Коротко



 

 
 
 
 

Подробно

5G будет зафиксирован в ближайшие два-три года

Гендиректор Tele2 Сергей Эмдин о стандарте связи, снижении издержек и приоритетах в развитии сервисов

В сентябре компания Tele2 открыла в Ростове-на-Дону федеральный центр по работе с персоналом, который будет обслуживать подразделения компании на всей территории России. Генеральный директор Tele2 Сергей Эмдин рассказал о задачах нового подразделения, своем видении тенденций в телекоммуникационной отрасли и о тактике Tele2 в разработке новых продуктов.


— Что стало причиной создания федерального центра по работе с персоналом, и почему местом для его базирования был выбран именно Ростов-на-Дону?

— Для Tele2 вопрос снижения издержек является ключевым. Только если мы сможем добиться более низкой себестоимости по сравнению с другими операторами, мы будем конкурентоспособными на рынке. Это можно сделать в том числе за счет правильного распределения ресурсов. Для этого в прошлом году мы начали большой проект по реструктуризации управления компанией. Основная идея изменений заключается в том, что есть целый ряд функций, которые совсем не обязательно выполнять в каждом регионе, они могут быть сосредоточены в одной точке и оттуда транслироваться на всю территорию страны.

Например, если раньше у нас был отдел кадров в каждом регионе, где присутствует Tele2, то сейчас все операции по работе с персоналом будут сосредоточены в федеральном сервисном HR-центре в Ростове-на-Дону. Специалисты центра будут заниматься первичным отбором кандидатов, администрированием процессов обучения и развития персонала, поддержкой программ компенсаций и льгот, а также обработкой запросов сотрудников и ведением документооборота. Добавлю, что ранее Tele2 открыла центр компетенций B2B, который работает на двух площадках — в Иркутске и Нижнем Новгороде, а также сервисный центр по юридической поддержке и договорной работе в Казани. В дальнейшем мы планируем также запустить центр компетенций коммерческой функции.

В качестве площадки для размещения мы выбрали Ростов-на-Дону потому, что здесь сосредоточено большое количество базовых подразделений компании. Кроме того, сам рынок в южном регионе развивается очень динамично.

— Какие задачи сейчас ставит компания по развитию сетей связи на Юге?

— В настоящее время мы видим огромный рост трафика в сетях, поэтому одна из ключевых задач этого года — удержать достойное качество связи в тех местах, где мы уже присутствуем, защитить сети от перегрузок. Также мы нацелены на опережающее развитие LTЕ-сети. Если в начале года у нас было 25 регионов с LTЕ-покрытием, то на сегодняшний день их число выросло уже до 49. В следующем году мы сконцентрируемся на улучшении покрытия в ключевых для нас регионах. Юг относится именно к таким важным регионам с высоким потенциалом роста и большой базой потенциальных клиентов.

— Сейчас все больше говорят о внедрении стандарта связи следующего поколения — 5G. Когда операторы начнут строить такие сети?

— Действительно, внедрение такого стандарта активно обсуждается. Однако на сегодняшний день единого стандарта 5G еще не существует, он находится на стадии тестирования. В этом процессе участвуют многие вендоры, операторы, производители оборудования. По моим оценкам, этот стандарт будет зафиксирован уже в ближайшие два-три года. Его самое главное преимущество для потребителей заключается в том, что в сетях 5G можно передавать гораздо больше информации на гораздо большей скорости. Соответственно, это даст толчок к активному использованию технологий дополненной реальности, виртуальной реальности и другим смежным технологиям. Еще одна особенность 5G — гораздо более быстрый отклик в сетях, что даст возможность эффективно использовать этот стандарт для дистанционного управления транспортом, роботами, промышленным оборудованием и т. д.

Сейчас мы очень внимательно следим, как будет развиваться этот стандарт. На первых порах, скорее всего, не будет массовых покрытий, как это было с сетями 3G и 4G, поскольку в большинстве случаев эти сети будут нужны крупным корпоративным пользователям, таким как, например, заводы, аэропорты, стадионы. Другими словами, это территории, где единовременно будет присутствовать большое количество абонентов, которым нужны будут сверхскоростные сети.

— Вы сказали о сроке фиксации стандарта 5G в два-три года. А когда такая связь появится в регионах?

— Внедрение нового стандарта будет происходить не на уровне городов, а на уровне кластеров-потребителей. Никто не мешает эту технологию внедрить, например, в новом аэропорту Ростова-на-Дону. Разворачивать сети 5G по территории всей Ростовской области пока что экономически нецелесообразно, потому что обыкновенным пользователям это не нужно и вполне хватает тех технологий, которые сегодня уже работают. Плюс к этому не стоит забывать, что сегодня пока еще не доступны смартфоны, которые поддерживают стандарт 5G.

Но, конечно, у людей могут появиться новые потребности, о которых мы сегодня не знаем. У телекоммуникационной отрасли есть уникальная миссия — она создает новые возможности. Разве лет десять назад мы могли предположить, что сможем пользоваться таким большим количеством сервисов на своем смартфоне, которые есть сейчас? Не исключено, что после окончательного утверждения стандарта 5G откроется целый ряд новых возможностей, в том числе и для массового сегмента.

— В настоящее время многие операторы развивают собственную «экосистему» сервисов — от платежных инструментов до служб такси. Насколько качественно один оператор может удовлетворить такие разные запросы клиентов, не страдает ли при этом качество услуг?

— Предоставление операторами все большего количества сервисов для своих клиентов — это очевидный тренд. Но наступит ли момент, когда 100% клиентов будут пользоваться исключительно теми сервисами, которые предложил им мобильный оператор? Я думаю, что нет, у клиента всегда остается выбор. Хотя если мы посмотрим на международный опыт, можно увидеть, что зачастую это действительно удобно. Если оператор может предоставить выгодные условия на дополнительные сервисы, если партнер подобран правильно, при этом оператор еще и субсидирует трафик — почему бы потребителю этим не воспользоваться?

В то же время я убежден, что операторам не стоит даже пытаться разрабатывать собственные приложения, например финансовые сервисы, мессенджеры и т. д. Это тупиковая ветвь, так как мы в этом случае фактически будем конкурировать с Силиконовой долиной. Надо понимать, что этот рынок очень динамичный, туда вкладываются миллиарды долларов, и мы просто физически не сможем полноценно конкурировать на этом поле. Также надо учесть, что те бренды и сервисы, которые сегодня в топе, через пару лет будут забыты, и их место займут новые «звезды». Поэтому наш подход заключается в том, чтобы увеличивать лояльность абонентов, предлагая им качественные и проверенные сервисы от партнеров.

— Сейчас появляется все больше примеров, когда компании из разных отраслей запускают проекты по созданию виртуальных мобильных операторов связи под собственным брендом. Из последних примеров сотрудничества с Tele2 — компании «Ростелеком», ТТК, Сбербанк, Тинькофф-банк. В чем преимущества такого партнерства для телеком-операторов?

— Направление MVNO сейчас стратегически важно для всех операторов, и вот по какой причине. Рынок мобильной связи в РФ фактически достиг пределов роста. При этом нам как оператору с четвертой по размеру абонентской базой надо обеспечивать существенно более высокие темпы роста компании — выше, чем растет сам рынок. Часть этой потребности мы закрываем сильным брендом Tele2 и честными, конкурентными, выгодными предложениями, которые предлагаем клиентам. Но этого недостаточно.

В то же время на рынке существует целый ряд сильных брендов, которые стремятся увеличивать лояльность своих клиентов, в том числе и за счет предоставления для них услуг мобильной связи. Это может быть смежная услуга, когда крупный оператор фиксированной связи создает MVNO-проект, как в случае с «Ростелекомом» или ТТК. Но могут быть и, на первый взгляд, неожиданные комбинации, когда банк или сеть кофеен хочет стать оператором мобильной связи. И таких примеров появляется все больше.

Что это дает? Для нас как операторов это возможность за счет другого сильного бренда нарастить свою выручку, приобрести дополнительных квазиабонентов (потому что это все-таки не наши абоненты, а абоненты нашего партнера). При этом с технической точки зрения мы ничего не теряем, мы не отдаем нашим партнерам часть наших сетей физически, мы просто повышаем количество абонентов, которые «живут» в наших сетях. Единственное, что от нас требуется,— это более тщательно следить за тем, чтобы не было перегрузок в сетях и не страдало качество связи для наших текущих абонентов. Но сделать это несложно, так как любой MVNO-проект начинается с низкой базы и есть возможность нарастить пропускную способность сетей в случае необходимости.

А что получает при этом наш партнер? Возьмем для примера такой сегмент рынка, как банки. Сейчас банковская сфера также является очень конкурентной, поэтому все банки напряженно ищут возможности для удержания старых клиентов и привлечения новых. И почему бы не повысить лояльность своих клиентов за счет предоставления дополнительных услуг, например мобильной связи для наиболее значимых групп клиентов? Кроме того, иногда партнер исходит из того, что у него сильный бренд и под ним он может продавать широкий спектр услуг — от банковских услуг до мобильной связи. Он не боится выходить в новую сферу, потому что у него устойчивый бизнес, хорошие продавцы и широкая клиентская база.

— Многие аналитики в числе наиболее перспективных направлений телеком-рынка называют «интернет вещей». На какой стадии, по вашему мнению, находится развитие этого сегмента в России?

— Интернет вещей — это очень многообещающий сегмент рынка. Пока еще он очень маленький — меньше процента выручки операторов, но, несомненно, за ним будущее. Просто потому что появляются все новые и новые устройства, которым требуется подключение к интернет-сети. Думаю, что не за горами то время, когда количество SIM-карт для машин превысит количество SIM-карт, которые обслуживают людей. Уже сейчас мы устанавливаем SIM-карты в банкоматах, транспорте, промышленном оборудовании, которое контролирует производственные процессы, и т. д. Следующий шаг — это пользовательские устройства в массовом сегменте: часы, скрининговые камеры, системы безопасности для дома. Если мы посмотрим на международный опыт, то системы «умного дома», различные гаджеты, которые следят за здоровьем людей, фитнес-трекеры, видеокамеры, умные часы уже стали полноценной частью жизни современного человека. И в монобрендах иностранных операторов зачастую больше всего продается именно этих девайсов. Соответственно, такая же история произойдет и в России. В самом ближайшем будущем вы увидите в наших монобрендах «умную полку», на которой будут продаваться такие устройства.

— Если говорить о пользователях-физических лицах, то их всегда в первую очередь волнует вопрос тарифов. Как в ближайшее время, по вашим прогнозам, будет формироваться тарифная политика операторов?

— Думаю, развитие будет идти в двух направлениях. С одной стороны, в розничных магазинах операторы будут предлагать два-три простых тарифа, не более. С другой, сейчас каждый оператор, пользуясь знаниями о клиенте, его предпочтениях, будет предлагать тарифы, заточенные под конкретного абонента. Но это будет происходить уже при прямом общении с клиентом. Технологии Big Data, машинного обучения позволяют анализировать, что действительно важно клиентам, и предлагать оптимальные решения, которые выгодны и абонентам, и компании. Не буду предвосхищать события, но, думаю, уже в этом году мы сделаем несколько революционных шагов в плане формирования тарифов. Это будут абсолютно новые предложения с точки зрения персонификации клиентов, и я уверен, что они в определенном смысле взорвут рынок.

Беседовала Наталья Гордеева, „Ъ-Юг“


Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

спецвыпуск

спецпроект

обсуждение