Коротко


Подробно

Фото: Андрей Пронин / Коммерсантъ

Дефициту топлива в Казахстане нашли виновных

Борьба с ростом цен на бензин началась с отставок

Рост цен и дефицит бензина в Казахстане обернулись выговорами для руководителей «Казмунайгаза» и Минэнерго страны, а также кресла одному из заместителей министра энергетики. Однако по мнению собеседников “Ъ” на местном рынке, текущий кризис является объективным следствием попыток государства регулировать розничные цены при существенной зависимости Казахстана от импорта топлива из России.


Дефицит нефтепродуктов в Казахстане и рост цен заставили правительство страны искать виновных. Сегодня премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев предложил объявить выговор главе «Казмунайгаза» Сауату Мынбаеву и министру энергетики Канату Бозумбаеву, а заместителя последнего — Асета Магауова — уволил.

Причиной столь жесткой реакции стала сложившаяся в стране ситуация с бензином Аи-92. Начиная с 10 сентября цены на этот вид топлива на АЗС Казахстана пошли вверх, и одновременно на некоторых автозаправочных станциях перешли на отпуск бензина по талонам. В октябре розничная цена выросла со 147 до 155 тенге за литр (примерно 26,3 руб.). А в ряде регионов на заправках бензина просто не осталось. Несмотря на то что бензин в Казахстане традиционно импортируется из России, он стоит дешевле из-за более низких акцизов, причем в последние несколько лет этот разрыв резко увеличился из-за роста акцизов в России. Сейчас акцизы в России более чем в два раза выше, чем в Казахстане, и составляют 10,13 тыс. руб. на тонну бензина «Евро-5» и 13,1 тыс. руб. на тонну «Евро-4» (оборот последнего запрещен в России, но пока разрешен в Казахстане).

Канат Бозумбаев пытался объяснить премьеру, что причиной роста цен стали перенос планового ремонта одного из казахстанских НПЗ — Павлодарского — с марта на сентябрь-октябрь. На осень также был назначен ремонт Чимкентского НПЗ. В результате доля российского импорта в общем объеме продаж бензина выросла с 20–25% до 40%, а рост цен на топливо в России, а также серьезное ослабление тенге к доллару и рублю (около 17%) увеличили стоимость этих объемов для казахских импортеров. Дефицит товара связан и с регуляторной политикой властей, признал министр. «Учитывая опыт возбуждения прежде административных дел в отношении сетей АЗС за рост розничных цен, интерпретируемый как согласованные действия или ценовой сговор, субъекты рынка не столь активно наращивали объемы импортного продукта из-за риска очередного административного штрафа, и это привело к снижению предложения на внутреннем рынке»,— добавил министр.

Однако Бакытжан Сагинтаев заявил, что «не может принять эти объяснения». «На пустом месте создали напряженность. И все ссылки на курсовую разницу, на цены у соседей, увеличение доли импорта… Раньше мы говорили, что у нас цена ниже и (бензин.— “Ъ”) уходит в Россию. Теперь в России цена выше и те не продают (в Казахстан.— “Ъ”). Это все считаю отговорками и уклонением от своих прямых должностных обязанностей»,— заявил он.

По данным казахского Информационно-аналитического центра нефти и газа, дефицит бензина собственного производства в Казахстане составляет 30%, дизельного топлива — 15%. Ситуация с нехваткой собственного топлива в стране наблюдается с 2011 года. Недостающий объем импортируется из России на рыночных условиях.

Несмотря на то что в 2015 году правительство отказалось от госрегулирования цен на бензин Аи-92, назвать текущее ценообразование рыночным можно лишь условно, рассказал “Ъ” один из крупных трейдеров, попросивший не называть его имя. По его словам, «министерство вынуждено регулировать этот рынок в ручном режиме», поскольку Казахстан зависит от импорта и динамики цен на гораздо более крупном российском рынке нефтепродуктов — так, в период высоких цен в России начинается вымывание бензина с казахского рынка. По мнению собеседника “Ъ”, у проблемы дефицита топлива есть объективные причины и исправить ситуацию можно, прежде всего проведя модернизацию казахских НПЗ, сроки окончания которой неоднократно переносились. Кроме того, необходимо «унифицировать» или хотя бы гармонизировать акцизную политику в России и Казахстане. Собеседник “Ъ” полагает также, что публичное наказание чиновников Минэнерго — «это средство успокоить общественное мнение, Данияр Берлибаев и Асет Магауов очень грамотные специалисты, но они не могут лично исправить существующие объективные перекосы».

Александр Константинов, Астана


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение