Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Течет река долга

Как Владимир Путин в Ульяновске разворачивал финансовые потоки регионов

22 сентября президент России Владимир Путин в Ульяновске после заседания президиума Госсовета, посвященного проблеме пассажирских перевозок, неожиданно озвучил решение, которое на ближайшие годы может стать, без преувеличения, судьбоносным для большинства регионов России. Речь идет о глобальной реструктуризации кредитной задолженности регионов перед федеральным центром. Специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ из Ульяновска — о том, как это делалось.


Заседание президиума Госсовета в Ульяновске было посвящено проблемам транспорта. А выставка во дворе «Улнанотеха», где проходило заседание, было посвящено президиуму Госсовета. Во дворе стояло большое количество общественного транспорта. Здесь были даже вагоны метро, на вид бесконечно перспективные. Впрочем, выяснилось, что я слишком долго в этом метро не был: бывалые в нем путешественники фиксировали, что эти вагоны давно уже курсируют в московском метрополитене. На что же тут был расчет? На то, что Владимир Путин тоже давно не спускался в этот метрополитен (ну, хорошо, никогда)? Да, скорее всего на это…

Тем более было интересно спуститься теперь, учитывая, что для этого надо было на самом деле подняться всего на пять ступенек. Перед этим я прочел у входа в вагон в табличке: «Широкие межвагонные переходы, сенсорные мониторы, интерактивные схемы метрополитена, USB-розетки, увеличенные дверные проемы…». Увы, все это великолепие разбивалось о сиденья в вагонах: они оказались такими узкими, что было совершенно ясно: сидящие рядом люди до следующей станции станут либо очень близкими друзьями, либо смертельными врагами…

В широком ассортименте были представлены на этой выставке разнообразные микроавтобусы производства ГАЗа, КамАЗа и Volgabus (полунизкопольный автобус). Всю эту продукцию я видел уже не один раз на всяческих выставках, которые время от времени посещает Владимир Путин в регионах перед началом разнообразных совещаний. Кажется, единственный их маршрут — от выставки в одном городе до выставки в другом. И это умение столько лет оставаться перспективными моделями не снилось никакой девушке ни на одном подиуме мира…

Тут был представлен между тем и электромобиль ООО «Зетта» из Тольятти. Его разработчик Денис Щуровский пояснил мне, что автомобиль сделан из композитных материалов. А мне даже казалось, что он выращен на 3D-принтере. Но Денис Щуровский пояснил, что от 3D-принтера в какой-то момент было решено отказаться, хотя, конечно, и этот вариант рассматривался, причем самым пристальным образом.

— А кого вы считаете своим конкурентом? Tesla, наверное? — на всякий случай спросил я.

Ну не считает же он в самом деле это внешне похожее на автомобиль сооружение конкурентом Tesla. Я просто хотел услышать это от него самого.

— Как сказать…— пожал плечами Денис Щуровский.— У нас ведь бестрансмиссионная платформа… То есть нет вообще трансмиссии… У Tesla же двигатель встроен в редуктор…

— То есть Tesla не считается вашим конкурентом? — уточнил я.

Денис Щуровский в мгновение ока все перевернул с ног на голову. А может быть, наоборот, поставил на ноги.

Но нет, все-таки Денис Щуровский, оказалось, не потерял связь со здравым смыслом:

— Впрочем, по энергоэффективности мы, конечно, лучше, а вот по ускорению — нет…— вздохнул он.

— За сколько секунд ваша до 100 км/ч разгоняется?

— До 12 секунд…— признался он.— А вот та платформа — за пять-шесть!

Я увидел рядом и правда не автомобиль еще, а платформу на колесах.

Но все-таки, справедливости ради, раньше мы этой машины на таких выставках не видели.

Владимир Путин начал осмотр выставки с тех самых вагонов метро. Он тоже зашел в один из них. Сергей Собянин рассказывал президенту, что заказали уже 160 таких вагонов, а закажут не меньше 500–600… Президент с большим интересом осматривался по сторонам. Ему тут было так интересно. Он буквально впился глазами в схему метрополитена, которая, похоже, вдруг поразила его воображение, как поразила бы воображение любого человека, впервые взглянувшего на нее.

Сергей Собянин пояснял, что вот так помечены станции метро, а вот так — станции МЦК… И они связаны ведь все друг с другом!..

— В мире нет таких поездов! — воскликнул генеральный директор «Метровагонмаша» Борис Богатырев.

— Расширенный проход! — восклицал он.— Кондиционирование с обеззараживанием (это особенно важно: всякие, конечно, люди попадают в такие вагоны с улицы.— А. К.)… Система безопасности не порошковая, а газовая (а вот это тревожно!..— А. К.)!

— Послушайте,— спросил я потом у Бориса Богатырева,— а почему же такие узкие сиденья получились? Люди же будут тереться друг о друга… Не всем это будет приятно!.. Хотя кому-то, согласен, хорошо…

— Мы считали это…— нахмурился Борис Богатырев.— Нормально сидят!

— Да даже унитазы в стандарт делаются! И он примерно такой же! — с некоторой даже досадой и обидой сказал мне стоявший рядом, видимо, коллега господина Богатырева.

— Но ведь унитазы, как правило, не стоят в ряд впритирку друг к другу по пять штук…— пробовал возразить я.

Они пожимали плечами: это еще как сказать…

Президент между тем заходил буквально в каждый автобус или микроавтобус, попадавшийся ему на пути: новые впечатления продолжали переполнять и будоражить его. На несколько минут Владимир Путин остановился в электробусе производства КамАЗа.

— Первые пойдут по Садовому кольцу,— пообещал Сергей Собянин.— Бесшумные! Экологичные!..

Видимо, вместо той самой культовой «бэшки»…

Это, честно говоря, был первый продукт, который производил тут и правда превосходное впечатление.

На полминуты президент остановился и возле конкурента Tesla.

Платформа на колесах, впрочем, не показалась, по-моему, ему.

Потом на пути оказалась остановка общественного транспорта в натуральную величину. Логично, что Владимир Путин остановился.

Остановку представил вице-мэр Москвы Максим Ликсутов. Я видел эту остановку еще до приезда президента, и она запомнилась мне тем, что конечной остановкой всех автобусных маршрутов, для которых она была предназначена, оказалась «Лубянка». Ну просто все маршруты заканчивались «Лубянкой», которая светящейся бегущей строкой постоянно напоминала о своем настоящем, будущем, а главное — о прошлом. И я видел, как губернаторы, члены президиума Госсовета машинально обходили стороной эту конечную остановку…

И ведь Владимир Путин сразу обратил внимание на это же:

— Не случайно ведь именно «Лубянка», да? — спросил он Максима Ликсутова.

— Парк «Зарядье» рядом…— спохватился господин Ликсутов.— Вы же там были только что…

Потом он говорил мне, что именно поэтому и выбрали такую станцию: «Лубянка»… В общем, чтобы она Владимиру Путину во всех отношениях чужой не показалась:

— Большой пересадочный узел получился! — говорил Максим Ликсутов.— Столько маршрутов сходятся… Кто же знал… Что «Лубянка» получится…

Это между тем была последняя остановка Владимира Путина перед началом Госсовета, посвященного проблемам грузовых перевозок. Президент в начале заседания рассказал, что в прошлом году общественный транспорт перевез 18,7 млрд человек:

— Это значит, что каждый житель России примерно 130 раз воспользовался этими услугами (это не считая 20–30% «зайцев», о которых потом с такой болью говорил мэр Москвы Сергей Собянин. Но ведь не про ежей...— А. К.)… Между тем в некоторые населенные пункты не добраться вообще!.. Нам не удается избавиться от убыточности общественного транспорта… Надо убрать все узкие места, как мы сделали с достройкой мостов советского времени… 22 моста достроили. Здесь, в Ульяновске, самый длинный мост в России… 5 километров 825 метров, если не ошибаюсь, а общая длина перехода — 12 км!

Господин Путин говорил о важности организации пересадок («Важно, чтобы они были удобны и, как говорят специалисты, бесшумны…»).

Президент выступал, а я думал, что же это за второй пункт повестки дня будет озвучен в конце совещания — мне об этом за час до его начала рассказали знающие люди. И почему он затмит все, что было сказано до этого?

После президента и руководителя рабочей группы Госсовета, губернатора Ульяновской области Сергея Морозова выступили всего несколько человек. Предлагали приравнять тарифы на электроэнергию для общественного транспорта к тарифам для населения (сейчас они, по мнению губернаторов, завышенные).

Сергей Собянин предложил не допускать к управлению такси лиц, судимых за тяжкие преступления: количество такси в Москве за последние пару лет увеличилось в восемь раз, и вменяемых водителей для всех машин не хватает (а если применить предлагаемую норму, то их будет не хватать раз, наверное, в восемь больше.— А. К.).

Пока шло совещание, посвященное пассажирским перевозкам, губернаторы Воронежской и Московской областей Алексей Гордеев и Андрей Воробьев, посвященные во второй пункт повестки, ждали именно его

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Губернатор Воронежской области Алексей Гордеев вдруг заговорил о проблеме закредитованности регионов, это было, на первый взгляд, совсем некстати, я даже подумал, не будет ли это поводом для Владимира Путина озвучить тот самый решающий пункт повестки заседания с какой-то радикальной новостью. А то с чего бы господин Гордеев так яростно заговорил про эту проблему?

Между тем некоторое возбуждение вызвало обсуждение темы нелегальных перевозок. По этому поводу выступили сразу три губернатора.

— Так надо систему мер разработать,— восклицал Владимир Путин. А министр внутренних дел Владимир Колокольцев добавлял, что два автобуса ведь упали, в одном 18 человек погибли, в другом вообще 20… И оба водителя занимались вот этими вот нелегальными перевозками…

— Масштаб бедствия от нелегальных перевозок не переоценить! — продолжал Михаил Хромов, генеральный директор Центральной пригородной пассажирской компании.— Это судьбоносно!

Да, они все сговорились, что ли? Да, скорее всего.

— Так и в поручениях, как вы говорите,— повторял господин Путин.— Разработать систему борьбы с нелегальными перевозками…

А Алексей Орлов, глава Калмыкии, и эту систему мер предложил: установить выдачу лицензий на пассажирские перевозки — ее, оказывается, не было до сих пор.

— Спасибо, коллеги! — заключил господин Путин.— Включиться во все активно! А теперь о том, что сказал губернатор Воронежской области!

Да, все подтвердилось. И новость оказалась стопроцентной.

— По поводу проблемы закредитованности бюджетов регионов есть определенная договоренность,— сообщил президент.— 31% доходов регионов идут на погашение кредитов. Правда, за последнее время объем задолженности сократился… Был 2 триллиона 318 миллиардов рублей.

Впрочем, выяснилось, что снизился всего на 3%, с 36% до 33%. Хотя бы не вырос.

Озвучивая эти цифры, Владимир Путин, возможно, хотел дать понять, что именно неравнодушное отношение регионов к этой проблеме дало федеральному центру и лично ему моральное право поощрить эти регионы.

— Нужно расчистить региональные финансы,— сообщил президент.— И нужно, чтобы это были бюджеты развития… Пока в 50 регионах на погашение кредитной задолженности уходит 50% их собственных доходов, а в 13 регионах — еще больше, и это уже критично. На коммерческие банки приходится при этом свыше половины кредитов…

И Владимир Путин произнес наконец главное:

— Договорились с правительством,— он, конечно, хотел сообщить об этом сам: все новости сейчас идут лично от него,— что с 1 января 2018 года мы запускаем программу реструктуризации накопленных бюджетных кредитов.

Эта программа рассчитана на семь лет. Регионы могут выплачивать теперь всего по 5% задолженности в год.

— Калужская область в 2018–2019 годах сможет высвободить таким образом 15 млрд руб., Краснодарский край — 10 млрд…— продолжал президент.— Фактически это дополнительная помощь регионам из федерального бюджета.

Он предупредил, что эта помощь должна идти на оздоровление региональных финансов, а не как обычно («Как сеятели налево и направо разбрасывать финансы!..»).

Выяснилось, что регионы, которые покажут свою эффективность, то есть обеспечат рост региональной налоговой базы не ниже инфляции, смогут пользоваться льготой не семь лет, а 12.

— В ближайшие пару-тройку лет эта программа будет принята,— закончил Владимир Путин информировать оживившихся губернаторов и добавил, что мера эта — добровольная для них.

Они улыбались: да разве в здравом уме кто откажется!

А я подумал, что если исходить именно из этого соображения, то ведь обязательно найдется кто-то из 85 человек, решивший, что как-нибудь обойдется.

— Вот что значит хорошо подготовленный экспромт! — выходя с заседания и увидев в моих глазах немой вопрос, самодостаточно пожал плечами вице-премьер Дмитрий Козак.

Андрей Колесников, Ульяновск


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение