Коротко


Подробно

Фото: Stringer/File Photo / Reuters

Экономика террористов несет потери

Как строится бюджет запрещенной группировки ИГ

Нефтяные доходы запрещенной в России террористической группировки «Исламского государства» рухнули. Сейчас продажа нефти приносит боевикам лишь $4 млн в месяц, что в десять раз меньше, чем в период расцвета халифата — такие данные привела коалиция во главе с США. Наталия Боева выясняла, могут ли финансовые проблемы привести к краху группировки.


Еще в 2015 году годовой бюджет боевиков составлял $1,2 мрлд, половину из которых приносили нефть и газ. Тогда площадь, занимаемая запрещенной организацией «Исламское государство», превышала 90 тыс. кв. км. Сейчас территория, на которой располагается самопровозглашенный халифат, как минимум, в три раза меньше, а доходы от нефти снизились до примерно $50 млн в год. Их объем в общем «котле» сократился примерно до 10%.

Уменьшение занимаемой площади сказалось и на другой весомой статье доходов — снизились поступления от вымогательства и налогов. В захваченных районах джихадисты собирали дань практически со всего: отчисления со своих зарплат делали даже госслужащие, те, кто оставался на довольствии официального Багдада и Дамаска.

Экономика этого квазигосударства была достаточно хорошо диверсифицирована, рассказал профессор Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев: «Только за счет того, что террористы у крестьян забирали пшеницу, с территории Сирии в позапрошлом году они получили примерно $200 млн. Запасную базу они сейчас создали в районе ливийского Сирта и поставили там кордон. Каждый мигрант, который хочет попасть на территорию Европы, должен заплатить €1,6 тыс. Кроме того, под контролем «Исламского государства» находятся три цементноперерабатывающих предприятия и заводы по производству азотных удобрений. В Хомсе они захватили фабрику, которая печатала загранпаспорта для сирийцев. А ведь еще торговля человеческими органами, из-за которой, например, цены на «черном рынке» в Европе упали за прошлый год на 50%».

Среди других денежных статей — перепродажа археологических артефактов из Сирии и Ирака. Объем этих операций, правда, невелик, поделился генеральный директор Музея Востока Александр Седов: «В Интерполе, говоря о разграблении исторических памятников, заявляли, что речь может идти о десятках миллионов долларов. Местные жители начинают копать и доставать артефакты. Многие из этих раскопщиков когда-то работали в археологических экспедициях. Существуют же «черные» и «серые» рынки торговли древностями. Многие люди заинтересованы в их покупке для украшений своих жилищ. Но ни один серьезный, уважающий себя коллекционер, не говоря уже о музеях, не связывается с такими делами».

С окончательным разгромом террористической группировки на территории Сирии ее экономика также претерпит изменения, но ничего нового мир не увидит. Финансирование будет осуществляться по аналогии с любыми другими бандподпольями или террористами, например, «Аль-Каидой», уверен доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Александр Перенджиев: «Во-первых, это тайное финансирование. Второе, это, конечно, все методы «теневой» экономики — подпольное производство, наркотики, незаконный оборот оружия, выполнение заказных убийств, рейдерские захваты или обыкновенный рэкет».

По оценкам опрошенных «Коммерсантъ FM» экспертов, по итогам 2017 года бюджет «Исламского государства» составит $700 млн. Для сравнения — это почти половина бюджета Таджикистана.

Несмотря на освобождение города Дейр-эз-Зор, большая часть одноименной провинции все еще под контролем боевиков. В руках террористов остаются более 80% нефтяных и все газовые месторождения региона.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение