Коротко


Подробно

Фото: Андрей Луковский / Коммерсантъ   |  купить фото

Колония смертельного режима

Суд рассмотрит дело об избиении осужденного до смерти на Южном Урале

В Металлургический суд Челябинска направлено уголовное дело в отношении четырех сотрудников исправительной колонии № 2, которые обвиняются в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинении тяжких последствий. По версии следствия, в декабре 2015 года двое фигурантов дела избили одного из заключенных резиновой дубинкой, а еще двое — задушили другого заключенного, уроженца Чечни Султана Исраилова, привязав его шарфом к решетке окна. По неофициальным данным, дело возбудили после вмешательства главы Чечни Рамзана Кадырова. В ходе расследования дела один из фигурантов дела покончил жизнь самоубийством.


СУ СКР по Челябинской области завершило расследование уголовного дела в отношении четырех экс-сотрудников исправительной колонии № 2 (ФКУ ИК № 2) Александра Донцова, Владимира Малинина, Виктора Подкорытова и Виктора Завиялова. Как сообщает пресс-служба ведомства, они обвиняются по разным пунктам ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение полномочий с применением насилия, оружия или спецсредств, а также с причинением тяжких последствий»). По версии следствия, 21 декабря 2015 года обвиняемые привязали шарфом к решетке окна штрафного изолятора (ШИЗО) 39-летнего заключенного Султана Исраилова. Мужчина почти сразу скончался от удушения. В этот же день избили другого заключенного (в материалах дела указан как А. Черников). Уголовное дело направлено в суд Металлургического района Челябинска, а начальнику регионального ГУФСИН России вынесено представление об устранении причин, повлекших преступление.

В обвинительном заключении сказано, что оперуполномоченные Александр Донцов и Виктор Подкорытов вместе с замначальника оперативного отдела Виктором Завияловым избили уроженца Магнитогорска Черникова. Подкорытов, будучи нетрезв, стал будить спящего, который объяснил, что имеет законные основания спать в утренние часы. Это не понравилось Подкорытову, и он ударил заключенного по голове, отчего Черников отлетел к кровати и по инерции случайно толкнул оперуполномоченного. Это разозлило сотрудника колонии, он пожаловался Завиялову и Донцову, а Черникова провел в ШИЗО. Там Донцов взял у дежурного ШИЗО резиновую палку и сильно ударил ею заключенного по голове. Донцов, Подкорытов и Завиялов продолжили бить заключенного, повалив лицом в пол. Голову осужденного удерживал ногой Завиялов, «в результате чего на его голове остался отпечаток подошвы».

По словам члена общественной наблюдательной комиссии (ОНК) за местами принудительного содержания граждан по региону Валерии Приходкиной, в момент конфликта Черникова с Подкорытовым в помещении присутствовал Султан Исраилов, который вступился за заключенного. Он был старшиной отряда, сотрудники ИК, заключенные и медперсонал характеризовали его положительно, однако указывали, что он имел взрывной характер. Через месяц Исраилова должны были освободить условно-досрочно. В ШИЗО, где избивали Черникова, он оказался пятью часами позже, после планового осмотра помещений. В материалах обвинения сказано, что при обыске сотрудник ИК вырвал панели шкафа Исраилова. Заключенный возмутился, сказав, что «сотрудники ломают все, что заключенные делают своими руками». Следствие считает, что он употребил «неустановленную спиртосодержащую жидкость, которая не была изъята в ходе обыска. Указывается, что при обыске обнаружили 10 л «жидкости с признаками брожения» и аппарат для изготовления самогона. При судебно-химическом исследовании медики обнаружили этиловый спирт в крови погибшего в концентрации 1,5%. Госпожа Приходкина считает, что данные сфальсифицированы — Исраилов не был пьян, а побои ему нанесли за то, что он вступился за другого заключенного. После ссоры во время досмотра Исраилова сопроводили в досмотровую комнату ШИЗО. Согласно показаниям, он был на взводе и нецензурно выражался в адрес Донцова и Малинина. Разозлившись, Малинин ударил Исраилова рукой в грудь, он упал на скамейку и ударился о стену. После этого Малинин попросил дежурного по ШИЗО Владимира Зорина отдать ему резиновую дубинку и выйти на улицу. Заковав заключенного в наручники, Малинин и Донцов избили его. Далее они затянули на шее Исраилова петлю из шарфа, конец которого привязали в решетке окна под потолком. Потом оба вышли из помещения, приказав Зорину также туда не входить. В материалах дела отмечено, что Исраилов умирал от удушения, не имея возможности снять с шеи петлю. Сотрудники ИК, обнаружив труп, сняли с него наручники перед тем, как сфотографировать (фальсификацию выявили при осмотре тела и следственном эксперименте). Жене погибшего и заключенным сотрудники колонии сообщили, что Исраилов покончил жизнь самоубийством, однако многие в это не поверили, зная, что Исраилов был чеченцем и соблюдал мусульманские традиции. Через пять дней после смерти Исраилова 500 осужденных устроили голодовку, потребовав объективной проверки его «самоубийства». 27-летний Владимир Зорин, у которого подсудимые взяли дубинку и наручники, в мае 2016 года дома покончил жизнь самоубийством.

Адвокат семьи Исраилова Андрей Лепехин рассказал, что, по неподтвержденной информации, возбуждения дела о смерти заключенного добился глава Чечни Рамзан Кадыров. По мнению госпожи Приходкиной, сторонняя помощь не понадобилась — доследственная проверка была проведена оперативно. Главная трудность касалась свидетелей. «Когда это произошло, я оказалась на месте преступления и все сфотографировала. Мы выложили фотографии и отправили в ГУФСИН, во все комитеты, в прокуратуру — всюду. Тех людей, которые давали показания по делу, вывезли, за них шел бой. Один сидит в Карелии, на него оказывалось психологическое давление, он и вены себе вскрывал. На сегодняшний день в колонии сменилось все руководство и практически все сотрудники. Что касается начальника колонии — я не знаю, привлечен он к ответственности или нет. Слышала, что он в бегах»,— рассказала госпожа Приходкина. Получить оперативный комментарий ГУФСИН РФ по Челябинской области не удалось: пресс-секретарь находится в отпуске, на месте в ведомстве не оказалось никого, кто смог бы дать комментарий. По словам господина Лепехина, суд может быть долгим, поскольку в деле фигурируют около 60 свидетелей. Обвиняемым грозит от трех до десяти лет лишения свободы.

Кира Дюрягина


Коммерсантъ (Челябинск) от 13.10.2017
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

Темы

обсуждение