И мне кажется, что то, что предполагается изменить, будет на пользу прежде всего не аудиту, а на самом деле нашей экономике, нашему бизнесу. Мне кажется, здесь требуются какие-то генетические изменения, а они никогда не бывают быстрыми. Поэтому ЦБ сейчас очень неплохо проанализировал нынешнюю ситуацию. И те решения, которые он предлагает,— это те решения, которые многие аудиторы (ну, в том числе и я) считают необходимыми уже давно.

Ведущая: Но, несомненно, те реформы, которые предлагает ЦБ, приведут к сокращению числа игроков на рынке. По вашим ощущениям, сколько аудиторов достаточно в России? И сколько может остаться после реформ ЦБ?

Сергей Шапигузов: Аудит — это довольно сложная технология, которая требует большого количества людей, специализирующихся по разным направлениям. Это и планирование аудита, это контроль, это и документирование, это контроль за соблюдением стандартов, разработка всевозможных методик. Только большая фирма способна вообще проводить аудит крупных компаний.

Ведущая: Сейчас у нас более четырёх тысяч компаний. По-вашему, сколько из них способно работать с крупными игроками?

Сергей Шапигузов: Вот это хороший вопрос. Я бы так сказал: после завершения реформы может остаться от 800 до 1500 аудиторских компаний (это не моя оценка). А сколько из них способно реально работать с большими, крупными компаниями — то, мне кажется, в современных условиях эти компании уже существуют, они работают. Я думаю, что это не больше...

Ведущая: Шести?

Сергей Шапигузов: Нет. Ну, все-таки давайте мы расширим немножко круг. Скорее всего, я бы сказал... я сначала хотел сказать 20, потом подумал, что, может быть, и 30 неплохо. Нет, 30 я не смог бы назвать. Даже 20, наверное, с трудом назову компаний, которые могли бы действительно проводить полноценный аудит.

Ведущая: То есть вам в принципе и не о чем беспокоиться? Поскольку вы входите в топ-6.

Сергей Шапигузов: Ну, да.

По версии рейтингового агентства «Эксперт», компания ФБК входит в топ-3 крупнейших аудиторских организаций страны. Клиентами ФБК являются ключевые компании и государственные институты, в том числе «Газпром» и Центральный банк России.

Ведущая: Вы являетесь аудитором Банка России. Насколько сложно вашей компании работать именно как аудитору? Ведь ему тоже приходится задавать всякие вопросы и получать разные ответы. И там еще больше, наверное, каких-то секретных моментов, чем в любом банке?

Сергей Шапигузов: Такой, так сказать, панегирик в честь Центрального банка нашего. Особенно с приходом нового председателя там проводятся очень серьезные реформы, которые затрагивают практически все абсолютно бизнес-процессы в банке. И мы видим, насколько люди заинтересованы, эффективно работают над тем, чтобы перестроить работу банка на более современный лад. У них это здорово получается. Я очень радуюсь, что у нас есть такие люди и такая команда, которая способна...

Ведущая: И такой клиент.

Сергей Шапигузов: Нет, давайте мы «клиент» — за скобки. Просто мне повезло, что я могу увидеть это все.

Ведущая: А какого другого регулятора вы могли бы видеть? Минфин?

Сергей Шапигузов: Знаете, я не регулятора бы видел. Мое предложение такое: регулирование отдать ЦБ. А контроль оставить за Минфином.

Ведущая: Мы сейчас с вами много говорили про аудит. А у вас компания все-таки занимается не только аудитом, но также консалтингом, и оказывает юридические услуги. Вы давно руководите этой компанией, стоите у ее истоков. Вам что больше интересно и что сейчас является более перспективным направлением? И что все-таки является основной частью вашего бизнеса? И хотели бы вы как-то изменить это соотношение?

Сергей Шапигузов: Я считаю, что бизнес держится на четырех китах: это аудит, управленческое консультирование, оценка и это налоги и право. Что касается последнего, то мы действительно здесь достигли больших успехов — мы входим практически во все международные рейтинги, связанные с оказанием юридических услуг.

Юристы, адвокаты и налоговые консультанты «ФБК Право» неоднократно были рекомендованы к сотрудничеству российскими и международными рейтингами. В том числе Chambers, The Legal 500, Best Lawyers и «Право-300».

Ведущая: А вам лично какое направление более интересно?

Сергей Шапигузов: Дело в том, что я вообще-то изначально, работая на кафедре бухгалтерского учета и анализа хозяйственной деятельности МГУ, больше занимался экономическим анализом. Поэтому для меня всякие аналитические вещи интереснее, чем чисто аудит. Поэтому управленческое консультирование — в таком широком смысле, слияние-поглощение, дью-дил, финансовый анализ...

Ведущая: Вы входите в «большую шестерку». Есть «большая четверка». Насколько вы чувствуете конкуренцию с ними?

Сергей Шапигузов: Феномен «большой четверки» — это мировой феномен. И он связан, конечно, прежде всего, с транснациональными корпорациями. И в этом смысле «четверка», даже будучи абсолютно национальной компанией, может быть в какой-то стране (но не у нас, правда), она все равно в качестве приоритета — упор делается на «транс», не на «национальном». Потому что основные клиенты «большой четверки» — это глобальные компании. Правда, сейчас в мире, мне кажется, меняется тональность, или ударение поменялось с «транс» на «национальное». Об этом заявляют не только Соединенные Штаты, но и Китай, Индия и многие другие страны. Россия, естественно, в том числе. И в этом смысле, мне кажется, что «четверка» была, есть и будет звеном, которое в основном обслуживает интересы транснациональных компаний. Фирмы, которые идут после «большой четверки», все-таки национальные компании, которые осуществляют свой бизнес в интересах этой экономики, этой страны, где они работают и с теми компаниями, которые прежде всего ориентированы на внутренний рынок.

Ведущая: Давайте поговорим о ваших планах по развитию бизнеса. Какие задачи вы ставите для себя на ближайшее будущее? Или, может быть, у вас появятся какие-то крупные новые интересные клиенты?

Сергей Шапигузов: Знаете, я ожидаю, что у нас будет, наоборот, больше средних клиентов.

Ведущая: То есть вы с оптимизмом смотрите в будущее?

Сергей Шапигузов: В нашей стране всегда как-то так опасно...

Ведущая: Давать прогнозы?

Сергей Шапигузов: Да, делать прогнозы. И в общем-то непонятно, что из этого в конечном итоге получится. Но хотелось бы, чтобы реально какие-то изменения произошли. Это очень важно для нашей профессии. И было бы здорово, если этим занялся бы Центральный банк — в плане регулирования аудиторской профессии.

Ведущая: Это были «Разговоры о бизнесе» с «Коммерсантом». Сегодня мы встретились и пообщались с Сергеем Шапигузовым. Большое вам спасибо за интересный диалог!

Сергей Шапигузов: Вам спасибо! Было очень интересно.

Ведущая: Ждите новых встреч в эфире!

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты