Коротко

Новости

Подробно

«Музыкальные театры, в отличие от музеев, сильно сопротивляются современному искусству»

Блицинтервью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Саша Вальц ответила на вопросы Елены Пушкарской.


— Как появился замысел «Kreatur»?

— Последние 11 лет я работала над оперными спектаклями с уже готовыми сюжетами, партитурами и образами, которые мне надо было лишь адаптировать к современному восприятию. Возможно, именно поэтому в какой-то момент я почувствовала внутреннюю необходимость ответить себе на вопросы о том, где мы сейчас находимся, где нахожусь я, где мой творческий путь, где мои соратники. Так я поняла, что мне нужно сделать спектакль, в котором я могла бы выразить собственное видение сегодняшнего состояния мира.

— Как создавалась музыка к спектаклю?

— Soundwalk Collective — группа, которая занимается электронной музыкой, и я очень рада вернуться к этому музыкальному языку. Наше сотрудничество было очень необычным: мы все делали вместе, звуки рождались одновременно с танцем. Метод группы состоит в том, что музыканты начинают с регистрации различных звуков, наполняющих, к примеру, город и его помещения, а потом эти звуки синтезируются, обрабатываются и дополняются.

— После премьеры много говорили о вашем сотрудничестве с миром моды. Почему вам потребовалась именно Ирис ван Херпен?

— Я очень хотела работать с Ирис — сотрудничество с ней стало опорной точкой для осуществления моей мечты. Ирис, конечно, модный дизайнер, но одновременно и скульптор. Так вот, мы с ней вместе вылепляли тела. Созданные Ирис «костюмы» придали форму тем созданиям, тем «креатурам», что определили название балета.

— Так кто же они, созданные вами существа?

— Они и человеческие существа, и тени, представляющие темную сторону человечества. Я хотела рассказать, как мы переживаем страхи, которые определяют наше существование. Страх терроризма, например. Но наш спектакль только ставит вопросы, ответов на них вы не получите.

— Зачем вы отправились в тюрьму?

— Посещение тюрьмы «Штази» оказалось очень сильным стимулом, тем более что нашим проводником был ее бывший узник. Мы старались почувствовать энергию места, где подверглись страданиям множество людей. И мне бы очень хотелось передать публике то ощущение катарсиса, которое возникло у нас в этих стенах.

— Как вы работали с танцовщиками?

— Мой метод подразумевает сотрудничество. Я учитываю то, что хотят выразить танцовщики, поощряю их импровизации. Поэтому наш спектакль можно назвать коллективным проектом.

— В следующем сезоне вы возглавите Берлинский государственный балет. Что ожидает труппу театра, у которой ваше назначение вызывало немало опасений?

— Я постараюсь ликвидировать огромный разрыв между классическим и современным танцем. Как вам известно, после моего назначения у меня были очень тяжелые встречи с артистами. Я постаралась их убедить, что не собираюсь разрушать классический репертуар. В то же время компания должна будет пережить перестройку: я не скрываю, что намереваюсь дать больше места современному балету. Музыкальные театры, в отличие от музеев, сильно сопротивляются современному искусству. Так что работа будет непростой, но мы постарается найти баланс между традицией и новаторством.

— Вам не жалко своей свободы, не жалко оставлять такой прекрасный коллектив, как Sasha Waltz & Guests?

— Я не собираюсь порывать с моей компанией, Sasha Waltz & Guests будет продолжать работу. Конечно, я осознаю, что попала в отглаженную и имеющую традиции структуру Staatsoper, и это большие перемены для меня. В то же время у меня появится возможность сотрудничать с великими музыкантами и хореографами мира. И это очень интересно. Первым моим проектом в Берлинской опере, например, станет новая постановка «Баядерки» Алексея Ратманского.

Комментарии
Профиль пользователя