Коротко


Подробно

Фото: AFP

Колумбия не прощается с оружием

Миру в стране угрожает раскол в FARC и колумбийском обществе

Спустя год после состоявшегося в Колумбии референдума об условиях примирения с группировкой FARC колумбийская нация все так же далека от единства. Как подтвердил “Ъ” экс-президент страны Эрнесто Сампер, не все члены FARC согласились вернуться к мирной жизни. По мнению политика, представители радикального крыла движения повлиять на процесс примирения не смогут, однако сами они думают иначе, обещая «вновь стать армией». Между тем один из высокопоставленных членов FARC, сложивших оружие, непосредственный участник мирных переговоров Лукас Карвахаль в разговоре с “Ъ” признался: его соратники опасаются мести со стороны ультраправых вооруженных формирований (парамилитарес) и того, что правительство не будет выполнять свои обещания.


Диссидентское движение


«В джунглях Гуавьяре, одного из самых отдаленных и малоразвитых регионов Колумбии, нет никаких сигналов того, что мирное соглашение вступило в силу»,— утверждается в опубликованном накануне сообщении агентства AFP. Его журналисты поговорили с одним из тех, кто не согласился сдать оружие и вернуться к мирной жизни. 32-летний лидер вооруженной ячейки FARC Альдемар назвал своих бывших товарищей предателями и пообещал вместе с нынешними соратниками «вновь стать армией». Он перечислил шесть департаментов из 32, где якобы присутствуют подчиняющиеся ему бойцы. В планах Альдемара и его соратников — возобновление практики похищения людей ради выкупа и выборы руководства «новой FARC».

Напомним, 26 сентября 2016 года в Гаване завершились переговоры между FARC и правительством Колумбии. Договоренности, призванные положить конец самому затяжному конфликту в истории Латинской Америки (продолжался с 1964 года), вынесли на общенациональный референдум, который состоялся 2 октября прошлого года. На нем с перевесом менее чем в полпроцента победили противники соглашения. Документ пришлось переработать, и в этот раз было принято решение одобрить его в парламенте. С 1 марта 2017 года повстанцы начали сдавать оружие сотрудникам миссии ООН, а 1 сентября FARC официально стала легальной политической партией.

Между тем, по данным властей Колумбии, не согласились вернуться к мирной жизни около 400 повстанцев. Их поиск активно ведется. Например, в конце сентября в том же департаменте Гуавьяре был ликвидирован Эуклидес Мора — изгнанный в декабре из FARC боевик, решивший продолжить вооруженную борьбу.

Экс-президент Колумбии Эрнесто Сампер (1994–1998) — участник состоявшегося на прошлой неделе в Санкт-Петербурге форума «Россия и Ибероамерика в глобализирующемся мире: история и современность» — в разговоре с “Ъ” подтвердил: не все члены FARC сдали оружие. «Существуют маленькие группы так называемых диссидентов (людей, не согласившихся сложить оружие.— “Ъ”). Но я бы сказал, что из 15 тыс. членов движения таковых может быть около 500. При этом все лидеры FARC и командиры вооруженных отрядов движения согласились вернуться на гражданку»,— заявил он.

Другой участник форума, в прошлом боец FARC, а ныне активист одноименной партии Лукас Карвахаль, в разговоре с “Ъ” ушел от прямого ответа на вопрос, насколько серьезную опасность для мирного процесса представляют «диссиденты», отметив лишь: «Систематическая и полномасштабная сдача оружия уже завершилась». Собеседник “Ъ” рассказал, что стал активистом подпольной Компартии Колумбии и FARC, так как в свое время власти ему «не оставили иного выбора». «В стране были масштабные репрессии, активистов преследовали, убивали, они просто исчезали. Если бы не вступление в FARC, у меня был бы такой выбор: оказаться в тюрьме или в списках пропавших без вести»,— заверил активист.

В ходе разговора Лукас Карвахаль всячески пытался донести мысль о том, что FARC отныне «безоружное политическое движение» и главная задача сейчас — «встраивание всех воевавших мужчин и женщин в новые реалии». Это же, по его словам, в перспективе относится и к бойцам другой — ныне самой крупной — повстанческой группировки Колумбии «Армия национального освобождения» (АНО). Она сейчас следует по стопам FARC. 1 октября вступил в силу — впервые за 53 года существования АНО — режим двустороннего прекращения огня. И если серьезных нарушений договоренностей не будет, заключение соглашения о мире с правительством Колумбии станет вполне реальным.

Небезоблачный мир


Так или иначе, колумбийские собеседники “Ъ” сходятся в том, что мир в стране весьма хрупкий. Лукас Карвахаль, принимавший непосредственное участие в мирных переговорах на Кубе, вспоминает: «Первые секретные контакты FARC с властями Колумбии по поводу заключения мирного договора состоялись благодаря посредничеству Уго Чавеса (президента Венесуэлы в 1999–2013 годах.— “Ъ”). Затем, в Гаване, мы обсуждали фундаментальные темы — аграрную реформу, помощь жертвам, восстановление справедливости... А сейчас продолжаются дискуссии о том, как именно трансформировать огромное соглашение — в нем 310 страниц — в реальность».

По словам господина Карвахаля, главных угроз миру в Колумбии две. «Во-первых, это систематическое неисполнение правительством взятых на себя обязательств в отношении FARC. Во-вторых, латентная угроза со стороны парамилитаризма. Это серьезная проблема, которая нас беспокоит, ведь на кону — человеческие жизни»,— отметил он. Говоря о парамилитаризме, собеседник “Ъ” имел в виду правые военизированные группы, которые с 1960-х годов при поддержке спецслужб страны вели охоту на FARC и других левых активистов.

Есть и угрозы чисто политического характера. Не все колумбийские политики поддерживают мир с FARC. Этот лагерь возглавляет экс-президент страны Альваро Урибе. «Мы не хотим, чтобы Урибе и члены его партии “Демократический центр” стали коммунистами. Мы лишь хотим, чтобы был восстановлен мир и при этом наши идеи уважались другими»,— отмечает Лукас Карвахаль. А Эрнесто Сампер успокаивает, напоминая: «70–80% всех членов парламента Колумбии поддержали закон, позволивший FARC инкорпорироваться в мирную жизнь».

Ключевым испытанием для Колумбии станет следующий выборный цикл. 11 марта 2018 года пройдут парламентские выборы, участие в которых впервые примет FARC. При этом экс-партизанам, согласно договоренностям, будут предоставлены особые условия: при любом раскладе они получат пять мест в Сенате и пять — в Палате представителей (верхняя палата Конгресса насчитывает 102 члена, нижняя — 166).

По сути, предвыборная кампания уже началась. На днях консервативно-либеральная партия «Радикальные перемены» распространила в соцсетях ролик о том, что победа FARC приведет Колумбию «к коммунизму и трагедии по типу венесуэльской — авторитаризму, голоду и бедности». Ставшие политиками партизаны переделали это видео, дав своим обидчикам название «Радикальная коррупция», а также нарисовали и распространили в интернете карикатуры.

Многое будет зависеть и от того, кто выиграет на президентских выборах, запланированных на 27 мая следующего года. «Нам нужен президент—приверженец идеи мира»,— отметил Эрнесто Сампер. А Лукас Карвахаль рассказал “Ъ”, что партия, активно готовящаяся к парламентским выборам, обойдется без своего кандидата на выборах президентских: «Мы поддержим того, кто обеспечит выполнение договоренностей и будет привержен соблюдению прав человека».

Выступая на конференции в Санкт-Петербурге, один из спикеров назвал нынешнюю ситуацию в Колумбии «войной без военных действий». Собеседники “Ъ”, однако, с такой формулировкой не соглашаются. «Символы войны — гибель людей в боях, похищения, использование противопехотных мин, все это ушло в прошлое. А FARC начала новую жизнь в рамках демократических норм»,— отмечает Эрнесто Сампер. А Лукас Карвахаль добавляет: «Войны заканчивать непросто — особенно в столь поляризованных странах. Колумбийцы должны выработать привычку к тому, что по соседству с ними могут жить полицейский, солдат национальной армии и бывший партизан FARC».

Павел Тарасенко


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение