Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Олег Кнорринг / Фотоархив журнала / Олег Кнорринг / Фотоархив журнала "Огонёк"

«У Темченко обнаружено более 340 тонн укрытого от учета и подготовленного к хищению зерна»

Как МВД СССР пыталось бороться с хлебной мафией

от

Во время голода 1946–1947 годов МВД СССР предприняло беспрецедентные усилия по борьбе с хищениями зерна и хлеба. К концу 1947 года в агентурно-осведомительной сети, работавшей на «хлебном направлении», состояло 142 878 резидентов, агентов и осведомителей. А на основании их информации за год было расследовано 155 871 уголовное дело. Причем далеко не все из них были делами «о трех колосках».


«С расхищением и разбазариванием»


Сейчас в это, возможно, верится с трудом, но в СССР на протяжении многих лет главной задачей сотрудников правоохранительных органов, занимавшихся борьбой с экономическими преступлениями, были не подпольные торговцы золотом или валютой и даже не фальшивомонетчики, а те, кто похищал или перепродавал хлеб и зерно.

Объяснялось это просто. Деятельность немногочисленных фальшивомонетчиков негативно отражалась на благосостоянии нескольких десятков или сотен людей в год. Операции крупных спекулянтов проходили в чуть более широком кругу имевших значительные накопления граждан. Но любые перебои с получением самого главного продукта питания ухудшали и без того нелегкую жизнь подавляющего большинства советских людей. Особенно в военные и голодные годы.

Конечно, среди тех, кого наказывали в те времена за хищение хлеба, было огромное количество крестьян, набравших зерна в поле, чтобы накормить голодных детей. Но были и крупные расхитители, воровавшие тонны хлебопродуктов.

За 1942 год, как свидетельствуют данные НКВД СССР, была выявлена 13 801 организованная группа расхитителей зерна и хлеба. А в целом за этот самый тяжелый год войны при обысках у обвиняемых было изъято 1 700 785 кг хлебопродуктов. В следующем, 1943 году, было «вскрыто», как было принято тогда говорить, уже 25 977 организованных групп. А количество изъятых хлебопродуктов выросло почти вчетверо — до 6 635 626 кг.

Сосредоточение сил и средств на «хлебном направлении» сделали его образцовым в Главном управлении милиции. В «Докладе о работе органов милиции по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией», утвержденном 28 июля 1944 года, говорилось:

«Работа по борьбе с расхищением и разбазариванием хлеба на протяжении всего военного периода проводилась более эффективно, чем по другим объектам».

В том же документе указывалось, что милиционеры постоянно следили за тем, чтобы зерно нигде не оставалось без охраны, проверяли пункты приема зерна, элеваторы, базы и мельницы и документооборот на них. Но, главное, на всех этих объектах они заводили вольных и невольных помощников, вербуя агентуру. И это помогло работе милиции в первом послевоенном году, когда в стране начался голод.

«Обезлюживаются и идут к пропасти»


О том, что в то время происходило в деревнях, заведующий Пореченским отделом народного образования Великолукской области В. И. Иванов 14 апреля 1946 года писал в ЦК ВКП(б):

«Наш район, находясь три года под немецкой оккупацией, сильно пострадал. Большая часть района уничтожена до основания. Население вернулось на голую землю, поросшую бурьяном и кустарником, изрытую траншеями и усеянную минами.

За два года после освобождения женщины, старики и дети проделали значительную работу по восстановлению района, но обеспечить себя продуктами не смогли.

В прошлом 1945 году колхозники, копая землю лопатами и нося на своих плечах семена за 30–40 км., мало посеяли и получили плохой урожай и, благодаря частым дождям и отсутствию сельскохозяйственных построек, понесли громадные потери при уборке урожая.

В результате этого 14 колхозов не выдали колхозникам ни одного грамма хлеба, а другие колхозы выдали по 100–200 граммов (за трудодень.— “История”), но не обеспечили себя семенами.

Два года колхозники ничего не получали за свою работу в колхозе, они жили за счет своих приусадебных участков и продажи последних вещей в Латвию на хлеб.

Весной этого года эти источники истощились и большая часть населения оказалась в безвыходном положении. Голод доходит до того, что население ест падаль, заячий помет и другие несъедобные вещи. Имеются смертные случаи. Многие колхозы оказались накануне распада.

Трудоспособные колхозники, молодежь, демобилизованные воины уходят из колхозов в поисках хлеба. В колхозах остаются только немощные старики, дети и многосемейные вдовы. Целые сельсоветы обезлюживаются и идут к пропасти.

Во многих колхозах почти нет трудоспособных, не хватает семян, мало тягла, нет инвентаря, отсутствует всякая трудовая дисциплина и порядок. Население крайне недовольно и обозлено. Оно надеется получить помощь от государства.

План весеннего сева не может быть выполнен в нашем районе, если не оказать людям срочной помощи. Небольшие фонды хлеба, отпускаемые населению через Гособеспечение, являются каплей в море».

Но очень скоро и эти фонды уменьшились до минимума. 27 сентября 1946 года Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило постановление ЦК и Совета министров СССР «Об экономии в расходовании хлеба», в котором говорилось:

«К сильной засухе, постигшей нынешним летом значительное количество областей нашей страны, за последние две недели прибавились новые нежелательные моменты. Уборка хлеба в наиболее урожайных районах, какими являются Сибирь, Казахстан, центральные и северные области, происходит в неблагоприятных климатических условиях при систематических дождях! По этой причине хлебные ресурсы государства претерпели дальнейшее сокращение.

Ввиду этого и в целях бесперебойного обеспечения населения хлебом до нового урожая Совет министров Союза ССР и ЦК ВКП(б) признали необходимым теперь же пойти на некоторое сокращение расходования государственных хлебных ресурсов — сократить контингент снабжаемого населения, проживающего в сельской местности, снять с пайкового снабжения хлебом в городах и рабочих поселках часть неработающих взрослых иждивенцев и несколько уменьшить остальным иждивенцам норму выдачи хлеба по карточкам. Совет министров СССР и ЦК ВКП(б) при этом учитывают, что за последнее время произошло значительное понижение цен на продукты на колхозных рынках, и это дает лицам, снимаемым с пайкового снабжения, как в сельской местности, так и в городах, покупать продукты на колхозных рынках.

Исходя из сказанного, Совет Министров Союза ССР и ЦК ВКП(б) постановляют сократить отпуск хлеба на октябрь 1946 г. на 485,9 тысячи тонн (в переводе на зерно) против уровня расхода по сентябрьскому плану, установленному в размере 1676,7 тысячи тонн по всем статьям расхода. В этих целях осуществить следующие мероприятия:

1. Сократить расход хлеба по пайковому снабжению населения на 294 тысячи тонн, или на 30% к уровню сентябрьского плана пайкового снабжения, установленному в размере 981 тысяча тонн, произведя это сокращение за счет:

а) уменьшения с 1 октября с. г. на 70% фондов хлеба, выделяемых для снабжения населения, проживающего в сельских местностях… В связи с этим обязать Министерство торговли СССР т. Любимова совместно с председателями облисполкомов, крайисполкомов, Советов Министров союзных и автономных республик сократить контингент снабжаемых в сельской местности на 23 млн. человек, в том числе за счет иждивенцев, рабочих и служащих совхозов, подсобных хозяйств и МТС, рабочих и служащих предприятий и учреждений местной промышленности, промысловой кооперации; рабочих и служащих лесоохраны;

б) снятия с пайкового снабжения хлебом в городах и рабочих поселках неработающих взрослых иждивенцев (кроме учащихся и лиц, связанных с уходом за малолетними детьми) в количестве 3,5 млн. человек…

в) прекращения отпуска хлеба и крупы сверх норм по карточкам по всем видам дополнительного питания всем категориям населения…

г) уменьшения с 1 октября 1946 года нормы выдачи хлеба всем иждивенцам с 300 до 250 граммов в день на человека, а детям с 400 до 300 граммов…»

Естественно, немедленно нашлись желающие заработать на трудностях, которые тут же попали в поле зрения агентурной сети МВД.

«Привлечено 13.350 председателей колхозов»


«В отчетном году,— говорилось в докладе о борьбе с хищениями за 1947 год,— увеличилась численность агентурно-осведомительной сети в колхозах, МТС, совхозах и объектах Министерства заготовок. Так, по состоянию на 1 января 1948 года состояло 142.878 человек, в том числе: 4.282 резидента, 3.794 агента и 132.802 осведомителя».

Однако эффективность работы этой значительно расширенной, как констатировалось в докладе, сети оказалась ниже ожидаемой:

«Подавляющее количество преступлений в перечисленных объектах, в особенности в колхозах и совхозах, было вскрыто не при помощи агентуры, а в результате оперативно-наружных мероприятий и по официальным данным».

Но итоги работы милиции на «хлебном направлении» выглядели впечатляюще:

«Общие результаты работы органов милиции по борьбе с преступлениями в объектах сельского хозяйства и Министерства заготовок в 1947 г. характеризуются следующими данными.

В 1947 г. по этим объектам закончено 155.871 уголовное дело, по этим делам привлечено 219.994 человека, из них арестовано 104.797 человек (в 1946 г. закончено 104.651 дело, привлечено — 158.197 человек, арестовано — 52.916 человек)…

Резко возросло в отчетном году количество вскрытых организованных групп расхитителей. За год вскрыто 49.029 групп (в 1946 г. 32.780 групп). В том числе вскрыто преступных групп по колхозам и совхозам 41.475 и по объектам Министерства заготовок 6.732 группы.

В течение 1947 года возбуждено 116.219 уголовных дел о расхищении, разбазаривании и порче хлеба, по которым привлечено к ответственности 176.812 человек. По этим делам установлено хищение 17.006 тонн хлеба. У преступников изъято 11.007 тонн похищенного хлеба».

Особое внимание в этом докладе обращалось на участие в хищениях материально-ответственных работников и руководителей:

«Большое количество хищений было вскрыто с участием руководящих работников сельскохозяйственных и заготовительных организаций и колхозов.

Так, например, только за хищения хлеба, по неполным данным, привлечено 13.350 председателей колхозов, членов правлений и других руководящих работников колхозов,

1.833 директора пунктами, базами и элеваторами (так в тексте.— “История”) и 11.519 человек материально-ответственных лиц “Заготзерно” и мельничных предприятий. За пять месяцев (август—декабрь) 1947 г. за хищения хлеба привлечено сторожей в колхозах 5.358 человек и в объектах “Заготзерно” и мельничных предприятий — 2.033 человека. За этот же период привлечено в колхозах 3.303 кладовщика».

В МВД составили и довольно подробный перечень методов хищений зерна и хлебопродуктов:

«Наиболее распространенными способами создания преступниками излишков товаро-материальных ценностей для хищения и методами сокрытия следов хищения является обвешивание при отпусках и приемке сельхозпродуктов; уменьшение нормы высева семян и увеличение количества засеянных площадей; сокрытие от учета собранного урожая; получение за взятки фиктивных приемных квитанций сдатчиками сельхозпродуктов государству; завышение сорности и влажности принимаемого зерна и овощей; составление фиктивных актов на подработку, усушку и порчу сельхозпродуктов; неполное оприходование средств, вырученных от реализации товаро-материальных ценностей; списание сельхозпродуктов на кормление скота; составление фиктивных ведомостей на выдачу сельхозпродуктов колхозниками; симуляция хищений; различного рода подделки и подлоги с документами».

Проблема заключалась лишь в том, что ни тогда, ни позднее хищения не прекратились.

«Путем укрытия от учета»


В ноябре 1957 года министр внутренних дел СССР Н. П. Дудоров проинформировал ЦК КПСС о массовых хищениях зерна в стране. Причем примеры использованных расхитителями способов точно соответствовали тем, что приводились в отчете без малого десятилетней давности. О сокрытии от учета собранного урожая в докладе Дудорова говорилось:

«В Читинской области выявлена группа расхитителей, в состав которой входили заведующий складом совхоза “Приаргунский” БЫКОВ, заведующий током КУЗЬМИН, шофера БОЛЬШАКОВ, ПАРЫГИН, заведующий складом Быркинской мельницы ЧЕРНЫХ и другие, всего 8 человек. Эти лица, воспользовавшись отсутствием должного контроля за их работой со стороны администрации совхоза, похитили 14 тонн зерна, которое продали местным жителям, а вырученные деньги присвоили».

А то, что «уменьшение нормы высева семян» не прекращается, доказывал другой пример:

«В Елецком районе Липецкой области бригадир колхоза им. Хрущева БОГДАНОВ недовысевал на каждый гектар земли по 18 килограммов ржи.

Создав таким образом излишки 5,2 тонны зерна, он пытался похитить эту рожь.

Работники Шульдерского совхоза Южно-Казахстанской области НОСКОВ, ДЗЮБИН, САРТАЕВ таким же способом “сэкономили” 4,5 тонны семян озимого ячменя, часть которого продали на рынке, оставшиеся 2 тонны зерна у них изъяты».

Но рекордсменами в хищениях, безусловно, оставались те, кто хранил зерно:

«Наиболее крупные хищения были вскрыты на ряде пунктов и баз Министерства хлебопродуктов СССР, где они совершались путем укрытия от учета части зернопродуктов, образовавшихся в излишке в результате обмана хлебосдатчиков, завышения процента влажности и засоренности принятого зерна, а также завышения установленных норм списания его на потери.

Так, группа расхитителей, действовавшая на Рубцовском хлебоприемном пункте Алтайского края, в составе главного бухгалтера МИЛЕШИНА, бухгалтера МИРОШНИКОВОЙ, заведующего складом ЧЕРНЫШЕВА и других, всего 13 человек, создала указанным способом излишки зерна в количестве 200 тонн. Это зерно преступники оприходовали под видом принятого от разных лиц в порядке госзакупок, а деньги в сумме 218 тысяч рублей, якобы уплаченные хлебосдатчикам, присвоили.

Заведующие складами Чебоксарского пункта Чувашского республиканского Управления хлебопродуктов ЛАЗАРЕВ, ИВАНОВ, КАМАЕВ и помощник начальника пожарно-сторожевой охраны СОКОЛОВ, создав аналогичным способом неучтенные излишки хлеба, похитили и по сфабрикованным документам вывезли с территории пункта более 25 тонн пшеницы, 9 тонн ржи, 4,5 тонны муки и все это реализовали среди местного населения.

Созданные на приемных пунктах и базах неучтенные излишки зерна преступники реализовывали иногда при помощи отдельных работников потребительской кооперации.

В Карагандинской области привлечены к уголовной ответственности заведующий глубинным пунктом при совхозе “Комсомольский” Кувского района СМАГУЛОВ, заготовитель райзаготконторы ЕСКАЗИНОВ, заведующий складом райпотребсоюза ЖАНКАШОВ и экспедитор МУСИН. Установлено, что СМАГУЛОВ путем обмана хлебосдатчиков создал на пункте излишки зерна, а затем по сговору с указанными лицами оформил фиктивные документы о якобы произведенной ими закупке 50 тонн пшеницы. В результате этой жульнической операции преступники получили в райзаготконторе и присвоили 30 тысяч рублей.

В Ставропольском крае арестованы весовщик механизированного тока колхоза “Советская Россия” ТЕМЧЕНКО и заготовитель заготконторы Георгиевского райпотребсоюза МХИТАРОВ, которые путем составления фиктивных приемных документов на фактически несданный хлеб похитили 60 тысяч рублей. Кроме того, в результате произведенной ревизии у ТЕМЧЕНКО обнаружено более 340 тонн укрытого от учета и подготовленного к хищению зерна».

Министр внутренних дел Дудоров, как и его предшественники, просил ЦК КПСС улучшить в системе хранения хлебопродуктов охрану, систему учета и не принимать туда на работу уже отбывших наказание за хищения.

Но в стране, где испокон века никакие корыстные проступки подчиненных невозможны без негласного одобрения начальства и его участия в прибылях, установление настоящего учета и контроля — несбыточная мечта.

Евгений Жирнов


Комментарии
Профиль пользователя