Коротко


Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

Торгующим — храмы

Петербургский депутат предложил приватизировать церковную недвижимость

В парламент Санкт-Петербурга внесен проект законодательной инициативы, которым предлагается отдавать в собственность религиозным организациям историческую недвижимость не безвозмездно, а по правилам приватизации объектов культурного наследия. По мнению автора проекта депутата Максима Резника, это «обеспечит доверие между налогоплательщиками и церковными институтами» и приведет к сокращению расходов бюджета. В Московской патриархии считают, что механизм купли-продажи в отношении религиозных объектов неуместен и противоречит международным обязательствам России. Проблема обострилась из-за споров о юридическом статусе Исаакиевского собора.


Глава комиссии по культуре заксобрания Петербурга Максим Резник предложил изменить федеральные законы «О приватизации», «О свободе совести и религиозных объединениях», «Об объектах культурного наследия народов РФ» и «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Они позволяют организациям, получившим в безвозмездное пользование памятники религиозного назначения, оформлять их в собственность, за исключением тех, что признаны указом президента особо ценными, а также объектов ЮНЕСКО, к которым относится Исаакиевский собор (планы передачи которого в пользование церкви и обострили проблему). Для остальных федеральных памятников процесс ограничен лишь нормой, что они передаются в собственность только централизованным организациям. При этом власти продолжают выделять субсидии новым собственникам.

Депутат предлагает применять единые правила приватизации памятников, действующие для светского наследия. Так, объекты в плохом состоянии приватизировать за символический один рубль, но с обязательством собственника по их реставрации (и возможностью изъятия при невыполнении условий).

Восстановленные за счет бюджета объекты предлагается реализовывать по рыночной стоимости, предоставив их пользователям преимущественное право выкупа. Важный момент: бюджетное финансирование после приватизации прекращается.

Принятие проекта «позволит придать процессу публичный и открытый характер: включение объекта в план приватизации с возможностью его утверждения органами представительной власти, указанием состояния, рыночной оценки, условий и сроков приватизации, расчетами ожидаемых бюджетных доходов или расходов», говорится в пояснительной записке. Это «обеспечит доверие между налогоплательщиками и церковными институтами», поясняет господин Резник, отмечая, что основной получатель имущества, Русская православная церковь (РПЦ), за последние годы стала «мощным субъектом финансово-хозяйственной деятельности, в том числе благодаря содействию государства».

Власти Петербурга с 2010 года передали в собственность религиозным организациям 28 памятников, продолжая выделять субсидии их владельцам (в 2016 году, например, 24 млн руб. получил Иоанновский ставропигиальный монастырь). Только половину этого списка составляют храмы (в том числе фундамент разрушенной Рождественской церкви), остальное — жилые дома и другие постройки, причем не только на монастырских и церковных территориях. Большинство объектов, в том числе бывший особняк Криличевской с участком парка на Каменном острове (ныне резиденция митрополита), получила РПЦ.

Община Большой хоральной синагоги стала собственником бывшего Еврейского ремесленного училища, два памятника перешли к евангелическо-лютеранским приходам: эстонский стал владельцем объекта «Эстонская церковь, жилые дома и школа», а финский — помещений в Доме Даниельсона, где остальные площади правительство РФ в июне разрешило выкупить правительству Финляндии за 508 млн руб.

Проект поправок получил положительное заключение юридического управления заксобрания, которое указывает на отсутствие в нем противоречий действующему законодательству и коррупциогенных факторов.

«Механизм купли-продажи в отношении религиозных объектов неуместен и противоречит международным обязательствам России»,— считает, в свою очередь, глава юрслужбы Московской патриархии игуменья Ксения (Чернега).



Она напомнила “Ъ”, что в заявке РФ о вступлении в Совет Европы (СЕ) от 7 мая 1992 года и в заключении по ней Парламентской ассамблеи СЕ 1996 года есть пункт об обязательстве «в кратчайшие сроки возвратить собственность религиозных организаций». «Мы не идем по пути реституции, но, по существу, речь идет именно о возвращении, а не о возмездной процедуре, и даже если храм до революции принадлежал не церкви, а, например, частным лицам, он все равно остается храмом, то есть сакральным объектом»,— сказала игуменья Ксения. Церковь считает справедливым финансовое участие государства в сохранении религиозных памятников, в том числе тех, собственником которых оно уже не является: 90% всех объектов культурного наследия в России строилось в религиозных целях, государство виновно в их разрушении и заинтересовано в доступе к наследию своих граждан. «В отличие от инвесторов, приобретающих усадьбы и особняки, мы берем памятники не для коммерческого использования, а оформление в собственность необходимо для получения прав на земельные участки во избежание манипуляций с ними со стороны соседей и властей. Кроме того, без права собственности невозможно передать помещения под социальные проекты церкви другим юрлицам, например для размещения богадельни или православной школы. Трудности создает и то, что мы получаем объекты в безвозмездное использование не всегда бессрочно»,— отметила глава юрслужбы Московской патриархии. Если же речь идет не о приватизационных торгах, то предлагаемый механизм потребует проведения нескольких миллионов конкурсов с одним участником, возражает она.

Процесс оформления в собственность идет не интенсивно, особенно в глубинке, из-за отсутствия специалистов и опасения проблем с налогообложением, хотя законом оно не предусмотрено, признала игуменья Ксения. Это подтверждает и глава департамента госохраны культурного наследия Минкульта Владимир Цветнов. «Радикально менять принятый в 2010 году закон о передаче религиозных объектов рановато, он должен поработать еще пять—семь лет»,— сказал он “Ъ”, отметив, что внесенный в петербургский парламент проект «надо обсудить и, возможно, внести уточнения в действующий порядок».

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


История спора вокруг передачи Исаакиевского собора РПЦ

Досье

В апреле 2016 года с просьбой о передаче Русской православной церкви (РПЦ) Исаакиевского собора обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий (Судаков). В конце декабря того же года СМИ сообщили, что правительство Санкт-Петербурга согласилось с этой идеей.

10 января 2017 года пресс-служба губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко сообщила, что вопрос о передаче Исаакиевского собора в пользование РПЦ решен, но здание полностью сохранит музейно-просветительскую функцию. Тема передачи собора вызвала широкий общественный резонанс в Санкт-Петербурге. В январе-феврале в городе прошло несколько митингов как против передачи собора РПЦ, так и в поддержку этого решения.

В начале апреля оппозиционные депутаты заксобрания Санкт-Петербурга поставили вопрос о референдуме по вопросу передачи собора, но 28 июня после многочисленных проволочек депутаты окончательно отклонили эту инициативу. Депутаты через суд требовали признать незаконным бездействие заксобрания при рассмотрении ходатайства о референдуме по «исаакиевскому вопросу», но безуспешно.

15 июня в ходе прямой линии президент РФ Владимир Путин заявил, что вопрос передачи Исаакиевского собора нужно деполитизировать, собор должен сохранить музейную функцию. В этот же день был назначен новый директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Юрий Мудров.

В августе Митрополит Варсонофий подтвердил позицию церкви по Исаакию, но сроков передачи собора не назвал.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение